Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (342) 08 июля 2002 г. Экономика

БОЙЦЫ НЕФТЯНОГО ФРОНТА с потерями не считаются

08.07.2002
Ярослав РОМАНЧУК

Многие в Беларуси и за рубежом считают предприятия, входящие в концерн «Белнефтехим», «фамильным серебром» страны, ее стратегическим запасом. Официальный Минск намерен выручить при продаже акций предприятий концерна до $800 млн., сохранив в своих руках контрольный пакет. Анализ того, что реально происходит в «Белнефтехиме», финансового состояния концерна в 2000-2001гг., качества управления, поведения на внешнем и внутреннем рынках позволяет сделать вывод, что монополия концерна изжила себя как система управления нефтяными потоками и оптимизации прибыли.

СПРАВКА «БГ». В состав концерна входят 78 предприятий. 63 из них имеют статус республиканских унитарных предприятия, 15 - акционерных обществ. Число работающих - около 90 тыс. 78 предприятий - 3,6% всех промышленных предприятий страны - производят 15% ВВП. Их доля в общем экспорте страны составляет 28%, в импорте - 18%. При этом 65% продукции экспортируется, что делает «Белнефтехим» одним из крупнейших источников валютных поступлений. В 2001г. выручка концерна от продажи продукции составила более $4 млрд., прибыль от реализации - около $560 млн. (в 2001г. поступление валютной выручки снизилось на 7,8%). Судя по финансовым показателям концерна, при опережающем росте затрат его балансовая прибыль за год сократилась в 40 раз. Ухудшились коэффициенты текущей ликвидности и обеспеченности собственными средствами.

СЕКРЕТНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ С ФИГОЙ В КАРМАНЕ

Объем торговли концерна с Германией сократился с $800 тыс. в 2000г. до $20 тыс. в 2001г. Можно предположить, что «Белнефтехим» сконцентрировался на российском рынке. Но данный тезис не стыкуется с реальными торговыми потоками: в 2000г. концерн экспортировал товаров на $11 млн., а в 2001г. - менее чем на $8 млн.

При объединении десятков предприятий в один концерн предполагалось достижение оптимизации торговли и производства. «Белнефтехим» должен был концентрировать и оптимизировать потоки поступающего в Беларусь сырья, обеспечивая внутренний рынок топливом по доступным ценам. В действительности же оказалось, что концерн лишь неплохо освоил статус монополиста, закупая нефть только у одного нефтетрейдера - «Сургутнефтегаза».

Так или иначе, но нефтехимическое лобби регулярно выбивает различные виды льгот, включая освобождение от обязательной продажи иностранной валюты, уплаты таможенной пошлины и НДС; без проблем получает льготы по налогам и беспроцентные ссуды и отсрочки по погашению задолженности за потребленную электрическую и тепловую энергию. «Азот», Гомельский химзавод, «Нафтан», «Химволокно», «Полимир», «Беларуськалий», «Белшина» и сам концерн получали те или иные виды преференций.

Если правительство уверовало в непогрешимость собственной экономической политики, что оно способствует привлечению инвестиций и продуктивной работе некогда ведущих предприятий страны, то стоит ли для них создавать тепличные условия за счет других? В результате, запутав до предела механизм оценки стоимости заводов, правительство предпочитает не делиться с инвесторами достоверной информацией, зато за два последних года одарило предприятия концерна льготами по уплате таможенных платежей и НДС на сумму 3,2 млрд. рублей. Как и предполагалось, надежды на их финансовую стабилизацию не оправдались.

Увеличивая запасы готовой продукции, концерн широко использует бартер (30% от выручки) и снижает рентабельность. Тот же «Полимир», который рассматривается в качестве объекта приватизации российскими компаниями, только в 2000г. получил льгот на $1,13 млн., в 2001г. - на $960 тыс., но с рентабельностью у него по-прежнему плохо: падение за прошлый год - с 17 до 0,2%. Это следствие окончательного банкротства предприятия или некие инсайдерские игры по искусственному снижению цены предприятия перед его продажей?

Таблица

ПОЖИРАТЕЛИ ЦЕНОВОЙ РЕНТЫ

«Белнефтехим» активно пользуется такими методами оптимизации нефтяных потоков в страну, как фиксация цены и объемов поставок. Обладая сильным административным ресурсом, президент концерна Иван Бамбиза тем не менее не способен изыскать для страны дешевую нефть. Когда «Белнефтехим» в прошлом году закупал у «Сургутнефтегаза» 1,7 млн. тонн нефти по средней цене $127 за тонну, частные компании находили нефть на российском рынке дешевле. Например, ИП «Шве-Бел нефтепродукт», ЗАО «Юкола», ООО «Без проблем» купили 1,1 млн. тонн нефти по средней цене $118 за тонну. В целом потери концерна из-за закупок нефти по более высокой цене в прошлом году составили $8 млн.

