Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№36 (352) 16 сентября 2002 г. Экономика

ВЫ БАНКРОТ: О системе очистки белорусской экономики

16.09.2002
Ярослав РОМАНЧУК

№ 36 [352] от 16.09.02 - Мы поддерживаем предложение Александра Лукашенко объявить 2003г. годом наведения порядка в стране. После 8 лет разбрасывания камней пришло время их собирать и строить устойчивый каркас экономики будущего. Понятие «наведение порядка» очень широко и многогранно, но без процедуры банкротства оно нереализуемо. Поэтому мы предлагаем вам, уважаемые читатели, ряд аналитических публикаций, которые раскрывают сущность данной рыночной процедуры, практику ее применения в Беларуси, сравнивают с другими странами. Тема банкротства представляется очень важной, поскольку в ней ярко проявляются основные конфликты сегодняшней экономической модели Беларуси, главные действующие лица с их мотивацией и интересами, которые часто идут вразрез с интересами государства. В ближайшие годы она неизменно будет присутствовать на страницах газет, ТВ и в аналитических докладах высшим должностным лицам государства.

Итак, на прошлой неделе Александр Лукашенко предложил объявить 2003г. «годом наведения порядка в стране». Когда говорят о наведении порядка в экономике, обычно подразумевают избавление от убыточных предприятий, погашение долгов, создание благоприятного инвестиционного климата и эффективной судебной системы защиты прав собственности. Об этом же на последнем заседании Совмина говорил премьер Геннадий Новицкий. Поскольку целый ряд болезней белорусской экономики носят хронический характер, то без решительных мер не обойтись. К таким относится процедура санации и банкротства.

Несмотря на то, что закон «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» вступил в силу в феврале 2001г., в Беларуси его до сих пор игнорируют. Больше года идут споры, работает закон или нет, нужен он нашей экономике или нет. Очевидно, что отраслевые министерства затевают спор, чтобы «заболтать» проблему, а не решить ее. Для них 126 управляющих (среди них 26 - юридические лица), подготовленных Департаментом по санации и банкротству Минэкономики, - чуть ли не идейные противники.

Между тем ныне рассматривается около 1.500 заявлений о банкротстве. Далеко не все из этого числа - работающие предприятия с ликвидными активами. Многие управляющие начинают работать с фирмами-«пустышками», у которых нет имущества, отсутствует сам должник или его представитель. В таких случаях есть только зафиксированный долг налоговой инспекции, но документов у фирмы, естественно, нет. Среди «пустышек» - многие некогда известные финансовые компании, успешно работавшие до перерегистрации 1998г. по схемам ухода от налогообложения. Поэтому усилия налоговых инспекций, пытающихся через процедуру банкротства взыскать долги «из воздуха», тщетны. Проще завалить суды заявлениями о банкротстве и свалить всю ответственность за расследование дел на управляющих. Но как 21 судья областных судов (ведущие дела о банкротстве) плюс 24 судьи в Высшем хозяйственном суде и 20 сотрудников департамента справятся с работой, которую должны делать тысячи чиновников в налоговых инспекциях и отраслевых министерствах?

Роль налоговых органов в процедуре банкротства весьма противоречива. Они требуют взыскания не только основной суммы долга, но и штрафов и пени, которые зачастую в несколько раз больше. В этом плане мнение управляющих и директоров предприятий совпадает: налоговики своей политикой взыскания штрафов разрушают предприятия и лишают их возможности санироваться.

Продается банкротство. Цена - $27

Раз уж государство в лице налоговой инспекции решило избавиться от давно не существующих предприятий, оно должно понимать, что это требует определенных затрат. Существующая практика показывает, как легко можно заблокировать процесс только одним решением - установлением чрезвычайно низкой платы управляющему за проведение процедуры банкротства. Цена банкротства одной фирмы-«пустышки» по сегодняшним тарифам - 50 тыс. рублей, или около $27, - значительно меньше затрат только на подготовку документации.

Во взаимоотношениях между государством и управляющими есть еще один фактор - закон о бюджете, в котором определены суммы на выплату по делам об экономической несостоятельности. Поскольку в бюджете денег нет, то управляющие в числе первых попадают под секвестр. Ни законодатели, ни Минфин не удосужились уточнить количество дел, которые необходимо рассмотреть в 2002г. Каким бы хорошим ни был сам закон «О банкротстве», какими бы профессиональными ни были управляющие, санация белорусской экономики может быть легко остановлена некой ведомственной инструкцией налоговой инспекции или тарифом, устанавливаемым судом.

