Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (342) 08 июля 2002 г. Общество

РЕКВИЕМ ПО КЛАССИКЕ

08.07.2002
Вероника ЧЕРКАСОВА

Нет смысла обсуждать, нужна ли обществу классическая музыка. Любое государство, претендующее на то, чтобы называться цивилизованным, не жалеет сил и средств на развитие классической культуры. Это - визитная карточка страны, показатель ее культурного уровня, а порой и существенная статья пополнения бюджета. Сегодня в Минске билет на концерт солистов Государственного оперного театра стоит 300 рублей, а Государственная филармония на неопределенный срок закрыта на ремонт, поскольку находится в аварийном состоянии.

Вячеслав БОРТНОВСКИЙ, руководитель симфонического оркестра «Коллегиум музикум», рассказал корреспонденту «Белорусской газеты» Веронике Черкасовой о проблемах отечественной классической музыкальной культуры.

ПИТЕРСКИЙ

- Вы минчанин?


- Нет, я приехал в Минск в 1981г. из Ленинграда. Считаю себя продолжателем традиций Ленинградской дирижерской школы, учился у известных профессоров Ленинградской консерватории, долгие годы посещал класс Ильи Александровича Мусина, одного из столпов дирижерской школы Советского Союза. Он прожил 95 лет и в этом возрасте еще дирижировал. Кстати, дирижеры в большинстве своем - долгожители. Леопольд Стаковский, Герберт фон Караян, Мравинский... Если вспомнить десятку выдающихся дирижеров, то практически все они будут долгожителями.

- Как вы думаете, почему?

- Возможно, потому, что каждый концерт - это мощнейший положительный стресс. И еще: дирижер всегда работает в коллективе единомышленников, ведь если в оркестре сидят люди, которые мне не доверяют, это моментально проявится в звуке. Между прочим, долгожительство дирижеров в определенном смысле предусмотрено природой. Гастрольный график бывает очень плотным, каждый день - концерт, переезды из города в город. И никого не интересует, что ты не спал ночь, трясся в автобусе или в поезде, публика заплатила и хочет за свои деньги услышать хороший концерт. Музыканты работают в очень жестких условиях. На Западе гастрольный график расписан на три года вперед. Слабые такой жизни не выдерживают, происходит своего рода естественный отбор.

- Какую музыку вы слушаете дома? Только классику?

- Да нет, я волей или неволей вынужден слушать попсовую музыку, поскольку у меня двое детей, причем в том самом возрасте, когда активно познается окружающий мир. Так что я в курсе событий.

- А что нравится, кроме классики? Рок, джаз?

- Джаз для меня - особая тема. Я разработал курс лекций «Всемирная история джаза», который пять лет читал в Госуниверситете культуры. Как-то мы пригласили в Минск известного джазового музыканта Билла Скита с оригинальной программой. Он заказал серию инструментовок у одного из ведущих оранжировщиков Голливуда Торио Цитто и сделал эксклюзивную программу популярных тем на стыке симфонической и джазовой музыки. Мы успешно провели концерт в филармонии, исполнив в первом отделении «Рапсодию в блюзовых тонах» и сюиту из «Порги и Бесс» Гершвина. А вообще, параллельно с руководством камерным оркестром более пяти лет я возглавлял биг-бенд при управлении культуры Мингорисполкома.

РОСТРОПОВИЧИ ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ НЕ ЖИВУТ

- Как был создан оркестр «Коллегиум музикум»?


- В 1985г. по инициативе управления культуры Мингорисполкома на базе педагогов музыкальных школ Минска. Это был альтруизм, поскольку денег под него никто не давал. Тем не менее с 1986г. мы уже существовали как камерный оркестр, в 1992г. на его базе я создал симфонический оркестр. Решая, как назвать коллектив, обратил внимание на словосочетание «коллегиум музикум» (в переводе с латыни - «музыкальное содружество»). Такие содружества существовали во времена Генделя и Баха, у которого, к слову, был камерный оркестр с таким же названием. Принцип музыкального содружества лежит в основе существования и нашего коллектива. Коллектив уже 17 лет работает без копейки государственных денег. И это только благодаря содружеству и взаимоуважению музыкантов. Все они еще где-то подрабатывают на жизнь, но по моему приглашению всегда играют в оркестре.

