Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№28 (344) 22 июля 2002 г. Тема недели

ПРОБУЖДЕНИЕ ДЕНЕГ: в тени спора доллара и евро уверенно падает рубль

22.07.2002
Ярослав РОМАНЧУК

Лучшим институтом госуправления Беларуси прошлого года был Нацбанк. Если бы не декабрьский провал с резким увеличением денежной массы, ему можно было поставить крепкую «тройку». 8 ноября 2001г. указом президента N641 были утверждены «Основные направления денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2002г.». Первые шесть месяцев нынешнего года показали, что выполнение двух основных показателей - инфляции и обменного курса - находится под угрозой. По плану на год нам обещали рост потребительских цен на 20-27% и курс доллара 1860-1920 рублей. За первые полгода инфляция составила 20,2%, а курс - 1.800.

Очевидно, специалисты Нацбанка считают, что во втором полугодии при безмятежно спящей экономике у них появятся некие полномочия, чтобы значительно ужесточить монетарную политику. Напомним динамику индекса потребительских цен (ИПЦ) за последние три года. В 1999г. за первые шесть месяцев индекс вырос на 86,1%, за год - на 251,2%, в 2000г. - на 53,9 и 107,5%, в 2001г. - на 22,4 и 46,1%. В белорусских реалиях цены во втором полугодии растут быстрее, чем в первом. Чтобы Нацбанку вложиться в рамки прогнозного показателя по инфляции, ему надо сократить темпы роста цен в три раза, дабы среднемесячная инфляция составила 0,9%.

Ситуация по обменному курсу аналогична. Понятно желание главы Нацбанка Петра Прокоповича и его коллег сохранить лицо как перед Александром Лукашенко, так и перед Центробанком России и МВФ. Но данную миссию при проводимой фискальной и торговой политике можно считать трудно выполнимой. В правительстве уже обсуждают необходимость повышения прогнозного показателя по инфляции до 40% и курса до 2.200. Но и эти цифры кажутся слишком оптимистическими.

СПОКОЙНЫЙ ГРИНСПЕН ПОСЛЕ БУРНОГО БУША

Если председатель Нацбанка имеет большой кредит доверия у финансовых институтов, инвесторов и кредиторов страны, то он быстро может нейтрализовать слухи о кризисе. На прошлой неделе нервный фондовый рынок США наконец-то услышал слова одного из главных патронов мировой экономики, председателя Федеральной резервной системы США Алана Гринспена. Его выступление оказало несравненно большее влияние, чем грозные предупреждения Джорджа Буша нечистоплотным бизнесменам. Есть основания считать, что американская финансовая элита хорошо усвоила уроки Великой депрессии, но когда доллар выполняет функцию мировых денег и подкреплен не золотым стандартом, а честным словом и добрым именем Гринспена, Буша и Wall Street, то при пошатнувшемся доверии к американским фундаментам и ключевым фигурам последствия как для США, так и для доллара могут быть трагичными. Но оснований для оптимизма все-таки гораздо больше.

МИСТИКА БЕЛОРУССКИХ ДЕПОЗИТОВ

В Беларуси ситуация обстоит несколько иначе. У нас председатель Нацбанка черпает доверие не у финансовых институтов страны, реального сектора, а у населения, которое остается последним крупным кредитором затухающего социалистического эксперимента. Логика белорусской банковской системы - «нам люди доверяют свои депозиты, значит, система устойчива и экономика работает нормально» - отличается от логики американцев: «У нас крепкий конкурентный реальный сектор, постоянный приток иностранных и внутренних частных инвестиций, профессиональные экономисты во главе центробанка, поэтому население может нам доверять».

Экономистам и психологам еще предстоит изучить феномен белорусского вкладчика. Несмотря на высокую инфляцию, кризис реального сектора, острый дефицит валютоокупаемых проектов, политизацию экономических решений, трагическую историю массового обмана вкладчиков, люди отчаянно держат деньги в белорусских банках как в рублях, так и в валюте.

Одной из самых ярких черт национального экономического характера белорусов является высокая склонность к сбережению, взлелеянная еще в советские времена. Эту особенность вовсю эксплуатирует власть. Правительство давно лишило население всех возможных инструментов сбережения, оставив «спасительный круг» в виде банковских депозитов. Взвинтив депозитные ставки, Нацбанк создал временную нишу для высоких заработков. Кто ею воспользовался? В очень малой степени учителя и врачи, пенсионеры и бюджетники. У них нет больших денег, нет инсайдеров в финансовых учреждениях, которые подсказали бы, что делать, они в основной массе не понимают экономику и помнят боль превращения сбережений всей жизни в пыль в начале 90-х. Основные бенефициары депозитной политики белорусских банков - все те же валютчики, дельцы «черного» рынка, предприниматели и даже юридические лица, которые любят шальные деньги и высокую степень риска. Они имеют «своих» банкиров, людей в правительстве и Нацбанке, которые оперативно информируют их о состоянии дел. Их задача - вовремя дать сигнал «забирайте деньги!».

Понятно, что за бесплатно такую важную работу никто делать не будет. Будучи не в состоянии победить участников «черного» рынка, Нацбанк и правительство решили... заманить их в легальную схему депозитной пирамиды банковской системы Беларуси. Отечественный аналог легендарной схемы Понзи (автор первой финансовой пирамиды) созрел. В недалеком будущем нам предстоит захватывающее зрелище: бегство от рубля. И на этом этапе мы четко увидим иерархию власти и приближенных к ней.

