Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (342) 08 июля 2002 г. Тенденции

ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

08.07.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

С тех пор, когда вместо годовщины провозглашения суверенитета в качестве Дня Независимости мы начали праздновать годовщину освобождения Минска советскими войсками, 3 июля превратилось в день независимости от Запада. Однако сейчас, несмотря на присутствие на торжествах VIP-гостя Павла Бородина, праздник скорее напоминал день независимости от России. Внешняя атрибутика, отсылающая уже не к годам застоя, а к сталинским 50-м, лишь усугубляла это ощущение.

Когда президент бедной страны принимал на трибуне возле памятника Ленину парад военной техники, это напоминало предперестроечный бардак с генсеком ЦК КПСС на трибуне мавзолея. Прогнозы пессимистов оправдались: Беларусь стремительно возвращается в прошлое. В советское прошлое. Теперь на смену площади Независимости пришла трибуна на Октябрьской площади, на смену военной технике - парад атлетов и шеренга девочек из младших классов, построенная для поднесения цветов президенту.

Вообще поразительно, насколько похожи все авторитарные вожди. Все они любят фотографироваться с детьми, носить военную форму и царственно махать с трибуны радующимся массам. Девочка, которую держал на руках Иосиф Виссарионович, дожила до наших дней. И рассказала биографам про репрессированных родственников и про чувство восторга, испытанное от близости к вождю.

Мало кто из белорусских школьников может повторить искреннее советское «спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство».

Если разобраться, детство у них совсем не счастливое. Романтика пионерлагерей и «Зарниц», желание стать комсомольцем и уехать на большую стройку сменилось идейной пустотой, которую не заполнить ни Станиславу Князеву, ни Юрию Соловьеву. Ни БПСМ, ни пионерская организация, ни скауты не смогут возродить в белорусских детях ощущения советского школьника, перед которым, казалось, открывался огромный мир от Мурманска до Байкала. И не было ничего, способного его остановить. Деньги, квартира, автомобиль - все это признавалось забавами мещан и с гордостью отвергалось во имя других, значительно более возвышенных и романтичных перспектив. И пусть безграничный советский мир впоследствии оказывался всего-навсего огромной зоной, взрослые предпочитали не объяснять это своим чадам.

По своей сути ситуация, когда детей несколько недель учат правильно симулировать любовь к президенту, также ненормальна, как недавно состоявшиеся военные учения. В Советском Союзе их масштабность и пафосность была оправдана наличием собственной современной военной техники. Когда же только для того, чтобы президент мог примерить военную форму, из запаса призываются офицеры, а из боксов извлекаются морально устаревшие детища оборонной промышленности СССР, - это также смешно и неудобно, как глава государства, нескладно поющий Ободзинского.

Сухо и бездумно восстанавливая внешнюю атрибутику сталинских 50-х, современные идеологи не могут понять, что за ней до такой степени ничего не стоит, что никто из целевой аудитории им просто не поверит. Когда-то визуальные криэйтеры активно эксплуатировали образ морского побережья, тропической зелени и белой яхты как универсальный номинатив человеческого счастья и благополучия. Но к 90-м этот затасканный образ настолько коммерциализировался, что стал вызывать лишь отвращение. Мало где в рекламе теперь встретишь этот некогда универсальный фон для представления рекламируемого объекта. Так и со сталинской атрибутикой: можно сколько угодно махать с трибун марширующим внизу детям, сколько угодно сулить им «светлое будущее» (нечто подобное завершало президентское выступление 3 июля), однако счастливее они от этого не станут. Образ, исчерпавший себя 40 лет назад, снова популярным не будет.

Вот и получается, что вместо счастливой толпы объектом президентских улыбок и «маханий» становятся жиденькие шеренги спортсменов, редкие школьники да несколько сотен ветеранов, которым посчастливилось попасть за оцепление. В Беларуси не просто культ личности. Здесь - культ не до конца популярной личности. Сталина действительно любили. Помню своего деда, который всегда поднимал стакан сначала «за Сталина», потом - «за победу». А за А.Г. - кто поднимет стакан?

Происходившее на параде - не просто ошибка технологов, неверно выбравших путь повышения президентской популярности. Это еще и залог дальнейшего отдаления Беларуси от России. При Ельцине, когда внешняя политика его страны была более чем неопределенной, а российской идеологии просто не существовало, любое «советское» шоу в Беларуси воспринималось и здесь, и там как интеграционное. Теперь, в силу изменения акцентов в позиции Кремля, - совсем наоборот. В то время, когда Путин отдыхает на ранчо у Буша и показывает тому родной Петербург, единственно возможным интеграционным шоу в Беларуси был бы праздник под знаменами Евросоюза. Не могут объединяться два государства, разнонаправленные в своем движении. Беларусь устремилась в прошлое, Россия - в будущее.

При этом самое любопытное, что в прошлое Беларусь устремилась именно из-за желания быть с Россией. Кто-то во власти никак не может понять, что внешнеполитическая конъюнктура кардинальным образом изменилась. Что «советский» механизм интеграции больше не воспринимается всерьез никем в Кремле. Что те, кто при Ельцине были «недоброжелателями» союза, теперь являются политической элитой, принимающей решения в России. И если этот негибкий подход сохранится, излишнее стремление объединяться благополучно похоронит само объединение.
Добавить комментарий
Проверочный код