В январе 2002г. концерн отказался покупать у «Юколы» 35 тыс. тонн нефти по $50 за тонну, а уже в начале февраля приобрел у «Сургутнефтегаза» 50 тыс. тонн по $74, переплатив около $1 млн.

Еще один пример. Согласно постановлению Совмина от 13.12.1999г. «О некоторых вопросах осуществления закупок товаров, работ и услуг за счет средств республиканского бюджета и внешних государственных займов», за госденьги товары надо закупать на тендерной основе. В 2001г. «Белнефтехим» без тендера купил 210 тыс. тонн нефти у «Сургутнефтегаза» по цене $120 за тонну. В то же время другие импортеры поставляли нефть в Беларусь по цене $108-116. Очевидная переплата произошла за счет бюджетных денег.

При этом для резидентов процессинг обходится дороже, чем для нерезидентов. Цена переработки одной тонны нефти на Мозырском НПЗ в прошлом году для белорусских субъектов составляла $13 (в 2000г. - $12), а для иностранных - $10,5.

Ценовая политика «Белнефтехима» ведет к увеличению валютных расходов и сокращению поступлений налога на прибыль. Чем объясняются особо близкие отношения концерна с «Сургутнефтегазом», сделки с которым считаются образцовыми при определении цен для других поставщиков? Почему белорусский монополист добровольно согласился на монополию одного российского нефтетрейдера? В этом историческом контексте, очевидно, неспроста эта российская компания фигурирует в качестве основного покупателя белорусской собственности. Только закулисные продажи никогда не дадут дохода, на который можно было бы рассчитывать в случае открытого аукциона.

В результате проводимой концерном политики белорусские потребители покупают нефтепродукты в коммерческих структурах по более низким ценам и на более выгодных условиях. В 2000-01гг. предприятия концерна поставили на белорусский рынок 65% общего объема нефтепродуктов, из которых соответственно 37 и 22% пришлись на долю концерна. За это время концерн экспортировал свыше 1 млн. тонн нефтепродуктов на $176,6 млн. Из-за неблагоприятной конъюнктуры на мировых рынках экспорт в прошлом году в количественном выражении вырос на 5%, а в денежном упал на 15%. В результате вместо запланированных акцизных поступлений в бюджет на сумму 251 млрд. рублей было перечислено 203 млрд.

ЧЕРНАЯ КОШКА

Когда Белорусская железная дорога обращалась к «Белнефтехиму» с просьбой продать дизтопливо за рубли, вице-президент концерна Сергей Мишин предлагал в ответ совершить сделку в валюте или обратиться к фирмам «Без проблем», «Юкола», «Белметаллэнерго», «Шве-Бел Нефтепродукт», «Синтез», «Шве-Бел Партнер АБ» или «Шевингтон сервисес Лтд».

Интересная складывается ситуация: один государственный монополист «Белнефтехим» в упор не видит другого - БЖД. Понятно, что черная кошка перебежала дорогу между этими двумя гигантами. Непонятно, почему за это должны платить белорусские потребители.

Аналогичная ситуация сложилась и с «Беларуськалием». За два последних года данное предприятие покупает основную часть нефтепродуктов за валюту, при этом «Белнефтехим» поставил объединению только 57 тыс. тонн, или 16% от необходимого объема. И вот еще какой факт. В декабре 2001г. концерн продал подчиненному ему предприятию 12 тыс. тонн мазута по $98 за тонну на сумму свыше $1 млн. В то же время концерн на экспорт концерн отгружает 50 тыс. тонн мазута по $69 на сумму $3,5 млн. «Беларуськалий», получи он мазут по экспортным ценам, мог бы сэкономить $140 тыс. Наличие теневых сделок как внутри страны (между государственных концерном и частными структурами, между концерном и отдельными руководителями госпредприятий), так и на внешнем рынке (между концерном и российскими поставщиками), очевидны.

Это далеко не полный перечень уникальных примеров корпоративного управления «Белнефтехимом» современным белорусским менеджером Иваном Бамбизой и его коллегами. Необходимо пересмотреть отношения между концерном с одной стороны, российскими поставщиками и белорусскими операторами нефтяного рынка с другой, и принять новую стратегию развития конкурентного нефтяного рынка Беларуси. Потому что существующая монополизированная структура нефтерынка по определению будет порождать коррупцию и, как следствие, убытки для бюджета и реального сектора.

Кроме того, Минэкономики не помешало бы обзавестись группой аналитиков, и в первую очередь, мировых рынков нефти. Достаточно обеспечить двух-трех экспертов достойным заработком, сравнимым с доходами начальника управления концерна «Белнефтехим», и эта группа будет оценивать все риски фьючерсных контрактов на крупные партии нефти, перспективу роста и падения цен, профессионально разрабатывать условия тендеров на закупку нефти и предотвращать бензиновые кризисы в Беларуси. А 350 сотрудников «Белнефтехима» смогут заняться чем-то более полезным для народного хозяйства страны.
Добавить комментарий
Проверочный код