Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Регистрация и ликвидация фирм, ООО, ИП. Бухгалтерские услуги. Оффшоры
oooregistratsiya.com
№30 (346) 05 августа 2002 г. Общество

«Я НЕ ПИАРЩИК»: неюбилейные откровения Павла Якубовича

05.08.2002
Марина ГУЛЯЕВА

Себя он считает амбициозным и циничным. Очень обидчив - болезненно воспринимает любую критику в адрес своей газеты. Впрочем, стоит ли обижаться? В ближайшее время «Советская Белоруссия» исчезнет - главный редактор Павел Якубович вынашивает идею смены названия газеты.

Мы поздравляем коллег с юбилеем, который «Советская Белоруссия» отмечала на прошлой неделе. Как сказал президент, посетивший коллектив редакции с поздравлениями, «нашей» газете исполнилось 75 лет.

С главным редактором «Советской Белоруссии» Павлом ЯКУБОВИЧЕМ беседует корреспондент «Белорусской газеты».

- С 3 мая «Советская Белоруссия» выходит в новом формате. Предваряя грядущие изменения, вы говорили, что стремитесь сделать газету европейского уровня. Получилось?

- Нашим учредителем, администрацией президента, была поставлена задача: 3 мая газета должна выйти в новом формате, что предполагало увеличение полос, изменение дизайна и содержания. Меня президент неоднократно критиковал за то, что газета выходит всего лишь на четырех страницах. Газета должна быть конкурентоспособной, а при таком объеме сделать ее интересной и содержательной невозможно. И, говоря о европейском уровне, очевидно, нужно иметь в виду конкурентоспособность издания на рынке. Я думаю, именно этого и хотел от нас учредитель - газета должна сохранить и упрочить лидерство на информационном поле, она должна быть влиятельной не с точки зрения административного ресурса, а с позиций распространения информации.

- Информации или идеологии, как заявил президент на встрече с журналистами «СБ»?

- Мне кажется, говорить о том, что у нас факт не идеологизирован - лукавство. В 1995г. я писал, что мы должны сосредоточиться на информационной функции газеты, а не на организаторской. Однако через некоторое время я понял, что сделал поспешное и не совсем продуманное заявление: сегодня газета должна нести организаторскую функцию. Есть реальный, увы, менталитет читательской аудитории - люди видят в газете не только источник новостей, но и инстанцию, причем зачастую последнюю, куда можно обратиться за помощью. Я пришел к выводу: очень важно, если мы на основании имеющихся у нас возможностей будем помогать как конкретной пенсионерке, так и выступать с критикой в более масштабных случаях. И для меня очень важно, чтобы газетное выступление стало поводом для вмешательства в эту проблему соответствующих инстанций, и не успокаиваюсь, пока газета не получит ответ.

Возможно, у кого-то возникнут ассоциации с мрачными временами советской журналистики, когда после появления в «Правде» материала под заголовком «Сумбур вместо музыки» в музыкальных кругах начинались погромы. Но, на мой взгляд, наше общество пока находится на том этапе нравственного развития, когда газетные выступления должны быть не простым криком в открытую форточку, а сигналом для власти устранить отмеченные недостатки.

- А чем можно объяснить, что еще несколько лет назад «СБ» практически не публиковала критических материалов? Ведь проблем в обществе было не меньше, но в газете существовала даже рубрика «Не все так плохо». Сегодня критические материалы появились, но они направлены лишь на низшее звено управленческой и хозяйственной «вертикали», более высокие уровни власти «СБ» своей критикой не касается.

- Я очень внимательно анализирую общественные тенденции. Есть ситуации, когда критика создает в обществе обстановку нетерпимости, и достаточно нескольких на первый взгляд безобидных публикаций, чтобы в государстве возникли серьезные потрясения. Да, были периоды, когда газета снижала критический тон, но совсем не для того, чтобы выглядеть благостной - речь идет о нужных и своевременных критических выступлениях. И я не могу согласиться с тем, что «СБ» критикует только низшее звено «вертикали» - в отличие от коллег из других изданий, негосударственных в том числе, в «СБ» появляются материалы с гораздо более масштабным анализом той или иной проблемы и критикой в адрес очень влиятельных инстанций.

- Вы хотите сказать, что «СБ» порой более критична, чем негосударственные издания?

- Не порой, а постоянно. Это может показаться парадоксальным, но я думаю, что серьезные аналитики приходят к такому выводу, читая «СБ». Проще всего опубликовать письмо какого-нибудь разгневанного пенсионера, но куда более действенно из номера в номер анализировать деятельность крупных сегментов промышленности либо сельского хозяйства. Мы предпочитаем масштабность.

