Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№36 (352) 16 сентября 2002 г. Визави

ПУТИН ПОСТАВИЛ НА РАСПУТЬЕ

16.09.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

Всю прошедшую неделю информационное поле сотрясалось от новых интеграционных инициатив, которые исходят уже не от президента, а от оппозиции. И пока Александр Ярошук обращался к Путину, а Леонид Синицын настаивал на создании рабочей группы по подготовке референдума, правые партии негодовали по поводу торговли суверенитетом. О том, что же все-таки лучше для Беларуси - интеграция или суверенитет, обозреватель “Белорусской газеты” интересовался у экс-претендента в кандидаты на пост президента Леонида СИНИЦЫНА и исполняющего обязанности председателя Консервативно-христианской партии - БНФ Юрия БЕЛЕНЬКОГО.

Леонид СИНИЦЫН: «КАКАЯ АННЕКСИЯ?!»

- За последний месяц появилось по меньшей мере две независимые линии ускорения интеграционных процессов. Ярошук настаивает на проведении референдума, вы - на создании рабочей группы. В чем суть вашего механизма?


- 16 августа я призвал политические партии и общественные организации поддержать идею Путина о прямом обращении к гражданам и предложил создать соответствующую структуру для координации совместных действий. Считаю, что к проведению референдума нужно подходить серьезно. Если мы просто напишем три вопроса и вынесем их на голосование, это будет примитивно. Я предложил партиям осознать, что диалог в обществе в этот период крайне необходим, нужно провести всенародное обсуждение и только потом сформулировать вопросы, выносимые на референдум. На этапе работы группы нужно привлечь как можно больше неправительственных организаций, чтобы мы делали не какой-то закулисный акт, а реальное объединение. В качестве инструментария для этой рабочей группы со своей стороны мы предлагаем фонд социально-экономического партнерства.

- 28 августа письмо с аналогичным предложением Кремль направил Александру Лукашенко. В 2001г. ваша команда создала вам образ эдакого “кремлевского кандидата”. Есть ли у вас связи в Кремле, или история с письмом - это просто совпадение?

- С самого начала моей работы с Лукашенко нас объединяла именно тема интеграции. Когда я работал там, всегда ощущал немое неприятие самой идеи союза. Подтверждением таких настроений может быть то, что едва только возник конфликт по поводу российско-белорусских отношений, как вся элита стала вдруг “нацыянальна свядомай”. Я просто убежден, что эти отношения нужно развивать. А раз я думаю об этом все время, то, естественно, получается, что я чуть-чуть опережаю предложения Путина. Вот отсюда, наверное, и сложилось впечатление о “кремлевском кандидате” Синицыне. Ну и, конечно, у меня там очень много друзей.

- С чем вы связываете оживление вокруг союзной тематики?

- Эта дискуссия приобрела очень низкий и крайне скандальный уровень. Очевидно, что скандал разворачивается на базе договора о создании союзного государства. А почему там скандал? А потому, что документ очень плохой. Я поручил своим коллегам серьезно проанализировать договор и показать его неработоспособность. Различные толкования, недоговоры, передергивания, непонятные функции союзных органов. Красноречивый пример - совершенная неразбериха с союзной валютой. Один понимает так, другой - иначе. Эти противоречия и недоговорки и привели к конфликту.

- А вам не кажется, что любое ускорение интеграции приведет к аннексии Беларуси? Может, в неработающем договоре заинтересован не только Лукашенко, но и белорусский народ - чтобы остаться белорусским?

- А что является основой аннексии России за последние 10 лет? Давали газ, нефть, давали возможность прикоснуться к огромному богатству этой страны. Ничего взамен-то не просили! Какая аннексия? Да и потом, что самое важное нужно было услышать в заявлении Путина? Обращение к белорусскому народу! Это же не аннексия, это чисто демократический путь. Это - народовластие. Пусть народ примет решение, как нам поступать. А у нас говорят, что существует консенсус элит по поводу независимости. У элит-то консенсус существует, но с народом-то консенсуса нет у этих элит! Один серьезный политик, услышав мои последние выступления, сказал: “Георгич, ты что?! Если это пустить на народ, так он же поддержит Путина!” Что из этого следует? Те, кто называют себя ныне демократами, абсолютно далеки от принципов демократии.

Беларусь продавали на Запад и Восток уже сотни раз. Мы видим, что творится с грантами, все эти бесконечные скандалы. Что это, не продажа? С другой стороны, мы видим, как видные госдеятели наобещают многое России, деньги заберут, а потом ничего не выполняют. Это ведь тоже продажа. Разве можно иметь дело с теми, кто говорит одно, а потом, по сути, “кидает”.

Работая в правительстве и администрации президента, во время встреч с российской элитой я чувствовал, что она никогда корыстно не подходила к российско-белорусским отношениям. Она всегда понимала: Беларусь отделена от огромной России противоестественно. И она готова была помогать. С другой стороны, наши предки жили на этой территории и увеличивали свое могущество, прирастая богатством Востока. Теперь россияне спрашивают открыто: белорусы, вы хотите, чтобы все богатства, которые есть у нас, были вашими? Мы вас пустим к своему кошельку! А наш президент говорит: мы ваше заберем, а свое оставим. Кто ж с ним дело будет иметь? В России все крупные политики прошли через бизнес и знают, что такое пустить чужого к кошельку.

