Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (348) 19 августа 2002 г. Тема недели

С ВЕЩАМИ НА ВХОД: Владимир Путин пригласил Беларусь войти в состав России либо оптом, либо в розницу

19.08.2002
Сергей ЖБАНОВ

№ 32 [348] от 19.08.02 - Владимиру Путину все-таки удалось удивить Александра Лукашенко не только глубиной, но и смелостью интеграционных предложений. Настолько, что прощальная пресс-конференция Лукашенко в московском аэропорту не состоялась. Публичный вариант реакции на предложение российского президента (в который раз) пришлось спешно вырабатывать уже в самолете. В результате проведенной имиджевой работы на белорусском летном поле перед телекамерами предстал образ президента, уверенно отстаивающего суверенные права Беларуси. Но лицо проще сделать, чем деньги.

Очевидно, что после отказа от предложенной россиянами интеграционной модели отношения между двумя странами, как и обещал Владимир Путин, могут перейти из разряда союзных со всеми вытекающими преференциями в формат двусторонних, т.е. без оных. Экономические последствия такой метаморфозы окажутся печальными для белорусской экономики. Прекрасно осознавая это, белорусский президент сделал акцент на третьем варианте, который Путин в Москве ни озвучивать, ни комментировать не стал.

Из слов Александра Лукашенко можно сделать вывод, что третий вариант - это не вхождение в состав России и не модель Европей-ского союза, а просто неукоснительное соблюдение действующего договора о создании союзного государства без каких-либо изменений. «Давайте не будем разрушать то, что у нас есть на сегодняшний день, ломать имеющиеся у нас союзные структуры. Нужно двигаться вперед и совершенствовать их», - сказал Лукашенко. «Такая позиция, по словам президента, нашла поддержку у Владимира Путина», - сообщает пресс-служба белорусского руководителя.

Но из выступления Путина cтало ясно, что его не то что третий, но даже второй (европейский) вариант мало устраивает. Как пишет интернет-издание «Газета.Ru»: «Мало ли чего удумает союзный парламент? Так что вариант объединения на самом деле остается всего лишь один - первый». Причем однозначность и решительность позиции российского президента хорошо просматриваются именно в экономической составляющей прошедших переговоров.

Путин предложил Беларуси перейти на российские рубли уже с 1 января 2004г., т.е. на год раньше, чем планировалось, подчеркнув при этом, что представляет то «определенное напряжение», которое несет данное решение для российской экономики. Намекнув тем самым, что данное предложение весьма ответственное и белорусам нужно еще крепко подумать, прежде чем его принять либо отказаться. А думать, естественно, придется над экономическими последствиями, которые неизбежно наступят, как в случае подтверждения своих интеграционных намерений, так и в случае отказа от их реализации по российскому сценарию.

Реакция Лукашенко на экономическую составляющую предложения выглядит плохо подготовленной, а потому неубедительной: «Ради бога, мы никогда не возражали против этого. Вопрос не в сроках. Можно и с 1 января 2003г., а не 2004г. Вопрос в механизме. Вопрос о единой валюте лежит в плоскости суверенитета государства. Вопрос эмиссии - насколько равноправны мы будем в этом механизме. Если это равноправно, цивилизованно - вот с 1 января 2003г. Если там заложены неравноправные подходы, что Национальный банк становится филиалом Центрального банка и в связи с этим мы теряем суверенитет, а деньги - вещь серьезная, то, конечно, такой вариант мы принять не можем. (...) Что касается механизмов - суверенитет двух государств в этой части незыблем».

Но беда в том, что ни в ходе предыдущих президентских встреч, ни даже в ходе многочисленных заседаний Межбанковского валютного совета россияне никогда не обещали белорусам сохранить самостоятельный эмиссионный центр. И здесь все ссылки Нацбанка на американский и европейский опыт выглядели нелепо и непрофессионально. Более того, россияне всегда последовательно отстаивали статус Центробанка как эмиссионного центра рублевой зоны, в которую Беларусь щемится с момента неожиданно свалившегося на нее суверенитета и одновременно с появлением национальных расчетных билетов в виде «зайчиков».

Поэтому ответ на вопрос Лукашенко о механизме последовал незамедлительно, разрушая последние суверенные надежды белорусского президента.

