Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№24 (340) 24 июня 2002 г. Тенденции

ПЬЯНСТВУ - БОЙ. ВОСЬМИЧАСОВОЙ

24.06.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

20 июня всех желающих купить пива после 16.00 в торговых точках столицы ожидал жестокий облом. В киосках ряды бутылок были закрыты картонными обрезами, а киоскерши объясняли, что продавать пиво не положено из-за выпускных балов в школах. Город стремительно трезвел. Подтверждая тем самым, что обычным его состоянием уже давно стало блаженное опьянение.

Это странно, когда однодневный запрет на продажу алкоголя в розницу так сильно видоизменяет город. Похоже, степень пристрастия жителей нашей столицы к пенному напитку значительно выше, чем демонстрирует статистика. Пустые кафе и закусочные в центре города были живым ответом тем, кто считает, что народ ходит в харчевни покушать, а не «догнаться». Большинство ночных киосков на остановках общественного транспорта закрылось не в одиннадцать, как обычно, а в шесть-семь часов. На дешевой косметике и батарейках для плейера товарооборота не сделать. Мелким лавочникам, лишенным основной статьи доходов, выгоднее было закрыться до утра.

Но изменилась не только ситуация в торговле и общепите - изменился сам Минск. Куда делась праздная толпа, совершающая ленивый моцион по обеим сторонам проспекта Скорины? Куда исчезли веселые компании, болтающие ногами на лавках в парках Горького и Челюскинцев? У оставшихся на улицах людей лица были унылые и сосредоточенные, как у министров на селекторе. Складывалось мучительное впечатление, что в их облике чего-то не хватает... Вот только чего?

Понимание пришло не сразу, а придя, огорчило. Как фетровые шляпы и черные костюмы в узкую белую полоску были признаком жителя Нью-Йорка 30-х гг., так банка российского или украинского пива постепенно становится непременным атрибутом облика жителя белорусской столицы.

Все исконное в человеке проявляется не когда он работает, а когда отдыхает. Есть, конечно, люди в отдыхе серые, зато крайне выпуклые на работе, но они - исключение. Если хочешь узнать кого-то получше, все-таки смотришь, чем он занимается в свободное время. Увы, минчане свободное время проводят с банкой пива в руке.

Тинейджеры «заливаются» на вечеринках, организуемых, когда родители уезжают на дачи, студенты пьют в парках и скверах, белорусские яппи (преимущественно похожие на бычков молодые чиновники-контролеры) совершают возлияния на лавках под офисами, в модных клубах и открытых ресторанах. Мужики постарше пьют дома либо в гараже - в зависимости от семейного статуса. Нередко, стоя в очереди к киоску после наступления темноты, можно увидеть такую сцену: на всех газах, как будто опаздывая на трансляцию футбола, к торговой точке подлетает 80-я «Ауди» с помятым крылом или видавшая виды «Сьерра». Из нее выпадает полнеющий дядька, подлетает к окошку и, кивая очереди на стоящую «на аварийке» машину, берет «два пива». Затем также нервно и стремительно улепетывает в сторону гаражей. С тем, чтобы через пять минут, припарковав машину, вперевалку пройти мимо киоска в сторону дома. Эта стремительность - не оттого, что постоять в очереди ему не хочется. Просто невтерпеж ему купить пива.

У психологов есть термин «доминанта удовольствия». Людям, пытающимся бросить курить, психоаналитики говорят, что для этого нужно «сместить» доминанту удовольствия с курения на что-нибудь другое. На разведение аквариумных рыбок или созерцание звездного неба. Для многих в Минске пенный напиток стал этой самой доминантой. Откинувшись с работы, народ тянется к киоскам за первым пивом. Он неистов и голоден. Примерно через полчаса наступает «время второй бутылки». Она пьется дольше. За второй обычно заводятся новые знакомства и рождаются гениальные идеи. Которые проходят либо после третьей, либо наутро - у кого какой литраж.

Складывается впечатление, что на пиво «подсел» весь город. Оно, может, и к лучшему - лишь бы меньше водки потребляли. Только вот столичная пивная культура начинает приобретать диковатые особенности. Приятель из Ярославля сказал после недели жизни в Минске: у вас пива пьют больше. Я привел ему данные за 2001г., по которым россияне потребляют пива в два раза больше, чем белорусы, и в три раза меньше, чем европейцы. Тот, подумав, нашелся. У нас, говорит, пьют либо дома, либо в барах. А у вас - на улице.

В Ярославле пиво без рыбки жрут только алкоголики с похмелюги. У нас - почти все. В России обстоятельное потрошение воблы является частью ритуала. У нас берут в лучшем случае орешки. А все дело в том, что пивные контингенты не совпадают. Там пиво пьют состоявшиеся мужики, отцы семейств либо убежденные холостяки (именно холостяки, а не бабники). Чтобы понять типичный социальный состав белорусских пивоманов, достаточно прогуляться вдоль лестницы, уходящей вниз от площади Свободы к Немиге. Треть балующихся пивком на лавках возле перил - молодые и очень симпатичные девушки. Еще треть - модные мальчики, позиционирующие себя то ли Энрике Иглесиасом, то ли Томом Крузом. Дай им ярославскую воблу, они ее в рамку вставят и на стену повесят. А уж питерскую корюшку и подавно жрать не станут - чтоб изо рта не смердело. Для них пиво - это рисовка. Часть ежевечернего ритуала самолюбования. Точно так же, как курение сигарилл, езда на скутере, рассуждения о суси и мечты о блистательной карьере чиновника-контролера. Советский стереотип пива отброшен и забыт. Теперь пиво не разрушает фигуру, не полнит тебя и не отталкивает от тебя потенциальных собеседников. Напротив, оно стало частью позитивного имиджа, символом (надо же!) свободы.

В Вашингтоне меня однажды чуть не оштрафовали за то, что сидел в парке с бутылкой «Будвайзера». Оказывается, это - преступление. Ведь своим довольным видом я могу подтолкнуть к распитию пива несовершеннолетних или просто равнодушных к алкоголю людей.

Спас меня тогда сердобольный негр, поделившийся непременным атрибутом всех американских уличных пивоманов - бумажным мешочком для фруктов. И показал, как им пользоваться, поместив в него бутылку и несколько раз обернув бумагу вокруг горлышка. «Пока бутылка в пакете, полиция тебя не тронет, - объяснил он. - Она хоть и знает, что там, но не может заглядывать в пакет без санкции на обыск».

Нам далеко до такой правовой культуры (имеются в виду как пакеты, так и тактичность полиции). А потому предлагаю любить пиво в барах. 
Добавить комментарий
Проверочный код