Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№38 (354) 30 сентября 2002 г. Экономика

ГОД РЫБЫ ПОД МАЙОНЕЗОМ: показатели белорусской экономики «вкусны» лишь на первый взгляд

30.09.2002
Леонид ЗАИКО

№ 38 [354] от 30.09.02 - Нынешний год с первых месяцев вызывал обоснованную тревогу и опасения. Сначала мы потеряли темпы и динамику, поскольку в первом квартале ВВП прирос всего на 3,2%, а норма прибыли в промышленности снизилась до 5,9%. В первые месяцы стал обваливаться экспорт (минус 8%). Уже к марту 47,7% предприятий стали убыточными. Правительство зашаталось, и мы были накануне возможной смены ключевых фигур в экономическом блоке.

Психологический шок постепенно проходил, но тревога не покидала ни правительственных чиновников, ни директорат, ни бизнес. Более того, когда официально заявили о превышении доходов бюджета над плановыми показателями, а зарплата и отпускные не выплачивались вовремя, подозрения только усиливались. Потом на первый план вышел урожай.

В сентябре общественное внимание к экономическим проблемам было «отключено» по причине белорусско-российской проблематики, летней инерции и отдыха, что совершенно естественно. Однако есть и стратегическая определенность, и неопределенность общей экономической ситуации.

ЗАГАДКИ И РАЗГАДКИ МАКРОЭКОНОМИКИ-2002

Начнем с простого осмысления общей траектории экономического движения, которая диагностирует количественные процессы в реальном секторе. Денежная политика и финансовые потоки - тема отдельная, по этой причине составим собственную «навигационную карту» прошлого и настоящего.

Таблица

Удивительная ситуация! В соответствии с данными официальной статистики, мы имеем к осени этого года рост всех представленных показателей, чего вообще не было с 1989г. Действительно, показатели выше нулевой отметки находятся в верхней части диаграммы. Обычно то промышленность дает положительные темпы прироста, но инвестиции падают, то сельское хозяйство подводит. Пора ли аплодировать самим себе? Иногда уместна и такая шутка, популярная среди аналитиков: больной перед смертью потел.

Формально такого рода ситуация в любой стране квалифицировалась бы как положительная, с небольшими замечаниями по поводу секторальных изменений. Но формальное и реальное не совпадают, что и является причиной многих тревог и пессимистических ожиданий.

В нашей стране полученный результат имеет место на фоне плохого финансового положения предприятий. В промышленности удельный вес убыточных субъектов составляет 36,7% - больше, чем в прошлом году. В начале года было еще больше, но затем число их стало несколько уменьшаться. При 70% запасов готовой продукции (по отношению к месячному выпуску) такой результат не может быть признан успешным. Когда треть промышленного сектора работает в убыток и при этом реализация товаров затруднена, то мы имеем дело с деформациями промышленной политики.

Из важнейших макроэкономических показателей наиболее высоким является агрегат доходов домашних хозяйств, а самым низким - экспорт. Это и есть образ экономики 2002г. Идет раскручивание доходов, потребительского спроса на внутреннем рынке, но внешние рынки уже неэффективны с точки зрения реализации на них национальной продукции. Результатом станет обострение ситуации на валютном рынке, т.к. притока денег извне можно ожидать всего на уровне 1-2%. С другой стороны, это означает, что общая эффективность нашей малой открытой экономики падает.

ПАРАДОКСЫ И ДИСБАЛАНСЫ: «СЕЙЧАС И ПОТОМ»

Итак, экономическая политика строится на стимулировании доходов работополучателей, увеличении спроса на внутреннем рынке. Промышленный сектор слабо реагирует на эти сигналы, внешний рынок более жестко тестирует нашу экономическую политику и показывает, что белорусские товары покупаются хуже, чем в предшествующие годы.

За дисбаланс придется расплачиваться инфляцией и неустойчивостью денежной единицы. Не случайно правительство на 2003г. хотело бы видеть обменный курс на уровне 2.050-2.350 рублей за $1. Это означает, что возможна девальвация рубля до 22%. Слишком высокий показатель для одного года.

Особую тревогу вызывает падение динамики промышленного выпуска, хотя еще пару лет назад правительство намеревалось обеспечивать годовой прирост этого сектора на 6-7%. Реально результат вдвое ниже. Можно обозначить и следующий экономический парадокс. Суть его в том, что при приросте зарплаты на 16,3%, собственные производители потребительских товаров «приросли» всего на 3,8%. Наши предприятия не могут или не умеют реагировать на изменения доходов и совокупного спроса.

Этот дисбаланс особо неприятен. Где и в какой стране правительство может инициировать 16-процентное повышение зарплаты? За такие подарки бизнес и торговля могут быть благодарны как никогда. Не надо проводить особенной маркетинговой работы, бороться за рубль потребителя, все вроде как идет само по себе. Однако такие периоды в экономической истории не могут быть продолжительными, это не правило, а исключение из него.

Усилия по стимулированию доходов и спроса в конечном итоге приводят к тому, что импорт становится предпочтительнее своих товаров. Физический объем импорта увеличился на 9,3%. Хорошо, что в течение года снижались цены на внешних рынках и мы заплатили за купленные ресурсы и товары примерно те же суммы, что и в прошлом году. В результате действия этих факторов получилось, что правительство по существу «подыгрывало» иностранным производителям.