Едва Путин успел поручить правительству и Центробанку разработать предложения по ускорению введения единой денежной единицы, как это поручение на следующий день уже выполнили - завидная оперативность со стороны бюрократов, якобы тормозящих интеграционные процессы по третьему варианту, т.е. в рамках договора о союзном государстве.

Сущность предложенного механизма не только ставит крест на последних иллюзиях белорусских властей о монетарном суверенитете, но и воспроизводит наихудшие опасения белорусского президента о Нацбанке Беларуси в роли регионального подразделения Центробанка России.

Суть предложения российской стороны в следующем. Наличные белорусские рубли в заранее определенные сроки будут обмениваться на российские по фиксированному курсу, который должен соответствовать рыночному. По этому же курсу будут пересчитаны все балансы белорусских банков, предприятий, зар-платы, пенсии и т.д.

Необходимое для обмена количество наличных российских рублей Центробанк предоставит Нацбанку в форме беспроцентного и бессрочного кредита, который подлежит возврату только в случае, если Беларусь вновь введет национальную валюту.

В дальнейшем Нацбанк будет приобретать наличные российские рубли за счет средств на корреспондентском счете в Центробанке. Наш Нацбанк сохраняется в качестве центрального банка страны и не теряет статус юридического лица. На этом приятная часть документа для Беларуси заканчивается.

Далее. Одновременно с Банковским кодексом Беларуси должны быть введены некоторые ограничения на операции Нацбанка. В частности, запрет на предоставление кредитов правительству Беларуси и иным госорганам. Что на экономическом языке означает «конец рыночному социализму» и на что Лукашенко будет невероятно трудно согласиться.

Кроме того, все основные операции, в частности, с ценными бумагами и иностранной валютой, будут осуществляться только с разрешения Центробанка в объемах, в порядке и на условиях, им устанавливаемых. Это означает, что с момента введения российского рубля в Беларуси Нацбанк будет трудиться на правах территориального управления Центробанка.

А утолить жажду независимости бывшему Нацбанку предложено посредством введения в состав Национального банковского совета и в состав совета директоров Центробанка по одному представителю для «непосредственного участия в решении вопросов денежно-кредитной политики». Причем данное предложение явно сделано по образцу структуры управления Федеральной резервной системой США, опыт которой еще недавно так тревожил главу Нацбанка Петра Прокоповича. И вот мечта главного банкира близка к воплощению, как никогда. Неужели откажутся?

Теоретически это возможно. Но тогда Беларуси даже в России занять денег будет трудно. А кроме как в России денег на поддержание национальной валюты и устойчивых темпов роста ВВП взять давно уже неоткуда. Об этом открыто говорят в Кремле. А потому убеждены, что не стоит, подобно Моисею, водить собственный народ 40 лет вокруг миража СССР и кормить его воспоминаниями о крепком рубле.

Путин предложил простой и форсированный способ сделать сказку былью. А учитывая, что электорат белорусского президента всегда с трудом выговаривал слово «суверенитет», заявление о том, что народ не поддержит на референдуме его сдачу, выглядит как неуклюжая попытка сохранить собственное лицо при плохой игре, а заодно и нивелировать эффект от элегантного дипломатического хода Путина на интеграционном поле.

Думать о суверенитете надо было в ноябре 2000г., когда белорусы согласились на российский рубль в обмен на кредит из России и единые транспортные тарифы, а теперь это - лирика.

В случае отказа от российского предложения суровая правда момента будет состоять в том, что Лукашенко оказался не в состоянии превзойти своего бывшего соперника по президентским выборам в 1994г., тогдашнего премьера Вячеслава Кебича, тоже мечтавшего о едином российском рубле. И хоть Кебич бесплодно ухлопал на эту затею гораздо меньше времени, чем Лукашенко, этого вполне хватило, чтобы Кремль успел разочароваться в нем, а потому и не возражал против свежей креатуры в виде молодого и энергичного кандидата в президенты - интегратора по убеждению.

Но это было восемь лет назад, и, наверное, успело забыться.
Комментарии
  1. 12.05.2013 17:38

    ненавижу этого карлика путина

Добавить комментарий
Проверочный код