Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (346) 05 августа 2002 г. Визави

ВСЕ СВОБОДНЫ. НЕПРИКАСАЕМЫЕ ВНЕ КРИТИКИ

05.08.2002
Марина ГУЛЯЕВА

№ 30 [346] от 05.08.02 - На минувшей неделе Александр Лукашенко на праздновании 75-летнего юбилея газеты «Советская Белоруссия» сделал несколько важных заявлений в отношении прессы. Президент полагает, что СМИ должны стать «зеркалом» общества, но пока этого не произошло и «во многом по вине власти». А еще надо более открыто критиковать негативные тенденции, а если потребуется - и саму власть. Однако накануне, выступая на селекторном совещании, президент потребовал разобраться с «желто-коричневой» прессой и «привести в чувство всю эту оппозиционную шелуху». О том, что в действительности происходит на нашем медиа-рынке, корреспондент «Белорусской газеты» Марина Гуляева расспрашивала министра информации Михаила ПОДГАЙНОГО и президента Белорусской ассоциации журналистов Жанну ЛИТВИНУ.

Михаил ПОДГАЙНЫЙ: «КАКОЙ СВОБОДЫ ВАМ НЕ ХВАТАЕТ?»

- На селекторном совещании президент потребовал применить имеющиеся у вас рычаги власти к негосударственным СМИ, которые «постоянно юродствуют по поводу уборочной кампании». Вы сказали, что знаете о подобных фактах передергивания. Не могли бы вы привести конкретные примеры, и как вы будете с этим бороться?


- Конечно, такие факты есть. Я открываю сегодняшние газеты и читаю: на Украине и в Латвии первое лицо страны не контролирует ход уборочной кампании. Но есть определенный сложившийся менталитет. Можно, конечно, сегодня президенту все бросить: что вырастет, то вырастет. Пусть все бурьяном зарастет, не президентское это дело заниматься такими проблемами. Но ведь придет зима, и кому мы будем задавать вопросы? Мы привыкли спрашивать с президента. Президент был возмущен чем? Определенным сарказмом, передергиванием фактом. Мы с вами сегодня ходим по асфальту и всегда купим кусок хлеба в магазине и потому должны думать о людях, которые выращивают этот хлеб.

- Передергивание характерно только для негосударственных СМИ?

- Только для негосударственных - говорю об этом уверенно, потому что очень внимательно отслеживаю, кто и как пишет. Государственные СМИ пишут с озабоченностью, а частные - c сарказмом.

- Но сарказм не является нарушением Конституции или закона о печати.

- Нет, конечно. И я, если вы обратили внимание, не вынес ни одного предупреждения.

- Нет законных оснований?

- Основание можно найти всегда - докопаться, прицепиться, выдернуть фразу из текста. Я мог бы такое сделать. Но я предпочел поговорить с главными редакторами и сказать: ребята, живем-то мы вместе.

- Какие рычаги влияния вы намерены использовать?

- Я думаю, чисто личностные. Убежден, что у меня нормальные отношения со всеми редакторами негосударственных СМИ. Мы можем жестко оппонировать друг другу, но всегда находим взаимопонимание. Любой из редакторов может позвонить мне и посоветоваться. Как и я могу посоветоваться с ними.

Должен отметить, что в последнее время в негосударственных СМИ положение дел несколько изменилось - появилось больше объективных материалов. Раньше главный редактор мог сказать: эту позицию власти нужно «размазать», и она «размазывалась», несмотря на то, что она была положительной.

- А социальный заказ на страницах государственных СМИ не присутствует?

- Я вам честно скажу: если вы приведете хоть один пример, когда я главному редактору «Рэспублiкi» давал указание, как писать, тогда я с вами соглашусь. Хотя еженедельно я встречаюсь с главными редакторами государственных СМИ и говорю о событиях, которые будут проходить в стране на неделе. В свое время Чубайс собирал редакторов «Комсомольской правды» и «Известий», и те инструктажи, которые они получали, нашим редакторам и не снились. Четко говорилось: того «размазать», а этого не трогать. У нас такого нет - у нас есть ориентация государственных СМИ, как освещать те или иные события. Это же государственные издания, они учреждены определенными органами власти.

