Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (348) 19 августа 2002 г. Общество

БРОСОК МИХАИЛА ВЕРГЕЕНКО: долетит ли бывший вратарь до президентского кресла?

19.08.2002
Борис ТАСМАН

Главным итогом внеочередной конференции Минской городской федерации футбола стало выдвижение ее председателя Михаила Вергеенко кандидатом на пост президента Белорусской федерации футбола (БФФ). Это означает, что 27 августа выборы главы БФФ пройдут альтернативно: ранее исполком республиканской федерации назвал претендентом Григория Федорова.

Михаил Вергеенко хорошо известен как вратарь «золотого» динамовского состава (чемпион СССР-82), затем как тренер минского «Динамо» и национальной сборной Беларуси (1993-1994, 1998-1999). В преддверии отчетно-выборной конференции БФФ с Михаилом ВЕРГЕЕНКО встретился спортивный обозреватель «Белорусской газеты».

- Что побудило вас вновь, как и четыре года назад, вступить в борьбу за президентское кресло?

- В последнее время наш футбол захлестнула волна скандалов, которые отражают негативные процессы в организации футбольного дела. Нужна консолидирующая сила, способная объединить всех, кто заинтересован в развитии белорусского футбола. Люди, стоящие у руля клубов, должны найти точки соприкосновения и выработать единый взгляд на футбол, который мы хотим видеть.

- А вы какой футбол хотите видеть?

- Для меня образцом на всю жизнь осталась в памяти игра минского «Динамо» в счастливом 1982-м. Та игра была гармонией всех качеств - физических, психологических, морально-волевых, нравственных. Во главу угла ставилась победа команды, обусловленная высочайшей ответственностью перед болельщиками. Отталкиваясь от этого, я бы и хотел строить отношения в нашем футболе.

- Но за 20 лет, отделяющих нас от триумфа минского «Динамо», произошли кардинальные перемены: мы живем сейчас в другой стране, в абсолютно иной экономической ситуации.

- Да, сегодня другие реалии. Но мы могли бы позаимствовать из 80-х построение учебно-тренировочного процесса, нормы взаимоотношений, создание высокого уровня мотивации для футболистов и тренеров.

- Тогда минское «Динамо» играло в высококонкурентном чемпионате Советского Союза. Как вам нынешний чемпионат Беларуси?

- С точки зрения роста мастерства и подготовки клубов к участию в еврокубках он не отвечает современным требованиям и нуждается в совершенствовании. Мы разыгрываем чемпионат по формуле «весна-осень». Чемпион и призеры определяются в ноябре, а в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА они стартуют через 8-9 месяцев. За это время наши лучшие команды улетают в пропасть. Возьмите ту же «Белшину». Если бы бобруйчане стали чемпионами в июне (т.е. чемпионат проводился бы по графику «осень-весна»), они вступили бы в Лигу чемпионов через месяц-полтора после завоевания титула. В таком случае это был бы боеспособный коллектив с совершенно иным уровнем мотивации. В середине 90-х у нас было несколько таких чемпионатов, но от них слишком быстро отказались.

- Главной причиной отказа была пятимесячная межкруговая пауза, в течение которой составы команд иногда менялись до неузнаваемости.

- А разве не то же самое происходит с призерами за 8-9 месяцев, отделяющих успех команды и выступление в евротурнирах? Надо бы предусмотреть, как это было в советское время, право доукомплектования команд, которым предстоит участие в еврокубках, разумеется, на компенсационной основе. К примеру, если я взял игрока в аренду на несколько месяцев в каком-то клубе, я, во-первых, плачу аренду, во-вторых, процент от европейских гонораров. Выгодно должно быть всем. В конце концов, должно возобладать понимание того, что еврокубки - наша общая забота, а не только конкретных клубов. Рейтинг, который получают «Белшина», БАТЭ, «Гомель» и т.д., относится ко всему белорусскому футболу, значит, и зарабатывать его надо всем вместе.

Считаю полезным вернуться к идее розыгрыша по формуле «осень-весна» еще по одной причине. Сейчас у нас фантастическими темпами возводится футбольный манеж. Если президент даст указание построить такие в каждой области, материально-техническая база нашего футбола вырастет на порядок. Можно будет сократить зимнюю паузу и начинать чемпионат страны уже в феврале-марте. Убежден, за манежами - будущее. Современная техника меняет наши представления о комфорте. Кому охота мокнуть на трибунах под дождем?

- Манеж стоит немалых денег.