- Сколько концертов даете в год?

- В начале 90-х за несколько сезонов дали более 500 концертов. Тогда на концерты ходили семьями, домами, многих я уже знал в лицо. В те годы, имея лишь фантазию и некий творческий потенциал, можно было получить поддержку спонсоров. Сегодня культуру поддерживать практически некому. Во всем мире существует льготное налогообложение для меценатов, но только не у нас.

- Изменилось ли что-то в работе оркестра теперь?

- В последние годы из-за отсутствия финансовой поддержки мы давали очень мало концертов. Да и вообще обстановка в культуре Беларуси не способствует активной деятельности. В нашем музыкальном искусстве четко обозначился приоритет определенных направлений - попса и фольклор. На всех наших «представительских» концертах последнего десятилетия доминировали именно эти жанры. Обращение к культурному наследию можно лишь приветствовать, но когда мы говорим о национальной культуре других стран, то в Германии вспоминают Бетховена, Баха, Караяна. Италия ассоциируется с Паваротти. Иными словами, культуру той или иной нации олицетворяет классика, а не фольклор. На мой взгляд, за последние десятилетие у нас резко упал интерес к классическому искусству.

- Возможно, дело в том, что у нас просто некого слушать. Где же отечественные Паваротти, Караяны, Ростроповичи?

- В Беларуси за эти годы выросло новое поколение выдающихся музыкантов, которые не в полной мере востребованы на родине, потому как штаты Оперного театра и симфонического оркестра заполнены. За последние пять лет из Беларуси только в Санкт-Петербург, в Академию художеств при Мариинском театре уехало несколько десятков молодых исполнителей с великолепными вокальными данными. Ни для кого не секрет, что многие музыканты для того, чтобы как-то выжить, уезжают за границу и играют на улицах. Не студенты - профессиональные музыканты.

- Как сегодня обстоит дело с гастрольной деятельностью?

- В советские времена практически всю концертную деятельность осуществляли Госконцерт и Союзконцерт. Тогда менеджер не мог себе позволить предложить плохие условия или не выполнить договоренность, потому все контролировала госорганизация. После распада СССР в Беларуси так и не была создана аналогичная структура, регулирующая концертную деятельность, занимающаяся организацией, контролем и проведением гастрольных поездок коллективов. Сегодня коллективы на свой страх и риск заключают договора напрямую с западными менеджерами и за рубежом порой не имеют ни юридической, ни финансовой защиты. Во время наших гастролей в Голландии импресарио, организовавший эти концерты, когда пришло время расчета, вдруг заявил, что, мол, у него возникли проблемы и он не может с нами рассчитаться. К счастью, ситуация разрешилась благоприятно, поскольку в поездке с нами был представитель спонсоров, который взял расходы на себя.

ДЕШЕВЛЕ ТОЛЬКО ДАРОМ

- Выгодны ли гастроли музыкантам в материальном смысле?


- Суточные, которые полагаются во время гастролей за рубежом, не решают материальных проблем артистов. Для цивилизованного выхода из ситуации государство должно отрегулировать концертную деятельность. В Латвии, как мне известно, на государственном уровне решено, что ни один коллектив не должен выезжать на гастроли при сумме суточных менее $25 на одного артиста. А как у нас? Приехал импресарио, поговорил с коллективом, узнал цену, за которую музыканты согласны работать. Потом поговорил с другими, согласившимися работать за меньшие деньги, и сбил цену. В Латвии импресарио вынужден приглашать артистов на условиях, которые они сами выдвигают. И, смею вас заверить, к ним сразу же меняется отношение. Сегодня лучшие питерские и московские коллективы на гастролях получают суточные в размере $100-120. У нас же госколлектив едет за границу за $15-20 суточных, месяц скитается по Испании, проезжая в день по 600-800 км с неизменной сухой колбасой и тушенкой в чемодане. Это страшно выматывает. А потом все удивляются, что артист в 40-50 лет - выжатый лимон. И не стоит утешать себя тем, что сегодня выехали за $10, а завтра нам заплатят $20. Не надо питать иллюзий! Будет только меньше.

