Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№28 (344) 22 июля 2002 г. Общество

ПОРА ЛЮБИТЬ «КАРТОН»

22.07.2002
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

Кино переживает тихую революцию

Максим: Иосиф Бродский однажды написал: «Кругом все больше бумаги, все меньше риса». Глядя вокруг, мы можем констатировать: «Кругом все больше фильмов, все меньше кино».

Андрей: Ты это о чем?

М.: Будто сам не знаешь! Посмотри на афиши: «Звездные войны: атака клонов», «Человек-паук», «Лара Крофт - расхитительница гробниц», «Перл-Харбор», «Блэйд-2»… Кажется, что все дорогостоящие проекты последних лет насквозь фальшивы: посмотрел - и забыл! Шумные пустяки, бумажные тигры.

А.: Мне кажется, что тут дело не во внезапном оглуплении лучших сил Голливуда и «Мосфильма» или вызывающем пренебрежении к интересам зрителя. Думаю, что для появления череды «картонных» блокбастеров есть серьезные основания. Вспомним, что, пожалуй, самым первым фильмом этого ряда была нелепейшая «Годзилла» Роланда Эмммериха. Но, заметь, она имела успех!

М.: Думаю, что в современном кино само понятие мастера (и мастерства) меняет свое значение. Прежде в мастере кино видели учителя, генератора идей, пророка и творца собственной Вселенной. Выдающиеся режиссеры задавали определенные схемы реальности. Сегодня мастер тот, кто в совершенстве овладел техническими приемами. Такой артист торгует не идеями, а эффектными картинками.

А.: Но в такое «картонное» кино привлекаются, как правило, звезды первой величины. Разве это не забота о качестве?

М.: Здесь забота не о качестве, а о размерах продаж товара. «Звездный» состав - верное средство привлечь простодушного зрителя. Яркий бантик на коробке. Мы привычно попадаемся на магию имен Брэда Питта, Анжелины Жоли или Иэна Макгрегора. А ведь любая звезда демонстрирует в каждом новом фильме один и тот же набор проверенных трюков. Линия грехопадения артиста: от отважных опытов в независимом кино к первым коммерческим предложениям и последующему превращению в пожизненного носителя маски по имени «Джек Николсон» или «Роберт де Ниро». Именно это происходит сейчас с Кину Ривзом и Джонни Деппом. Увы, «звезды» - заложники своего успеха. Им платят за знакомую улыбку и знаменитый профиль.

А.: Но народ-то любит «звезд» и нормальное зрелищное кино. И он, согласись, имеет полное право выбирать не умников Сокурова и Аллена, а затейников Лукаса и Бессона.

М.: И что же именно выбирает народ? Давай разберемся. В «картонном» кино нет глубоких идей. Здесь не важны оригинальность сюжета и психологизм. Герои и ключевые образы приходили раньше из литературы, сегодня все чаще - из комиксов. Рисованные герои прорвались на экраны: Супермен, Бэтмен, Люди в Черном, Люди Икс, Спаун, Человек-паук, судья Дредд, Девушка-на-Танке… Кинокомикс шагает по планете!

А.: А что тебе не нравится? Комикс - это ведь сценарий, расписанный по кадрам художником. Точно так работает любой серьезный режиссер: готовясь к съемке, он расписывает эпизод по планам. Именно в этом секрет максимальной выразительности кинотекста. Качественный комикс, например, «черный» цикл Фрэнка Миллера о Син-Сити, непросто устроен и предельно кинематографичен. Кино и «истории в картинках» тесно связаны с самого рождения. Это абсолютно нормально!

М.: И много ты знаешь людей, способных перечитывать комиксы? В рисованных историях восприятие зрителя-читателя скользит по поверхности явлений. Человек с «комиксовым» сознанием просто теряет способность думать!

А.: А кто тебе сказал, что кино призвано учить думать? Синема - это коллективные сны, опыт глубокого погружения в условное пространство кинотекста. Кино - это школа нового зрения. Мыслить учат в других местах. Пойми, «картонное» кино - не случайность. Его делают, потому что его смотрят.