- Как вы оцениваете общий уровень государственных и негосударственных СМИ?

- Я неоднократно говорил, что государственные СМИ менее конкурентоспособны и можно только сожалеть о невысоком уровне материалов - это очевидно. И дело не в том, что журналисты государственных СМИ работают в некоем поле, ограниченном флажками. Более того, никто не ставит задачу показывать действительность только в радужных красках, но, к сожалению, сами журналисты позволяют себе скатываться до примитивного осмысления информации, стремясь увидеть в каждом факте лишь позитивное начало. В свою очередь, журналисты негосударственных СМИ с точно таким же энтузиазмом ищут лишь негатив. В итоге получается абсолютно полярная картина, и, на мой взгляд, это одна из особенностей белорусского информационного поля.

- Говоря о полярности информационного поля, что вы понимаете под термином «государственные и негосударственные СМИ»? Можно ли таковыми называть «СБ», «Рэспублiку» и «Звязду», учитывая, что их учредителями выступают конкретные органы власти - т.е. группа чиновников, интересы которых эти издания и представляют на своих страницах, но отнюдь не государства в целом?

- Я уверен, что большинство наших читателей вообще не знает, кто у нас учредитель. Если он выбрал нашу газету или «Белорусскую газету», он считает эти издания самыми интересными и содержательными, ему интересна форма подачи материалов и мнения конкретных журналистов. Полагаю, что для читателей не имеет значения, кто учредил ту или иную газету. Расхожий термин «государственные и негосударственные СМИ» надуман и не имеет никакой профессиональной ценности. Есть газеты качественные и некачественные.

Еще в 1991г. я предложил Станиславу Шушкевичу план реорганизации белорусской прессы, хотя тогда еще не знал, что для него любая историческая ситуация - лишь форма саморекламы и желания достичь личного комфорта. Тогда я предложил Шушкевичу отпустить газеты на волю, чтобы не было никаких государственных учредителей. Он косо на меня посмотрел и сказал, что я слишком желчный человек, и не согласился.

- Вы придерживаетесь этой позиции и сегодня?

- Да, и неоднократно ее высказывал, но считаю, что государственные средства массовой информации быть должны, особенно на нынешнем этапе развития общества. И, кстати, очень много говорится, что, мол, только в Беларуси остались государственные СМИ - это неправда. В России есть «Российская газета», которую издает российское правительство, учредителем «Российских ведомостей» выступает администрация президента. В России очень много государственных газет, о ТВ-каналах и говорить нечего, вспомним лишь РТР, - для России это характерное явление.

- Как и характерное явление то, что в России власть, декларируя свою позицию по отношению к СМИ, не отдает предпочтение государственным, в то время как у нас они не только поддерживаются, но и, по заявлению президента, должно быть сделано все, чтобы работа в государственных СМИ была престижной.

- Как говорил острословец Путин, «нужно отделять котлет от мух». Следует отдельно рассматривать свободу распространения информации, свободу слова и политику власти по отношению к СМИ. И при более глубоком рассмотрении каждой из этих трех проблем будет развенчано довольно много расхожих мифов. Мне не известны случаи, когда государство мешало распространению частных изданий, другое дело, что государство не занимается спонсорской поддержкой этих газет. Но почему оно должно поддерживать частную инициативу? Газета - это бизнес, она учреждается для извлечения прибыли. И давайте не будем говорить о том, что есть некие «волаты» духа и филантропы, работающие исключительно по духоподъемным соображениям.

Другое дело - равные экономические условия. Я считаю, что более высокие тарифы на распространение и производство для частных СМИ - это неправильно и в очередной раз свидетельствует о том, что в информационной и идеологической сфере некоторые решения принимаются конъюнктурно. С экономической точки зрения распространение негосударственной газеты по более высокому тарифу государству ничего не дает, потому что белорусские частные издания за пределами Минска практически не распространяются, у них мало подписчиков. Поэтому государство от этой схемы не обогащается. Равно как и не оправдывает себя этот шаг как мера воздействия на информационную политику, как это, наверное, виделось разработчикам этого странного решения. Спрашивается: кто выиграл? Проиграли все, а самое главное - это бесконечный повод для разговоров, в особенности для западных наблюдателей, которые докладывают, что в Беларуси душится независимая пресса. И это при том, что практически все газеты печатаются в государственной типографии и экспедируются по каналам «Белсоюзпечати». Я неоднократно ставил вопрос, что эту дискриминационную меру нужно отменить.