Парадоксом становится ухудшение ситуации в реальном секторе, что в итоге может обернуться безработицей и кризисными процессами в собственной экономике, особенно в пищевой и легкой промышленности.

ЧТО ЖДЕТ ВПЕРЕДИ?

Ответ может быть циничным, но «чисто» экономическим: каждому свое. Осенью этого года мы получили неожиданную помощь от природы, что выразилось в увеличении объемов аграрного сектора. Успехи сельского хозяйства создали видимость вообще успехов в проведении экономической политики. Как отмечалось, в этом году уникальность заключается в наличии положительных темпов прироста и аграрного сектора, и промышленного, и инвестиций. Чудесное сочетание этих факторов, тем не менее, не снимает проблем качественного состояния экономики и особенно промышленного сектора.

Наши заводы «пыхтели», но работали и выдавали «на-гора» продукцию. Как это получалось, видно из таблицы.

Таблица

Что же получилось в итоге? Увеличение было достигнуто только к концу первого квартала, но уже во втором прироста не получилось по причине снижения выпуска в апреле. По существу промышленность стала задыхаться. Практически можно говорить о топтании на месте или небольшом подпрыгивании, которое только при большой фантазии можно представить динамическим ростом. Где, спрашивается, оптимистические прогнозы правительства с темпами 6-7% годовых?

О качественной стороне дела свидетельствуют запасы готовой продукции. Предприятия не могут получить деньги за свои товары, но и товары уже плохо покупаются. Важным моментом было то, что с апреля по июль запасы не уменьшались и лишь к началу августа составили 70,6%. Кстати, это выше товарных запасов начала года. Хроническое складирование готовой продукции свидетельствует о снижении реализационного потенциала, когда цены и качество товаров не соответствуют конкурентным условиям рынка.

На внутреннем рынке население пока еще активно совершает покупки как продовольственных, так и непродовольственных товаров. Лидируют в общем объеме продукты питания (65%). Однако есть и новые моменты, важные для оценки векторов изменений на внутреннем рынке. Суть их в следующем.

Во-первых, покупки непродовольственных товаров росли быстрее. Население уже не такое «голодное», как пару лет назад. Если продовольствия в этом году покупали на 9% больше, чем в прошлом, то непродовольственных товаров - на 25%. Это уже «сильный» тренд - покупка одежды, обуви, бытовой техники характеризует более высокий уровень доходов и жизни в целом.

Во-вторых, меняется структура потребления. Когда жители страны стали покупать телевизоров на 24%, а радиоприемников на 13% больше, а продажа услуг связи выросла на 43%, то, может, мы действительно уже движемся к информационному обществу? Тем более что сектор связи уже близко подбирается к коммунальному по объему сделок. Наши домашние хозяйства тратят на связь (146,6 млрд. рублей за полгода) уже больше денег, чем на все бытовые услуги. Да и что говорить, если мобильный телефон сегодня обходится в месяц дороже квартиры. Дорогие мобильники и дешевое жилье - это наши реалии.

В-третьих, население стало потреблять спиртных напитков и пива ровно настолько больше, насколько увеличились объемы промышленности. Такая «солидарность» редко встречается вообще. Может, рабочие и директора стали «обмывать» каждый факт успеха в промышленности и это создало удивительную синхронность? А вот что касается питания, то самые высокие темпы роста продаж были по таким позициям как рыба (+15%) и майонез (+24%). Такой получается «год рыбы под майонезом». Он сопровождается полуторакратным увеличением покупок виноградных и плодовых вин, а водки и шампанского стали покупать меньше. Закуска-то дорожает.

ПОРА СТАВИТЬ ТОЧКУ

Итак, что же ожидает нас в оставшиеся месяцы года? Конечно, надо принимать во внимание, что экономическая политика в Беларуси имеет свою собственную виртуальную природу, тем не менее подчеркнем следующее.

Во-первых, есть желание что-то сделать для повышения экспорта. Такие потуги встречались и раньше, но фантазия не шла дальше девальвации. Это наши традиционные грабли.

Во-вторых, белорусский директорат и политиков пугнули стандартами «Евро» на автомобили и возможным переходом на высокие транспортные тарифы и цены на газ. Будет ли российская сторона делать «нечто» - вопрос политический. Скорее всего, спешить россияне не будут до тех пор, пока не поймут, кто сейчас в «авторитете» в нашей стране. Если ухудшатся условия внешней торговли, то трудности будут нарастать.

В-третьих, руководитель страны на встрече с журналистами почувствовал, что 17 тыс. студенческой стипендии - это деньги, на которые он сам не смог бы прожить даже 2-3 дня. Как всегда, чувство вины (за что?) подтолкнуло к обещанию опять увеличить зарплату. Если это произойдет, мы опять вернемся к обсуждаемым в начале статьи вопросам. Следовательно, пора ставить точку. В статье, конечно, а не в этой маловразумительной макроэкономической политике. Хотя если есть такое желание, то его можно исполнить. Причем уже в этом году.
Добавить комментарий
Проверочный код