- Как вы полагаете, медиа-бизнес в Беларуси существует?

- Безусловно. По самым последним данным, перерегистрировано 238 изданий, аннулировано 572. Закрылись те, кто не выдержал рынка.

- Вы согласитесь с тем, что государственные и негосударственные СМИ функционируют в неравных экономических условиях?

- Приведу классический пример: газета «Рабочы» три года распространялась бесплатно тиражом 1 млн. экземпляров. Сегодня у нее тираж составляет всего 31 экземпляр. Если газета интересна, ее будут читать, независимо от того, получаешь ты какие-то субсидии от государства или нет. Вы какой хлеб покупаете? Я - «Нарочанский», хотя он стоит примерно в 5 раз дороже, чем «Водар». Но я его покупаю, потому что он вкуснее. Если ваш товар будет более качественный, его купят, несмотря на более высокую цену.

Я не могу сказать, что условия абсолютно неравные - они частично неравные. Сегодня на поддержку всех СМИ, учредителями которых является государство, выделяется около $3 млн. По информации, которую я получаю из ваших же источников, на негосударственные СМИ, составляющие всего 6% по тиражу, уходит $30 млн. О каких неравных условиях можно вести речь?

- Из «ваших» - это из каких источников?

- Так пишут негосударственные СМИ, и такие данные приводятся в отчетах Госдепа США и т.д.

- Можно ли считать процессы над газетами «Пагоня», «Рабочы», «Наша свабода» политическими?

- Политический, не политический процесс, но человек должен нести ответственность. Почему лэйбл «журналист» должен давать ему преимущества? Почему, если я сегодня выйду на улицу и оскорблю человека, то буду нести за это ответственность, но если я это сделаю в газете тиражом 5 тыс. экземпляров - это считается защитой свободы слова? Что касается газеты «Рабочы», когда я получил сигнальный экземпляр, то лично подписал представление в прокуратору о возбуждении уголовного дела. Это выигранный процесс. Человек, использующий печать как страшный инструмент, должен сидеть в тюрьме и нести ответственность за свои действия.

Что касается последнего скандала с «Нашей свабодай». Если заявления журналиста не будут подтверждены документально, а я убежден, что Анатолий Тозик никогда не писал таких вещей, газета должна нести ответственность.

- На встрече с журналистами «Советской Белоруссии» президент говорил, что нужно более открыто критиковать негативные тенденции. «Рыба гниет с головы», - сказал Лукашенко. Означает ли это, что у журналистов появится больше свободы в критике высших эшелонов власти?

- Если раз в неделю меня лично не обольют грязью, я считаю, что плохо сработал. Да, президент сказал, что прессе нужно дать больше свободы, но и должно быть больше ответственности. Я всегда вспоминаю слова Григория Мелехова, героя романа Михаила Шолохова «Тихий Дон»: «Какой свободы вам не хватает сегодня? Не хватает земли? Вон поля - паши сколько хочешь! Свобода в том, чтобы выйти и резать соседа? Такая свобода мне не нужна!» Какой свободы вам не хватает? Если у вас есть что сказать и это пойдет на пользу Беларуси - говорите все, что хотите. Но не навреди.

- Есть ли какие-то позиции в государственных СМИ, которые вы критикуете?

- Я часто их критикую за иногда нерыночные отношения. У них есть подкрепленная законом убежденность, что если издание не выйдет по итогам месяца или полугодия на определенные экономические показатели, государство компенсирует их убытки. Но, скажем, «Белорусская нива» у меня уже вообще два квартала не просит денег. В первом квартале «Советская Белоруссия» обошлась без поддержки. И должен отметить, что ежегодно количество СМИ, финансируемых из бюджета, уменьшается.