- За какие «флажки» нельзя выходить журналистам «СБ»?

- Такое огороженное поле есть в каждой газете. Я был бы очень удивлен, если бы журналист вашего издания написал критическую статью об одном из учредителей своей газеты и остался в ней работать. Общее правило - критиковать своих учредителей, мягко говоря, не принято. Ни в газете «Нью-Йорк-Таймс», ни в «СБ». В нашей газете нет критики президента и администрации президента. Мы предоставляем эту возможность другим белорусским изданиям, которые пользуются ей очень охотно и не всегда в меру. Однако все, что касается критики правительства, отдельно взятых министерств, субъектов «вертикали», - все это на страницах «СБ» присутствует в немалом объеме.

- Знакомясь с работой «СБ», давал ли президент какие-нибудь советы и вообще были ли случаи, когда он лично вмешивался в деятельность газеты?

- У президента нет искуса руководить газетой, хотя у многих чиновников чешутся руки это делать. Единственный раз президент позвонил мне в 1996г., но он тогда вообще очень остро реагировал на публикации в СМИ. Всегда есть определенное волнение, как воспринимает газету президент. Он человек очень наблюдательный и внимательно отслеживает, кто и что стоит за публикацией, не попал ли редактор под влияние каких-нибудь группировок, интригующих между собой. С другой стороны, такое внимание - величайшее благо для меня, потому что никакие «доброжелатели», которым очень хотелось бы превратить «СБ» в боевой листок, не добьются этого. Вот, мол, Якубович пытается усидеть на двух стульях, а нужно идти вперед, в штыковую...

Я неоднократно объяснял, что «СБ» не может быть боевым листком - есть президент и есть народ, который его выбрал. Ссорить народ я не буду. На меня был как-то оформлен донос двумя весьма одиозными деятелями из Академии наук, где было сказано, что я делаю антипрезидентскую газету. Очень многие хотели бы видеть газету этакой «окопной правдой». Но я знаю, что президента здесь не переубедить, потому что он читает газету и имеет свое мнение. Он бывает ею недоволен, у него есть сомнения, но он никогда не давал мне советов писать так или иначе. Кстати, весьма корректное отношение к газете и у главы администрации Латыпова.

- Судя по всему, у вас не остается выбора, кроме как поддерживать президента, и ваша «колонка главного редактора» демонстрирует эту позицию. Вас считают пиарщиком президента, а не журналистом.

- Я пишу для читателей «СБ». Знаю, что им нужно, опираясь на маркетинговые, социологические исследования. Я работаю для своих подписчиков, а не для умников, которые сидят на заборе и дают оценку: этот пиарщик, а этот - нет. Я вообще со скепсисом отношусь к людям, которые руководствуются принципом: если нечего сказать, надо кричать. После каждой моей колонки приходят десятки писем от читателей, которые благодарят, спорят. Поэтому я не пиарщик.

Один мой коллега написал, что Якубович стал чиновником от журналистики. Что значит чиновник? Я редактор газеты, и у меня, к сожалению, помимо творческих масса хозяйственных функций. Но я считаю себя журналистом. И доказываю это всем, кто, как некогда писала хорошая газета «Имя», умеет читать.

Пока я выпускаю газету, тираж которой суммарно включает тиражи всех минских газет, я могу относиться к некоторым высказываниям снисходительно. Сегодня, в условиях отнюдь не тепличных, я делаю все, чтобы эта газета была конкурентоспособной. Мы делаем газету, которая громко заявляет о себе на нашем пусть бедноватом информационном поле.

В будущем должен быть создан государственный холдинг, объединяющий газеты, телевидение, информационные агентства. Стремление опираться и рассчитывать только на дотации государства оказывает влияние на творческие коллективы. Коллектив знает, что деньги все равно будут. Это, ей-богу, приводит к определенной творческой деградации. И поэтому редакции газет должны иметь возможность выбирать форму собственности. Тогда ситуация на рынке, безусловно, изменится. Но не так, как написала одна журналистка, что мол, если все государственные СМИ лишить поддержки, то они все исчезнут, а «Советская Белоруссия» скатится до 10 тыс. и то при условии, если Якубович будет писать о футболе. Мысль, конечно, любопытная, но я этого не боюсь. «СБ» не затеряется, а я могу писать не только о футболе. Да и журналисты у нас хорошие. Во всяком случае их сегодня просто переманивают в газеты, которые совсем недавно числились по разряду элитных.
Добавить комментарий
Проверочный код