Пассивность банков и отраслевиков

Активность налоговых органов понятна. На их долю приходится около 90% всех поданных от государственных органов заявлений. В отличие от Польши, Венгрии или даже России чрезмерной пассивностью отличаются наши банки и поставщики энергоресурсов и сырья. Несмотря на растущие объемы кредиторской (на 1.07.02 - 10,5 трлн. рублей) и дебиторской (7,8 трлн.) задолженности, несмотря на долг за энергоресурсы в 3,6 трлн. рублей, банки и отраслевые концерны не идут в суды с заявлениями о возбуждении процедуры банкротства. Нет среди активных санитаров «Белэнерго», Минсельхозпрода, «Белнефтехима», «Белгоспищепрома», Минпрома, которые держат в своих руках нити управления всем реальным сектором. Складывается впечатление, что огромным государственным имуществом Беларуси, которое составляет 80% всех активов страны, никто по-настоящему не управляет. При обилии контролеров и начальников активы государства остаются бесхозными.

Борисовское дело

Как показывает горький опыт одного борисовского предприятия, использование процедуры банкротства гораздо эффективнее, нежели прямое вмешательство органов власти в деятельность субъекта хозяйствования и инициирование процедуры внесудебной ликвидации предприятия.

Итак, в Борисове местные инвесторы решили открыть производство ламинированного ДВП. Закупили оборудование, наладили производство и сбыт, создав 140 рабочих мест. В марте 2001г. предприятие не вовремя выплатило зарплату. Долг был небольшим - 1,6 млн. рублей. Ликвидкомиссия при Борисовском горисполкоме, узнав об этом проступке частной компании, в спешном порядке рекомендовала местному органу власти подать иск в Хозяйственный суд о ликвидации предприятия в связи с несвоевременной выплатой зарплаты (на основании соответствующего указа президента). В мае того же года завод ликвидировал долги по зарплате, но процедура уже была запущена. Хозяйственный суд в конце июля вынес решение о ликвидации предприятия. Вместо того чтобы самому назначить ликвидкомиссию или поручить это сделать учредителям, суд доверил данное право исполкому. Только во второй половине августа горисполком назначил комиссию во главе с неким гражданином, который вообще не имел никакого отношения к предприятию. 1 декабря этот ликвидатор своим приказом освободил себя от занимаемой должности, забыв проинформировать исполком и передать дела. Полтора месяца предприятие вообще было бесхозным. И только в январе 2002г. бухгалтер написал заявление в суд с просьбой начать процедуру банкротства. И вот сегодня управляющий уже 8 месяцев занимается делом о банкротстве данного предприятия.

С момента решения исполкома о ликвидации на предприятии сменилось три директора, каждый из которых имел свое представление о бизнесе. Учредители, столкнувшись с таким отношением местных властей, решили изъять оборудование и начать другой бизнес. Но по закону они не имели права этого делать. Должна быть распродажа активов по чрезвычайно низким ценам. Имущество по балансовой стоимости в 18 млн. рублей было реализовано за 800 тыс. При этом найти директора компании, которая купила это имущество, весьма проблематично.

Что в результате? Борисов потерял 140 рабочих мест, налогоплательщика, поставщика пользующегося на рынке спросом товара (кстати, импортозамещающего). Рабочие до сих пор не получили выходное пособие, потому что выручки от продажи остатков продукции и активов едва ли хватит на погашение долгов по зарплате. Собственники также вынуждены через различные схемы защищать свои права. Кто выиграл? Разве только чиновники, которые отчитались перед вышестоящим начальством об усилении борьбы со злостными неплательщиками. Куда деть 80 млн. рублей накопленных предприятием убытков, они не знают. Аудиторы и судьи, юристы и предприниматели в один голос выступали против права регистрирующего органа ликвидировать субъект хозяйствования. Так что пример с борисовским предприятием наглядно показывает, насколько опасным может быть расширение полномочий местных бюрократов и игнорирование судебной процедуры банкротства.
Добавить комментарий
Проверочный код