Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№24 (340) 24 июня 2002 г. Modus Vivendi

ЗАСЛОН ДЛЯ ПОДДЕЛЬНЫХ ЛЕКАРСТВ - НИЗКАЯ ПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТЬ БЕЛОРУСОВ

24.06.2002
Ирина РЫЖОВА

Эпопея борьбы российского Минздрава с фальсифицированными медпрепаратами длится уже более четырех лет. Началось все с выявления в 1997г. поддельного кровозаменителя полиглюкина производства одного из красноярских фармацевтических заводов. На тот момент случай оказался единственным, и дело решили не раздувать. И когда год спустя российская Дума приняла закон «О лекарственных средствах», никому и в голову не пришло включить в него понятие «фальсифицированное лекарственное средство» и уж тем более предусмотреть ответственность за подделку медпрепаратов.

Еще через год число выявленных подделок выросло до 30, через два - до 60, через три - до полутора сотен единиц. По стране поползли слухи. И Минздрав РФ, поначалу демонстрировавший изумление, был вынужден предупредить население о новой опасности, для оправдания подчеркнув, что в этой беде Россия не одинока.

Сегодня, по данным Минздрава РФ, доходы России от оборота лекарственных средств составляют около $2,5 млрд. в год, а доля фальсификата в общем объеме реализуемых лекарств доходит до 30%. Выявлено более 200 наименований поддельных медпрепаратов.

«ФАЛЬШИВОТАБЛЕТЧИКИ»

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает, что «фальсифицированным (контрафактным) лекарственным средством является продукт, преднамеренно и противоправно снабженный этикеткой, неверно указывающей подлинность препарата и/или изготовителя». По мнению ВОЗ, подделка лекарств - одна из основных проблем мирового здравоохранения. Партии «левых» медикаментов с завидным постоянством всплывают на всех материках, распределяясь между развитыми и развивающимися странами в пропорции 1:4. И если легальный фармацевтический бизнес оценивается как невероятно прибыльный (порой розничная цена лекарства выше себестоимости в сотни раз), то можно представить, какие доходы получают мошенники, которые, в отличие от фармацевтических концернов, не тратятся ни на научные исследования, ни на покупку патентов, ни на рекламу и продвижение препаратов. В последние годы продажа фальсифицированных лекарств стала настолько привлекательным бизнесом, что многие всерьез говорят о ее превращении в альтернативу наркоторговле.

«Фальшивотаблетчики» торгуют главным образом хорошо известными населению и пользующимися спросом препаратами. Подделываются дорогие лекарства: популярные антибиотики, противогрибковые препараты, гормональные средства. А потребителей обычно спасает то, что мошенники не заинтересованы в быстром обнаружении подделки и явной «отравы» в свои «произведения» не подмешивают. Излюбленный метод работы подпольных «фармацевтов» - разбавить настоящее действующее вещество или субстанцию в десятки-сотни раз и красиво упаковать «под фирму». По статистике ВОЗ, в большинстве поддельных препаратов количество действующего вещества не соответствует необходимому или отсутствуют заявленные ингредиенты.

Злые языки утверждают, что производством высококачественных фальшивок систематически занимаются российские фармацевтические предприятия, оставшиеся не у дел в условиях неожиданно наступившего в России капитализма и не сумевшие найти достойную нишу на современном фармацевтическом рынке. Именно такие, почти промышленные подделки, в прекрасной упаковке и с хорошо оформленными сопроводительными документами, наносят огромный экономический ущерб фармацевтическим компаниям: «разоблачить» такие «пиратские» лекарства очень сложно. К тому же до сих пор законодательством России ответственность за фальсификацию лекарств не отрегулирована. И Беларуси при разработке государственных мер защиты от экспансии фальшивок следует учесть, что реальную опасность для нас представляет именно контрафактная продукция «старшего брата».

КАК У НАС

Как ни странно, в Беларуси проблема фальсификации лекарств далеко не столь актуальна, как во всем мире. Иронические комментарии независимых экспертов сводятся к тому, что для организации подобного «бизнеса», во-первых, нужны профессиональные специалисты-фармацевты, способные наладить подобие нормального техпроцесса (качественную подделку не «слепишь» на кухонном столе), а, во-вторых, платежеспособное население, которое покупало бы дорогой фальсифицированный продукт. Ведь дешевые лекарства, как и однодолларовые купюры, подделывать невыгодно.

Видимо, в т.ч. и по этой причине Беларуси пока удается справляться с выявлением и задержкой подделок. Анализом качества поступающих в Беларусь медпрепаратов занимаются Республиканская контрольно-аналитическая лаборатория РУП «Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении», шесть лабораторий УП «Фармация» и отдел качества аптечного склада УП «Белфармация». И если ранее целью этих организаций было не допустить на рынок некондиционные лекарства, то с 1999г. они были вынуждены перестроиться под проблему более сложную. Перестроились и работают. По словам Александра Шерякова, заведующего Республиканской контрольно-аналитической лабораторией, в течение трех последних лет в Беларуси выявлено около 115 случаев фальсификации лекарственных средств 28 наименований. Среди них - нистатин, трихопол, бисептол, церебролизин, ретаболил, супрастин, тержинан, энвас, клафоран, сумамед и некоторые другие. Все фальшивки поступили в Беларусь через посредников из России.

Как же организована работа «детективов» от фармацевтики? Прежде всего при регистрации препарата в Минздраве от фирмы-поставщика требуется полное досье, в котором детально описываются упаковка, маркировка, состав препарата. Каждая партия ввозимой серии препарата подвергается анализу. Если у экспертов в процессе контроля возникают малейшие подозрения, лаборатория связывается с представительством фирмы-производителя и начинает проработку всех вопросов. Выясняется, где выпускалась данная серия, кто и в каком количестве ввозит ее в страну, какова цепочка посредников. При констатации факта подделки разрешительные документы на реализацию не выдаются, а виновная сторона лишается права работы на рынке.