У меня много вопросов к рынку электронных СМИ. Там еще просто никто не разбирался. Почему сегодня «Русское радио» незаконно вещает на белорусских частотах? Почему наш эфир, наше рекламное время используется бандитскими методами? Здесь непочатый край работы, на этом рынке сегодня просто беспредел.

Жанна ЛИТВИНА: «В СТРАНЕ СОЗДАЕТСЯ КАСТА НЕПРИКАСАЕМЫХ»

- Означают ли заявления главы государства, прозвучавшие на селекторном совещании, начало очередного этапа давления на независимые СМИ?


- В чем не откажешь нашей власти, так это в последовательности выполнения своих угроз. Каждое слово президента звучит, как стартовый выстрел, после чего немедленно начинается исполнение его указаний. Слова Лукашенко на селекторном совещании меньше меня насторожили, чем заявление президента на встрече 18 июля с председателем комитета Госконтроля Анатолием Тозиком и генеральным прокурором Виктором Шейманом о том, что пресса дискредитирует представителей власти и оппозиционные силы делают все, чтобы дестабилизировать ситуацию с помощью распространения недостоверной информации. Пресса в Беларуси является инструментом политической борьбы, частью пропагандистской машины, но ни в коем случае тем, чем она должна быть на самом деле - механизмом распространения и сбора информации.

Первое, что появилось после президентских выборов, - два законопроекта. Один - об информационной безопасности, второй - законопроект о СМИ. Потом произошло реформирование Госкомпечати и преобразование его в Министерство информации. Но мало кто из моих коллег обратил внимание, что в положении о Министерстве информации записано: одна из задач министерства заключается в государственном регулировании в области передачи и распространения информации. Я полагаю, что сегодня негосударственная пресса просто рассчитывается за ту позицию, которую занимала в канун президентских выборов, и сегодня для осуществления карательной функции власти начали использовать три статьи Уголовного кодекса: 367 (клевета на президента), 368 (оскорбление президента) и 369 (клевета на представителей власти). Сегодня исполнительная власть хочет вывести из-под общественного контроля управленческую элиту, и мы можем говорить о создании в стране касты неприкасаемых. Эта ситуация тем более опасна накануне местных выборов - чиновник любого уровня может воспринять любую критику в свой адрес как клевету и потребовать от судебной власти наказания.

Кстати, процесс над газетой «Наша свабода» это подтверждает. Происходит расправа не с коллективом журналистов, а с общественным мнением. И мой прогноз - газета будет закрыта, мы потеряли еще одно издание. Власть еще ни разу не останавливалась на своем пути в борьбе с независимой прессой, и ее возмездие никогда не было половинчатым.

- Но есть некая ответственность журналиста за свои публикации, о чем говорят представители властных структур.

- Ответственность - одна из необходимых черт нашей профессии. Но в европейских странах, в отличие от нашей, не предусмотрено тюремное заключение журналиста за выполнение своих обязанностей.

- БАЖ выступил с инициативой отмены названных вами статей Уголовного кодекса. Как вы полагаете, вас поддержат в парламенте?

- Мы рассчитываем на поддержку всего демократического лагеря и всех здравомыслящих людей. Самое главное - привлечь внимание к тому, что сегодня происходит с четвертой властью. От тактики выживания в будущем мы должны перейти к стратегии информационного лидерства. Безусловно, в стране должна измениться политическая ситуация, и пресса должна стать привлекательной для инвестора.

- Может, не стоит так драматизировать ситуацию с давлением на прессу после заявления президента о необходимости предоставить журналистам больше свободы?

- Открытие второго национального телеканала также сопровождалось различными политическим спекуляциями о свободе слова. Но когда на должность генерального директора назначали г-на Киселя, Лукашенко заявил, что «мы не позволим приватизировать идеологию». Для власти пресса - идеологическая и пропагандистская машина. И последние заявления президента - чистой воды популизм. Свобода у нас - понятие очень условное. Как говорится, шаг в сторону - расстрел.
Добавить комментарий
Проверочный код