- Катастрофически низкие цены в музеи и на концерты классической музыки вызывают, мягко говоря, удивление...

- Все приезжающие в Минск иностранцы удивляются, насколько у нас дешевы билеты в Оперный театр и на концерты классики. Они понимают, что искусство такого уровня за такие деньги им в другом месте не купить. А если бы Оперный на свои спектакли установил цену такую же, как за границей, он не влачил бы столь жалкое существование. При этом театр мог бы несколько раз в месяц проводить благотворительные концерты для малоимущих меломанов и детей. Я понимаю благие намерения государства, которое устанавливает бросовые цены на концерт классической музыки, чтобы дать возможность простому человеку приобщиться к настоящей культуре. Но в то же время стоимость билета на концерт любой поп-звезды начинается с 10-15 тыс. Это выглядит как обесценивание классического искусства, низведение его до некой второсортности. Недавно я был в Оперном театре и за 300 рублей купил билет на вечер «Виват, опера!» ведущих солистов театра. В то же время билет в Мюнхенскую оперу стоит $50, а в отдельных случаях его стоимость может доходить до $80-100.

- Кто ходит на ваши концерты? Может быть, к классике такое отношение просто потому, что она никому не нужна?

- Большинство интеллигенции, которая в свое время посещала концерты классической музыки, сегодня не в состоянии заплатить за билет. А основная масса нашей управленческой элиты на классику не ходит. Во всем мире считается хорошим тоном любить и знать классическую музыку. Присутствие первых лиц государства на оперных премьерах - обычное дело. На Западе неприлично не побывать на оперной премьере или на концерте известного оркестра. Эта тенденция уже прослеживается и в России: на премьеры Гергиева из Москвы в Санкт-Петербург отправляются целые «оперные поезда». Это мода, которую ввел в московский бомонд Владимир Путин, регулярно посещающий премьеры «Мариинки» Если бы первые лица нашего государства последовали его примеру, думаю, что престиж классического искусства в Беларуси резко бы вырос.

- Но можно ли заставить человека полюбить классику?

- Заставить - нельзя, научить - можно. В Голландии я столкнулся с тем, что перед исполнением нами «Немецкого реквиема» Брамса в соседнем зале этого же концертного комплекса священник на протяжении сорока минут рассказывал о реквиеме. После чего вся аудитория перешла в другой зал слушать музыку и воспринимала ее совершенно по-иному, чем неподготовленная аудитория. Дело здесь не только в любви к музыке, но и в общем уровне культуры страны. Нечасто увидишь на концерте публику с партитурами в руках. Я был поражен, когда услышал, как водитель перевозившего нас автобуса насвистывал тему из того же «Реквиема». Да самое простое - в бардачке машины рядом с кассетами с легкой музыкой лежат кассеты с классикой. Во многих странах Европы практически отсутствуют профессиональные хоровые коллективы.

Во Франции вообще нет ни одного профессионального хорового коллектива, и мы исполняли «Реквием» Моцарта, «Реквием» Фаре и «Реквием» Дюрефле с любительскими коллективами очень высокого уровня. Причем днем этот хорист пашет на тракторе, выращивает виноград, а вечером приходит с работы, облачается в смокинг и поет «Реквием» Моцарта. Нация не может однажды утром проснуться культурной - ее надо воспитывать, ежедневно и ежечасно на протяжении многих лет.
Добавить комментарий
Проверочный код