- Последним и самым весомым доводом противников интеграции является неизбежная гибель белорусской культуры и языка в результате объединения.

- Чушь какая-то. В этом мало смысла. Мир глобализируется, мы живем в эпоху транснациональных корпораций. Кроме того, я хочу жить в сильном государстве. Не в маленьком и слабом, а в большом и сильном. События 11 сентября показали, что мы живем в другом мире, в котором важна только сила. Любые слова и идеи - ничто по сравнению с силой. Если мы останемся маленькими, нас раздергают во все стороны. Тем более с той внешней политикой, которую мы ведем.

А культура никуда не исчезнет. Я был в Башкортостане. Там у них - супернационализм. Там все - на башкирском. Т.е. большая страна позволяет себе развивать национальные культуры. С другой стороны, Беларусь по численности станет второй нацией в новом союзном государстве. Сейчас там уже белорусов 1,5 млн. человек (русских - 80 млн.). Вторая по численности нация может потребовать вторым государственным языком союза сделать белорусский. Ведь это самый старый язык Древней Руси. Так что тема для разговора есть.

А где появились “Песняры”? В той, большой стране. Где печатался Быков? Там же. Сейчас у нас некая мнимая независимость, и - ни Быкова, ни “Песняров”.

Если же понимать независимость как независимость от доступа к ресурсам, то нам это олигархи могут устроить в один момент. И тогда народ не исчезнет - он просто разбежится.

Юрий БЕЛЕНЬКИЙ: «ПРИВЯЗКА К ТАКОЙ ЭКОНОМИКЕ И ТАКОЙ СТРАНЕ - КАТАСТРОФА»

- Насколько убедительными вам кажутся доводы сторонников референдума об экономической целесообразности присоединения к России?


- Никакой целесообразности нет. В действительности все наоборот. Мне это хорошо известно, так как я экономист-практик, 9 лет работал на заводе “Ударник” начальником финансового отдела. Это предприятие очень тесно было завязано на поставщиков из России.

Беру пример с “Ударником”, чтобы на пальцах показать, каково работать с Россией. Вся комплектация, которая поступала на наш завод из России в советские времена и потом, когда мы уже обрели независимость, была очень низкого качества. У нас на заводе были специальные участки по исправлению брака. В России нет традиции качественно, не из-под палки, а по совести делать работу.

Но мало того, что российский продукт некачественный - он дорогой. В его стоимость входят косвенные налоги, которые всегда будут в России велики, несмотря на объявленные 13% и прочие послабления. России нужно строить атомные подводные лодки и вести войны. И потом, Россия - не просто большая страна. Россия по своей сути - империя. Если бы она была демократической страной, наверное, и вопрос об интеграции не возник бы. А так внешнюю политику России можно понять из событий вокруг Грузии. Или из заявления Блохина, который поставил “вилку” между европейской моделью вхождения Беларуси и вхождением губерниями. Он даже не допускает мысли, что мы можем быть просто независимым дружественным государством. Я хорошо изучил психологию российского бизнеса. Это психология не деловых людей, а людей с криминальным оттенком. Привязка к такой экономике и такой стране - катастрофа. Ясно также, что процессы разрушения, которые происходили во всех империях и привели к их ликвидации, идут сегодня и в России. А что такое развал империи? Это снова кровь. Зачем нам это надо?

- Россия, по мнению членов фракции СПС и части нашей правой оппозиции, является более демократическим государством, чем нынешняя Беларусь. Как вы оцениваете тезис о том, что присоединение тоталитарной Беларуси к демократической России пойдет во благо?

- Есть аксиома: империя не может быть демократической. Любая империя - это система, основанная на подавлении отдельных групп населения. Империя, чтобы себя сохранить, будет укреплять и централизовывать власть. Нет там никакой демократии. Почему Россия, “демократическая” страна, на протяжении многих лет так упорно поддерживала недемократический режим в Беларуси? Можно, конечно, говорить про демократию в бараке, вокруг которого за колючей проволокой стоят автоматчики.

- Сторонники интеграции говорят, что только большая страна может себе позволить развивать национальные культуры. И приводят в пример отношение к Быкову в Советском Союзе.

- О какой культуре можно говорить сегодня в России, если все затмила примитивная попса, которая рекламирует самое низменное в человеке? Апелляция к этому никогда не приведет к появлению высокообразованных, культурных людей. Более того, недавно в передаче “Совершенно секретно” привели ужасающую статистику: в России 20 млн. наркоманов, из них 3 млн. стоят на учете. Дочь моего друга живет в Москве, 13 лет ребенку. Без взрослых она и ее сверстники на улицу просто не выходят - страх перед криминалом очень велик. Так что в культурном плане интеграция никакого положительного смысла не несет, только минусы.

Если инициаторы референдума говорят, что с такой страной нужно интегрироваться, они явно преследуют очень недобрые цели. Или, может, свои собственные корыстные интересы. Для них народ не является ценностью. Я не думаю, что эти люди, в частности Синицын, заблуждаются. Я знаю его по Верховному Совету 12-го созыва. Давайте называть вещи своими именами: человек работает не на Беларусь, а на что-то иное. Человек он неглупый, так что есть какие-то мотивы, заставляющие говорить вещи, которые не соответствуют действительности.
Добавить комментарий
Проверочный код