Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№38 (354) 30 сентября 2002 г. Общество

ИНОСТРАНЦЫ В ВАТНИКАХ

30.09.2002
Елена АНКУДО

№ 38 [354] от 30.09.02 - Негр в ватнике, на котором стоит номер исправительной колонии, - зрелище посильнее чем, скажем, бесплатный концерт в честь годовщины белорусского телевидения. Добродушная улыбка толстых губ, неизменная жвачка, блестящие белки глаз - все это могло быть в джаз-клубе на какой-нибудь 35-й авеню Лос-Анджелеса, если бы судьба распорядилась иначе. О существовании «Белорусской газеты» Бенджамин узнал в Минске, в колонии усиленного режима на ул. Кальварийской.

Еще совсем недавно УЖ 15/1 была единственной колонией Беларуси, где отбывали свой срок подданные стран дальнего зарубежья мужского пола. Женщин везли в Гомель. С недавних пор закон изменился. Иностранцы могут быть распределены в любое исправительное учреждение Беларуси. Но до сих пор в УЖ 15/1 находится большинство граждан иных государств, совершивших преступление на территории нашей республики.

РАВЕНСТВО ЗА РЕШЕТКОЙ

Кто сказал, что у белорусов с иностранцами разная жизнь? Мы равны, по крайней мере, перед законом. По крайней мере, в исправительной колонии. Иностранные граждане и лица без гражданства, не обладающие правами экстерриториальности, при совершении преступления несут ответственность в том же порядке, что и наши соотечественники. Их привлекают к ответственности по тем же статьям, а в колонии выдают столько же одеял - ни больше ни меньше. И срок для них течет так же медленно, как и для аборигенов. Разве что сны другие - такие же экзотические, как и родные страны.

Их около полутора тысяч - иностранных граждан ближнего и дальнего зарубежья, попавших за белорусскую колючую проволоку. Большинство россиян - почти 800 человек. Украинцев - около 300, грузин - 86, азербайджанцев - 78. Прочие национальности представлены гораздо меньшим количеством преступников. Граждан Ирана, Нидерландов, Туниса - по одному человеку. Соотечественников в колонии они встречают нечасто. Самыми беспокойными в Беларуси считаются граждане Камеруна. Еще летом здесь жило восемь представителей этой далекой африканской страны.

ЧЕРНЫЙ ДЕТЕКТИВ

Камерунец Бенджамин, он же - Таканг Бессем Бенджамин, он же - просто Бен для хороших знакомых - своеобразный рекордсмен среди своих соотечественников. Он приговорен к 20 годам лишения свободы за убийство человека, тоже гражданина Камеруна, которое совершил в компании своих соотечественников. Для большинства камерунцев суд не нашел смягчающих обстоятельств, заметив, что почти все герои этой истории проживали на территории Беларуси нелегально.

«Я приезжать в Москва по приглашению МГУ. Но в Беларуси диплом дешевле. Начал учиться в Машиностроительном институте Могилева. Один из наша друг украл наша деньги. Это было очень больно, и мы делать больно ему».

Вот, собственно, и вся история камерунца Бенджамина, изложенная им самим. Правда, приговор Могилевского областного суда рассказывает ее по-иному: Бенджамин «на почве неприязненных отношений, возникших в связи с подозрением Акабатеха Джулиуса Нкеманжи в хищении более $1 тыс., применяя пытки и истязания, в течение не менее трех часов наносил удары кухонным пестиком по голове, ребром ладони по грудной клетке, сильно сжимал половые органы, связывал руки и ноги». Его земляки проявили не меньшую изобретательность: раздев Джулиуса, они пытали его электрическим током и били деревянной вешалкой для одежды. Жертва скончалась от травматического шока, так и не выдав страшной тайны, где находятся спрятанные деньги.

Убийство - довольно редкая статья, по которой белорусские суды рассматривают уголовные дела граждан дальнего зарубежья. Как правило, преступления связаны с наркотиками, хищениями, незаконными пересечением границы. Есть у представителей разных стран и некоторая специализация. Афганцы и вьетнамцы сидят за разбой и нанесение тяжких телесных повреждений, граждане Германии и Нидерландов - за контрабанду. Поляки совершают в Беларуси хищения, а пакистанцев ловят на продаже наркотиков. Как правило, иностранцы занимаются коммерцией, однако встречаются и исключения - такие, как Бен. Есть среди 24 заключенных и насильник - гражданин Китая.

