Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№24 (340) 24 июня 2002 г. События. Оценки

ЕЩЕ НЕ «ИППОН», НО УЖЕ «ВАЗАРИ»

24.06.2002
Сергей ЖБАНОВ

Президент России Владимир Путин не хочет создавать единую валюту и объединять свою денежно-кредитную политику с Беларусью

Почти неделю Александр Лукашенко приходил в себя после словесного выпада Владимира Путина, но апеллировать к братьям и сестрам, как Иосиф Сталин после гитлеровского вероломства, не стал, гордо заявив: «Беларусь никогда не станет 90-м субъектом Российской Федерации». Насчет других порядковых номеров, начиная с 91-го, комментариев от белорусского президента не последовало.

Но тем временем, пока Александр Лукашенко разбирался с номерами и искал подходы к российскому президенту через дедушку-миссионера Бориса Ельцина, Владимир Путин, оказывается, пересмотрел свои взгляды на экономический стержень белорусско-российского союза - планы по созданию единой валюты.

Накануне Дня Памяти и Скорби - вечером 21 июня агентство Reuters со ссылками на министра иностранных дел Беларуси Михаила Хвостова передало, что президент России предложил внести изменения в союзный договор и, в частности, исключить из него раздел о введении единой валюты и проведении единой денежно-кредитной политики.

И это в то время, когда Беларусь чуть ли не одновременно с Россией собралась в ВТО, подступив вплотную к планам возведения таможенных барьеров на пути импортных трусов и бюстгальтеров. Естественно, это не понравилось белорусской стороне, от лица которой Хвостов поспешил заявить, что «мы настойчиво предлагаем российской стороне не менять договор. Мы допускаем возможность внесения небольших поправок, но коренного изменения договора быть не может».

Учитывая, что введение единой валюты - ключевой пункт союзного договора, белорусскую реакцию на подобные шаги предположить было нетрудно. Вместе с тем это очередная иллюстрация того, чего стоят заявления председателя правления Нацбанка о самостоятельном характере достигнутой стабилизации белорусского рубля. Ведь только очень недалекий человек не связывал подобные достижения с методической и финансовой поддержкой Центробанка России. И если российская сторона пересмотрит свои взгляды на необходимость формирования стабилизационного фонда белорусского рубля, то демонстрация его стабильности прекратится уже через два-три месяца при прочих равных условиях.

Кроме того, планы по созданию единой валюты союзного государства были едва ли не единственным серьезным подтверждением намерений сторон развивать и крепить союз, и отказ от них позволяет иначе взглянуть на союзные перспективы. Видимо, нежелание белорусских властей передать эмиссионные функции вместе с монетарным суверенитетом Москве в обмен на более крепкий российский рубль действительно стало камнем преткновения. И это было вполне предсказуемо, а потому задолго до этого бодро описывалось экспертами в качестве ключевого сценария развития союза.

С другой стороны, похороны еще не родившейся единой валюты устраивать еще рано. Скорее всего, Кремль просто демонстрирует свое нежелание подпускать Лукашенко к печатному станку, и претензии Минска на доступ к нему были по меньшей мере наивными, учитывая постоянное лидерство Беларуси в темпах инфляции среди стран СНГ.

Говорить же о возможном и адекватном ответе белорусской стороны на этот шаг не приходится, поскольку банальное снижение закупок белорусских товаров со стороны России может вызвать элементарный коллапс в экономике Беларуси, заваленной запасами готовой продукции. И здесь не помогут даже угрозы лишить Россию развединформации, получаемой из Беларуси.

В этом случае нужно лишь повнимательнее взглянуть на цифры, приводимые Александром Григорьевичем в ходе могилевской псевдоучебы аппаратной номенклатуры. Внешнеторговая квота Беларуси - около 32%, размерами которой так гордился белорусский президент, состоит более чем наполовину из оборота с Россией, и теперь эта цифра может сыграть злую шутку с планами Лукашенко.

Но справедливости ради необходимо сказать, что не российский президент первым начал нарушать экономические договоренности. Ведь хорошо известно, что приватизация всех мало-мальски крупных предприятий на территории Беларуси находится под непосредственным контролем Лукашенко. И здесь россиян в последнее время не жаловали: то передвинут сроки создания совместного российско-белорусского предприятия на базе «Белтрансгаза» на 2003г. вместо первого полугодия текущего года, то предложат покупать акции белорусских нефтеперерабатывающих заводов в розницу, т.е. 10-процентными пакетиками вместо контрольного пакета акций. И поэтому не приходится удивляться тому, что Путин передумал, равно как и тому, что в республику резко сокращены поставки нефти на белорусские НПЗ и уже российские газеты описывают перспективы топливного дефицита в Беларуси.

Между тем российский президент, выступая перед руководителями тамошних СМИ, очень популярно объяснил суть дзюдоистских терминов «иппон» и «вазари». Первое - это чистая победа, достигаемая одним, но быстрым и сильным броском, а второе - это когда одного броска мало, и ты вынужден делать это много раз, т.е. бросать и бросать до тех пор, пока противник поймет, кто сильнее.

Эта борцовская ассоциация представляется весьма важной для понимания существа происходящего между Лукашенко и Путиным, человеком строго придерживающимся и твердо отстаивающим собственные принципы. И который в ответ на попытки «кинуть» его пока лишь демонстрирует умение обозначать собственные броски. Поэтому тихо порадуемся, что Владимир Владимирович продемонстрировал пока бросочек на оценку «вазари», а окончательное зашвыривание на «иппон» приберег на крайний случай.

Но отсутствие опыта серьезных политических поражений, видимо, еще не подсказало Александру Григорьевичу, что не зарываться надо, а вести себя понежнее с сенсеем (тренером-учителем), имеющим черный пояс.
Добавить комментарий
Проверочный код