- Александр Александрович, расскажите о процедуре контроля препаратов.

- Химический анализ по выборочным и полным тестам обязателен для тех лекарственных средств, которые, будучи фальсифицированными, нанесут наибольший ущерб здоровью. Это инъекционные растворы, лекарства для детей до 3 лет, все субстанции для производства лекарств, лекарственное сырье, рентгеноконтрастные вещества и др. Остальные препараты проверяются на соответствие описанию, упаковке и маркировке. Если что-либо в этих параметрах нас настораживает, препарат подвергается полному анализу.

В арсенале нашей лаборатории - оборудование для тонкослойной и газовой хроматографии, спектрометрии, различные тесты.

- Вы полагаете, наш рынок защищен от подделок?

- Каждая поступающая в республику партия препарата проходит контроль. Если мы обнаруживаем какие-либо проблемы, сертификат соответствия на препарат мы не даем. И ни одна аптека легально не имеет права взять препарат на реализацию. Кроме того, в проекте нового постановления Минздрава предлагается ввести номерную голограмму на каждый выдаваемый нами сертификат. Мы требуем от фирм-поставщиков оригинальные транспортные накладные, выданные продавцом товара. Ведь основной недостаток нашего фармацевтического рынка - большое количество оптовых звеньев, большое количество сделок, оформленных на бумаге, в процессе чего возникает возможность злоупотреблений.

- Идеальный вариант для потребителя - наличие представительств крупных фирм и работа напрямую?

- Да. Многие представительства уже имеют на территории Беларуси свои таможенные склады. Фирма проходит контроль, получает документы, и товар отгружается со склада.

- Но ведь во всем мире торговлей лекарствами занимаются как раз посредники.

- В любой стране максимум 20 крупных посредников. У нас их гораздо больше. Контролировать 500-1.000 посредников просто нереально. И проверки на фармацевтическом рынке порой выявляют злоупотребления. Позиция Минздрава по этому вопросу жесткая: при несоблюдении фармацевтической этики фирмы лишаются лицензии.

СПРАВКА «БГ». Согласно материалам Республиканской контрольно-аналитической лаборатории, из общего количества фальсифицированных медпрепаратов на этапе несоответствия нормативным документам по показателю «Описание» выявлено 48,7%, по показателям «Упаковка» и «Маркировка» - 36,5%, «Подлинность» - 12,2%, «Количественное содержание» - 2,6%.

- Судя по вашей статистике, мошенники предпочитают все-таки не изменять химический состав препаратов, иными словами, не кладут в упаковки что попало.

- Если состав подделки будет очевидно вреден, это гораздо быстрее будет выявлено. Фальсификаторы в этом не заинтересованы. Технология подделки лекарств сродни производству турецких джинсов - чаще всего это подделка «раскрученного» бренда. Например, фирме «Плива» подделали «Сумамед» - эффективный и широко известный антибиотик группы макролидов. Можно было купить патент и выпускать «Сумамед» под другим торговым названием, вложив средства в продвижение, рекламу… Но некоторым компаниям хочется получить деньги мгновенно - и подделывается торговая марка. Кстати, «Плива» - первая в республике компания, которая, заботясь о своей репутации, оперативно пошла на тесное сотрудничество с нашей лабораторией. Когда в Беларуси возникла опасность фальсификации лекарств, «Плива» защитила свой препарат голограммой и снабдила лаборатории республики верификаторами для проверки подлинности голограмм. Это позволяет жестко контролировать качество «Сумамеда».

СПРАВКА «БГ». Зная историю создания «Сумамеда» («Азитромицина»), легко догадаться, отчего реакция на подделку была столь острой и оперативной. Дело в том, что именно создание этого оригинального антибиотика позволило «Пливе» войти в группу из 28 фирм мира, открывших новую химическую субстанцию. На сегодняшний день компания «Плива» стала одним из крупнейших участников фармацевтического рынка Центральной и Восточной Европы, а «Сумамед» входит в тройку самых популярных и продаваемых пероральных антибиотиков. Один из аспектов работы представительства «Пливы» в РБ - защита препаратов от фальсификации с целью сохранения репутации компании и высокого качества производимых лекарств. В частности, сегодня все упаковки подлинного «Сумамеда» выпускаются с двусторонними голографическими стикерами, а крупным минским аптекам и дистрибьюторам предоставлены верификаторы для проверки подлинности голограмм. До 2003г. верификаторами будут обеспечены крупные аптеки в областных центрах. Ситуация в России заставляет быть настороже, и пациенты, покупающие «Сумамед» в аптеках, могут требовать проверки его подлинности с помощью верификаторов. Представители фирмы совместно с Республиканской контрольно-аналитической лабораторией контролируют все аптеки, куда поступают препараты «Пливы».

- Риск приобрести подделку выше у людей, которые покупают лекарство с рук?

- Ни при каких обстоятельствах не покупайте лекарства на рынке или у «розничных» торговцев: неофициальные поставки, разумеется, никто не контролирует. А заподозрить и выявить фальсификат могут лишь профессионалы-фармацевты. Покупайте лекарства только в аптеках, особенно если вы находитесь за границей. Обращайте внимание на целостность и качество упаковки, на наличие листка-вкладыша. Слишком низкая цена на препарат - сигнал подделки. Если же у вас возникли сомнения в качестве или подлинности приобретенного лекарства (например, при лечении вы не наблюдаете улучшений либо отмечаете появление побочных реакций), обязательно сообщите об этом вашему лечащему врачу.
Добавить комментарий
Проверочный код