Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (346) 05 августа 2002 г. Общество

«У ЗАПИСИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ХОЗЯИН». Лишь так мы сможем бороться с пиратством

05.08.2002
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

Авторское право - основная движущая сила цивилизованного шоу-бизнеса. В Беларуси в справедливость этой формулы поверить очень сложно, поскольку более 90% рынка приходится на долю пиратских носителей. При этом многие правообладатели лишь разводят руками и ждут прихода некоего абстрактного дяди, который разберется со всеми пиратами и наладит тут идеальный правовой климат.

О том, почему в Беларуси развелось так много пиратов и как с ними бороться, музыкальный обозреватель “Белорусской газеты” говорил с директором “Белорусского музыкального агентства” Владимиром ПУГАЧЕМ.

- Как вы характеризуете нынешнюю ситуацию с авторским правом в нашем шоу-бизнесе?


- Прежде всего медленно, но уверенно повышается правовая культура в области охраны и защиты авторских прав непосредственных участников рынка - тех, кто продает носители, занимается организацией концертов и эфирного вещания. Они чаще вспоминают, что есть авторские права и, более того, даже не забывают закладывать их в себестоимость проектов. Конечно, это касается не всех, но развитие идет. Правда, безобразия хватает.

- Какие основные проблемы связаны с авторскими и смежными правами в звукозаписи?

- Главная проблема в том, что часто записи исполнителей, разумеется, в большей степени западных и российских, в меньшей - белорусских, попадают в сомнительные сборники, о которых сами исполнители ничего не слышали. А потом составители этих сборников с пеной у рта доказывают, что музыканты, дескать, устно разрешили использовать эти песни. Это наиболее часто встречающаяся ситуация. До суда подобные прецеденты редко доходят, и мало кто берется за подобные дела. Но мы на днях начинаем разбирательство против одной известной российской компании, которая незаконно издала на крупном сборнике песню белорусского исполнителя.

- Абсолютное большинство нарушений связано с записями российских и западных исполнителей. С чем помимо несопоставимо больших объемов продаж это связано?

- Действительно, по продажам российская музыка занимает около 60% нашего музыкального рынка, западная - около 35%. Проблема в том, что зачастую иностранные правообладатели здесь либо не представлены вообще, либо слабо защищаются здешними представителями. С российскими исполнителями полегче, потому как тамошние компании просто ближе географически и лучше понимают здешнюю ситуацию. Часто местным представителям или дистрибьюторам передаются исключительные права на отдельные проекты и даже каталоги, и они из кожи вон лезут, чтобы никто не продавал пиратскую продукцию, как это было в случае с последними альбомами Земфиры и группы “Руки вверх!”. В результате все более или менее серьезные компании даже не пытаются заниматься пиратством, разве что мелкие «челноки», завозящие некоторое количество продукции все больше по регионам, потому как в Минске система в принципе отлажена.

- Тем не менее из продаваемых у нас записей практически все западные и более половины российских - пиратские…

- Опять же все зависит от активности правообладателя. Если он здесь представлен и активно защищается, то и пиратской продукции по его проекту или каталогу намного меньше. Ведь принципиальный вопрос в том, что у записи должен быть хозяин. Если его на данном рынке нет или он ведет себя пассивно, то пиратская продукция - внутренняя проблема его терпящей ущерб компании, поскольку госорганы не могут сами определить контрафактность продукции. Для возбуждения дела должно быть заявление от потерпевшего. Иначе о пиратстве говорить можно лишь условно.

- Значит, почти все здешние магазины продают в известной степени пиратскую продукцию?

- Да. Но, к сожалению, у них нет выхода. Даже если они захотят продавать только фирменную и лицензионную продукцию, то не смогут этого сделать - у нас нет такого рынка. Они не поедут закупать продукцию за границу. К тому же большая часть западных компаний даже в России не адаптировала цены для местного рынка, а 15-долларовые диски наш рынок не переварит.

- Как обстоят в Беларуси дела с авторскими и смежными правами в области использования музыки на радио и телевидении?

- Как правило, лучше, чем с выпуском и продажей. Что касается использования материала в эфирных целях, то вещатели платят за авторские права. Республиканское унитарное предприятие интеллектуальной собственности (РУПИС), которому государство передало функции коллективного управления авторскими правами, собирает деньги за всех исполнителей в размере 5% с оборота каждого из эфирных вещателей и потом распределяет их по международным договорам в соответствующие авторские общества. С правами на переработку музыкальных произведений с использованием их в рекламных роликах дело обстоит сложнее. РУПИС этим не занимается, поскольку разрешение на использование музыки в этих целях нужно получать непосредственно у правообладателя. И вот об этом наши эфирные вещатели, как правило, забывают. Белорусское музыкальное агентство, будучи представителем Warner Chapell, ведет разбирательство с радио “Би-Эй” по поводу предполагаемого использования в рекламном ролике произведения Луизы Чикконе, больше известной как Мадонна.

- Многие связывают нынешнюю плачевную ситуацию в области авторского права с тем, что якобы у нас никогда не было соответствующей традиции.

- Говорить об отсутствии традиций в области авторских прав неверно. В советские времена действовал прекрасно отлаженный механизм авторского права. Тот же Юрий Антонов был миллионером лишь благодаря тому, что его песни играли в ресторанах, которые производили за это соответствующие отчисления. Мало кто знает, что это положение существует и сейчас, хоть оно пока не работает. Аналогичный механизм есть и за рубежом. Разница лишь в том, что у нас полагается платить процент от оборота, скажем, того же ресторана, а в Германии собирают деньги от количества столиков.
Добавить комментарий
Проверочный код