М.: Вот именно! Любой «картонный» фильм - это цинично просчитанный коммерческий проект. Люди знают, где нажать, чтобы посыпались деньги. Скажем, горячая новинка «Блэйд-2» сознательно имитирует компьютерную игру в которой блиц-диалоги и бесконечные потасовки «хороших» и «плохих» вампиров чередуются чисто механически, а финал абсолютно очевиден с первых эпизодов. Зрителя как бы пропускают сквозь фильм как сквозь строй, выбивая в его мозге брутальный барабанный ритм. Знаешь, это совсем не здорово. Почему же на эту пустышку идет зритель?

А.: Современная киноиндустрия очень профессионально изучает зрительские интересы и пристрастия. При этом не кино борется за внимание публики, а, напротив, зрителя настойчиво готовят к очередной кинопремьере. И делают это задолго до выхода картины. Именно поэтому экранизации комиксов - дело почти беспроигрышное в мире, где поколение за поколением растут на Бэтмене и Супермене. Как тебе рекламная кампания длиной, скажем, лет в тридцать?

М.: Так, может, мы зря видим в «картонных» фильмах нечто новое? Ведь дорогое глупое кино типа «Клеопатры» или «Анжелики» было всегда!

А.: Верно. Однако есть и другой аспект нашей темы. Времена меняются. Для людей Интернета и спутникового ТВ привычна мозаичная, «покадровая» подача постоянно обновляющейся информации. Точно как в «нарезах» рекламы, музыкальном видео или тех же комиксах. По существу, на наших глазах формируется новый культурный стандарт. И гипердекоративное «картонное» кино - одно из его воплощений.

М.: Я бы назвал это, скорее, поиском стиля новой эпохи. «Картонное» кино в этом случае можно рассматривать как естественный этап роста визуальной культуры. Активная игра с формой при принципиальной банальности содержания. Новый киностиль еще не сложился, поэтому все речи на этом языке выглядят косноязычно. Дорогое кино работает в режиме наивно-агрессивного биллборда - рекламного щита на оживленной магистрали.

А.: Точно, а зрителя просто несет от одного щита к другому в поисках грубого визуального кайфа! Но тот, кто движется по скоростной автостраде, ничего другого просто не успевает заметить. Он только так и потребляет культуру.

М.: Выходит, что «все идет по плану». И многократно осмеянный интеллектуалами «картон» просто отражает некие сдвиги массовой психологии. Когда-то Голливуд экранизировал «Войну и мир». Я лично не могу представить такого сегодня.

А.: Новое время - новые сюжеты. Прежний Голливуд охотно играл в «культурность». А сегодня на экранах конкурируют «картонные» голливудские джедаи и столь же «картонные» французские Астерикс с Обеликсом. У них «Матрица» - у нас «Осиное гнездо», там «Звездные войны» - здесь «Видок». Борьба идей превращается в поединок поп-героев!

М.: Это действительно похоже на тенденцию. Но в таком случае, может, не стоит ломать копья? И «картон» - это просто новое послание, язык которого нам пока не знаком?

А.: Не спеши пытаться его понять. Технологичное «картонное» кино фактически возвращает нас к истокам кинематографа. Мы как бы снова наблюдаем люмьеровское «Прибытие поезда». Здесь завораживает не идея, а технический прием. Это триумф стиля. Смыслом он пока не наполнен. Но это не кризис, и уж точно не болезнь.

М.: Что ж, назовем это эпохой первоначального накопления новых возможностей кино. Но мне хочется обозначить такое кино как пост-интеллектуальное. И это, наверно, еще одна закономерность.

А.: В свое время отечественный (и не только) зритель получил серьезную идейно-воспитательную передозировку. И сейчас буйство на экране пустых «картонных» картинок воспринимается как глоток свободы. Это, что называется, «не грузит». И слава Богу!

М.: Характерно, что «картон» максимально эффективен только при кинопросмотре. Новая зрелищность снова собирает зрителей в массу, возрождая почти забытое в эпоху видео и персональных компьютеров племенное киносознание.

А.: Да, и именно это можно рассматривать как старт новой визуальности. Которая расскажет нам немало нового про нас самих. И мы ее либо возненавидим, либо научимся любить.
Добавить комментарий
Проверочный код