- Типовой проект уже есть, осталось найти в каждой области по $5 млн. Неужели это такая проблема? Было бы желание! Есть ведь и прямая экономическая выгода. Сейчас наши команды едут на предсезонные сборы на Кипр, в Турцию, Польшу, Чехию, Словакию, оставляя там десятки тысяч долларов. С появлением манежей готовиться можно будет дома. Кстати, и валюта не будет уходить из страны. С другой стороны, арендная плата даст прибыль. Ведь даже аренда обычного зала размером 26 х 18 м, с дощатым полом стоит $27 в час. И в зимнее время он все время занят. В манеже размеры поля 105 х 68 м. Там как минимум три команды могут одновременно заниматься (разумеется, не команды мастеров). Это во многом поможет решить проблемы детско-юношеского футбола.

- Исполком БФФ принял решение о возвращении к старому формату чемпионата в высшей лиге, т.е. в ней снова будет 16 команд. Увеличение лиги всегда аргументируется «заботой о географии футбола»...

- Уровень чемпионата регламентирует мастерство футболистов. Оно растет только при наличии конкуренции, а не географии. Увеличивая высшую лигу, мы плодим нищету. И так там больше половины команд еле сводят концы с концами. Мы не можем сегодня иметь в высшей лиге 16 клубов. Почти все они, кроме БАТЭ, сидят на бюджете. Ну, один $1 млн. для одного клуба область еще может потянуть. Так давайте сделаем: по одной команде от областей и две - от столицы. Вот вам 8 команд, которые могли бы играть в 4 круга. А то мы говорим о качестве игры, учебно-тренировочного процессе, а денег на восстановление, на фармакологию нет.

- Видимо, резервы повышения мастерства кроются и в уровне тренерской квалификации.

- Не хочу никого обидеть, но специалистов сегодня у нас немного. Это касается и взрослого, и детско-юношеского футбола. Но посмотрите, какую нагрузку несет у нас тренер: он и наставник, и добытчик, и психолог, и дипломат. Когда ему работать над повышением своей квалификации?! В детско-юношеском футболе тренеры получают примерно по $100. За такие деньги уважающий себя специалист работать не будет. Потому нередко пацанов тренируют бывшие борцы, баскетболисты, ватерполисты, лыжники и т.д. Но мы должны быть благодарны им за то, что они возятся с детьми, а то ведь совсем будут брошены на произвол судьбы.

Необходима собственная Высшая школа тренеров. Но ее по-прежнему нет, несмотря на то, что зав. кафедрой футбола БГАФК Шукан является вице-президентом БФФ. А ведь двухгодичное обучение одного нашего специалиста в московской ВШТ стоит $2.400. Опять вывозим деньги. Разве у нас некому читать лекции? Эдуард Малофеев, Вениамин Арзамасцев, Иван Савостиков. Неужели их знания и опыт никого не интересует? Да из той же Москвы можно пригласить грандов тренерского цеха - Константина Бескова, Валентина Иванова… Есть специалисты по физической подготовке, тот же Михаил Цейтин, по психологии, спортивной медицине. В Латвии создали ВШТ и уже ставят вопрос о приравнивании ее диплома к европейской лицензии. Существует идея создать Академию футбола на базе СДЮШОР Мингорисполкома «Смена», в которой занимается 600 детей. «Смена» обладает лучшей в республике материальной базой воспитания юных футболистов.

- Но все везде упирается в нехватку средств.

- Совмин Узбекистана издал постановление, по которому 5% прибыли предприятий, перечисляемых на развитие детско-юношеского футбола, не облагаются налогом. Чем не пример? Необходимо придать многим вопросам в детско-юношеском футболе правовой статус. 14-летние мальчишки уже должны быть поставлены на контракт. Тогда футбольные школы сумеют зарабатывать на их трансферах. А то сейчас за подготовку любого игрока высшей лиги школа получает всего $2,5 тыс. Но ведь игроки неравноценны. Один стоит $5 тыс., другой $25 тыс. За нашими пацанами уже вовсю охотятся киевляне, а мы не можем их удержать - нет правовой базы.

- Ваш взгляд на многочисленные судейские проколы.

- Проблема решается очень просто. Если команда плохо играет, снимают главного тренера, если арбитры плохо судят, нужно менять главного судью, если федерация плохо работает, нужно делать выводы по президенту. И еще. Руководители комитетов не должны сами заниматься арбитражем или инспекцией, ибо объективно контролировать их действия никто не может.

- В случае избрания вы намерены что-то изменить и в самой БФФ?

- Я, член исполкома БФФ, с 21 июня прошлого года ни разу на заседания исполкома не приглашался. Мало того, я являюсь членом бюро исполкома, которое, по словам президента, собирается почти еженедельно. Никто меня туда не приглашал уже более года. БФФ не оказывает Минской городской федерации футбола, единственной из всех региональных, никакой финансовой помощи, хотя в уставе федерации это оговорено. Там же сказано, что БФФ не должна допускать дискриминации в отношении своих членов. Только после того как месяц назад мы отправили в БФФ письмо с перечнем вопросов, 6 августа меня пригласили на заседание исполкома. Остальные остались без ответа. БФФ так работать не должна.
Добавить комментарий
Проверочный код