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

Перед тем как начать допрос обвиняемого, судья интересуется, на каком языке он желает давать показания. Мало кто из иностранцев отказывается от этой бесплатной услуги. Однако едва за спиной с грохотом захлопывается железная дверь, гражданин иного государства оказывается предоставленным самому себе. Переводчиков здесь не предусмотрено. Как и, увы, контролеров, знающих иностранный язык. Редко кто-то из администрации вспомнит школьный курс английского и захочет подтянуть уровень, разговаривая с заключенным. Обычно бывает наоборот: иностранец учит язык, прислушиваясь к тому, что говорят зеки и администрация.

«Москва было сложно и Могилев сложно, а здесь я выучить русский за один год совершенно бесплатно». Бенджамин провел в колонии четыре года, и языкового барьера у него уже нет. Он бегло говорит по-русски, путая разве что падежи. Но грамматика в зоне не предусмотрена - только разговорный курс.

Еще одна проблема - отношения с заключенными. «Черный народ здесь мало, и белорусы мало привыкать к нему. Много людей использует матное слово, обзывает. Большинство ваших (тут Бенджамин вместо слов стучит по голове). Но проблем нет. Консул мне говорит всегда к администрация обращаться, и она делает все возможное, чтобы защищать меня».

По словам зам. начальника колонии по воспитательной работе Александра Талуевского, конфликтов на национальной почве между заключенными здесь не бывает. Это неудивительно - на протяжении многих лет колонию на Кальварийской называют «красной», что означает жесткий контроль администрации над заключенными. Наверное, поэтому именно сюда и направляли иностранцев.

ДВЕ ПОСЫЛКИ

Заключенный колонии усиленного режима имеет право на получение трех посылок в год, каждая - весом до 30 кг. Зная об этом, граждане дальнего зарубежья лишь украдкой вздыхают: за два последних года колония получила всего две посылки с заморским почтовым штемпелем для иностранцев. Не многие поддерживают связь со своими семьями даже обычными письмами. Самый известный заключенный колонии - профессор Бандажевский, бывший ректор Гомельского мединститута, получает в день больше посланий из-за рубежа, чем все 24 иностранца в месяц.

«Зачем расстраиваться, знать, что с твоя семья? Я все равно не могу улетать домой, мой срок - о-ла-ла - очень большой. Поэтому я им не пишу и сам четыре года не получать писем».

Вслед за Бенджамином эти слова могут повторить многие иностранцы. Людей, которые получают письма от родственников из-за рубежа, здесь перечислили по пальцам одной руки. Была названа даже точная дата поступления каждого такого письма - корреспонденции приходит так мало, что запомнить эти сведения нетрудно. Единственная радость для забытого всеми заключенного - «отоварка» в магазине. Каждый месяц в ларьке можно купить сигареты, чай и продукты на 5 МЗП, если, конечно, они есть на лицевом счету. Но деньгами родственники и земляки помогают. У Бенджамина, к примеру, 12.104 рубля. Иногда дают деньги посольства; каждый заключенный имеет право потребовать встречи с консулом своей страны и попросить у него помощи. Но по собственной воле дипломаты не часто балуют незаконопослушных сограждан посещениями. Лишь поляки регулярно навещают своих в колонии.

Таблица

«ТАКАЯ» ЖИЗНЬ

Утром Бенджамин ходит на поверку, днем - в церковь, вечером читает Чейза. И, пожалуй, все. «Я здесь не работаю, я так...»

«Так» в колонии живет большинство иностранцев. Они не нарушают режима и редко просят о чем-либо. Администрация колонии не смогла вспомнить ни одного зека-иностранца, который бы участвовал в самодеятельности. Вот сын Мулявина - тот на гитаре хорошо играл, а камерунцы или афганцы выделяются из общей массы разве что цветом своей кожи. Из «выдающихся» личностей назвали лишь двух вьетнамцев-парикмахеров и поляка, который работает в цензорской. Это все.

В колонии приходится забыть о национальных праздниках и любимой еде. Белорусам на Новый год носят тортики, а на Пасху - крашеные яйца. Колонию посещают православный батюшка и представитель веры евангельской. Иностранцам приходится обходиться без праздничной мессы и национальных блюд.

Неудивительно, что почти все зеки-иностранцы мечтают уехать из Беларуси, как только получат свободу. «Здесь печаль есть, плохая закон, мы привыкли к европейский, он лучше». Но как скоро Бенджамин окажется в Камеруне - неизвестно. Свой срок представители дальнего зарубежья обязаны полностью отбыть на территории нашей страны. Конвенция о передаче осужденных для дальнейшего отбывания заключения на их родине подписана только с Таджикистаном, Азербайджаном, Казахстаном, Арменией, Киргизией, Литвой и Польшей. Читая Чейза, Бенджамину остается лишь мечтать, что когда-нибудь такой договор будет заключен с Камеруном и он поменяет ватник на что-нибудь более легкое.
Добавить комментарий
Проверочный код