Большие начальники, теневики и «шишки» наверняка будут предупреждены и сумеют вовремя перевести свои сбережения в безопасную валютную наличность. Самое интересное начнется тогда, когда спохватятся простые вкладчики. На всех денег не хватит, и если в Беларусь не придут иностранные инвестиции, кредитные ресурсы, то банковская система должна будет защищаться от законных требований вкладчиков пересмотром депозитных договоров. Среди наиболее популярных для правительства мер будут практиковаться их продление на пару лет без права снимать всю сумму, ограничение суммы единовременной выплаты, использование плавающей шкалы процента или выплата валютных вкладов рублями по выгодному для банка курсу.

О каких суммах идет речь? На 1 июля население держало на счетах рублей на сумму $311 млн. и валюты на $340 млн. $651 млн. - солидные деньги для нашей страны. Выплатить даже треть для «Беларусбанка» и шести уполномоченных банков в целом будет крайне проблематично. В этом вопросе они рассчитывают на помощь Нацбанка. У того, в свою очередь, есть обязательства перед Центробанком России и джентльменские договоренности с МВФ. К тому же здесь работают люди, которые прикладывают огромные усилия, чтобы в условиях тотальной социализации экономики удержать национальные деньги от позорного обесценения. Кто победит: Лукашенко с правительством в новом составе (таковое наверняка будет сформировано до середины осени) с непомерными аппетитами, дырявым бюджетом и немощным реальным сектором или Прокопович, поддерживаемый своим трезвомыслящим окружением в Нацбанке? Ответ, в принципе, предсказуемый.

Тем временем за первые полгода в национальной банковской системе отмечен ряд тенденций. Чистый внутренний кредит в инвалюте вырос на 53,3%, до $151,4 млн., а чистый кредит органам госуправления в валюте увеличился аж на 74,8%. При этом депозиты органов госуправления уменьшились в рублях на 22,8% (до 26,8 млрд. рублей), в валюте - на 36%. Нацбанк практически избавился от ценных бумаг правительства (уменьшение на 97,5%, до 1,3 млрд.) и забрал 1,44 млрд. с депозитов в коммерческих банках. Продолжилось увеличение доли «плохих» кредитов в балансах банков (около 25%) при сокращении числа валютоокупаемых проектов.

Естественно, не может быть крепких банков в больной экономике. При этом никто всерьез не обсуждает давно назревшую проблему банковской реформы. Банки и поныне рассматриваются как запасные «карманы» исполнительной власти, которым до поры до времени разрешены определенные вольности. Конечно, легче говорить о кризисе в Америке, чем о состоянии финансовой системы страны. Пусть мысль о падающем долларе и согревает душу многим белорусским чиновникам и банкирам (мол, богатые тоже плачут), но ни изменение правил бухучета в США, ни крепнущий евро не решат проблемы высокой инфляции и низкой ликвидности белорусских банков.

Отметим еще одну институциональную особенность Беларуси. В США чуть ли не каждый школьник знает, что Гринспен несет ответственность за стабильность цен. Европейский центральный банк, продолжая традиции Бундесбанка, работает ради одной цели - обеспечения стабильности своих денег. Парадоксально, но Нацбанк Беларуси не несет ответственности за стабильность цен в стране. До этого года он вообще не отвечал за выполнение основных параметров монетарной политики. Начиная с 2002г. Прокоповичу и его коллегам наконец-то вменили выполнение одного показателя - обменного курса. А за инфляцию у нас отвечает Минэкономики, которое не имеет доступа к денежному печатному станку.

Таблица

Вот и получается, что на уровень цен в Беларуси гораздо большее влияние оказывают неформальные отношения Прокоповича с Лукашенко, чем выполнение своих уставных задач формальными институтами экономического управления. Что будет, если у Лукашенко появятся иные приоритеты, отличные от относительно стабильных цен и единого курса рубля? Что будет, если Прокопович будет востребован на ином фронте безустанной экономической борьбы? Если бы доверие к американскому доллару формировалось на основе личных отношений между Гринспеном и Бушем, а не было подкреплено четкими законами и практикой, то можно было бы с уверенностью сказать о коллапсе доллара.

А пока нам бы лучше позаботиться о своих национальных деньгах и банках. Здесь - тонко. Здесь легко может порваться.

* * * 

Чтобы отвлечь внимание населения от проблем национальной банковской системы, власти активно включились в кампанию критики корпоративной системы США, предсказывая быстрое падение доллара. Если бы Беларусь была в 100 раз больше и имела основные валютные поступления в евро, а внешние долги в долларах, такое поведение имело бы некий экономический смысл. Но надеяться, что люди вдруг начнут отказываться от доллара в пользу белорусского рубля, просто наивно. Банки вели бы себя совсем по-другому, если бы они были частными и не зависели от исполнительной власти. Кризис реального сектора и финансов государства не может не отразиться на их положении. Весь вопрос в том, насколько агрессивно будет вести себя власть и насколько изобретательно банки будут искать отговорки, чтобы не финансировать заведомо провальные проекты.
Добавить комментарий
Проверочный код