Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№22 (338) 10 июня 2002 г. Тенденции

ЧУДЕСА ТЕРПИМОСТИ, или Страна покорных болельщиков

10.06.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

Во время продовольственного кризиса 1998г., когда дефицитом стали даже куриные яйца, был очень популярен спор о том, какой из предметов первой необходимости должен исчезнуть из продажи, чтобы белорусы проявили хотя бы тень недовольства. Неделя без трансляции футбольного чемпионата мира переместила этот спор в иную плоскость: кто вообще может протестовать в этой стране, если даже футбольные болельщики, оставленные без любимого зрелища, вели себя всю минувшую неделю покорно, как пенсионеры?

Определенно, Беларусь - не футбольная страна. Футбол предполагает патриотизм, сплоченную нацию, которая с гордостью встает во время исполнения своего государственного гимна, предваряющего матч. Болеть за свою сборную - значит прежде всего болеть за свою страну. Кто из нас может подпевать словам «мы - беларусы з братняю Руссю» с такой же гордостью, с какой подпевали бразильские болельщики перед матчем их команды с китайцами?

Судя по ажиотажу, поднятому вокруг воскресной встречи россиян с японцами, белорусские болельщики идентифицируют себя с российской сборной. Может, все было бы по-другому, если бы нашим футболистам повезло больше в отборочном турнире. Но все равно сложно представить себе английских болельщиков, болеющих за ирландскую команду так же сильно, как за свою собственную.

Председатель Комиссии по жилищному строительству, торговле и приватизации Палаты представителей Василий Хрол сказал на прошлой неделе, что в Беларуси не менее 1 млн. болельщиков. И предложил создать специальный фонд для перечисления индивидуальных вкладов на покупку прав на трансляцию чемпионата мира. В то время как весь мир следил за событиями в Японии и Корее, Беларусь спокойно продолжала готовиться к битве за урожай. Где был всю неделю 1 млн. белорусских болельщиков?

Повод для проявления народного недовольства власть создала очень конкретный. К стихийным митингам располагало все: отсутствие трансляции, странное заявление о том, что во всем виноваты российские каналы. Его авторы явно недооценили интеллектуальный потенциал нации: даже самый необразованный зритель поневоле задавался вопросом, как российские каналы могли быть виновны в том, что наше телевидение не купило право на показ матчей.

Но вместо многотысячных демонстраций с требованием немедленно начать трансляцию, на площади Якуба Коласа в Минске прошла серия пикетов. Участвовали в них меньше ста человек. Остальные 999 тыс. 900 белорусских болельщиков благополучно искали друзей со спутниковыми антеннами, рестораны, клубы и бары, где транслировался чемпионат мира.

И в этом, как нам кажется, проявляется фундаментальное свойство национального характера. Если в стране пропадают яйца, белорус идет искать яйца, а не виновных в том, что они пропали. Извечный русский вопрос «кто виноват?» оставляет белоруса совершенно равнодушным. Наша нация совершенно не увязывает свои проблемы с действиями руководства страны. Судя по всему, это вызвано тем, что большинство белорусов - горожане в первом и втором поколениях. Тогда как проявление массового протеста - прерогатива горожан. В деревне протест бесполезен: сколько ни протестуй, конь сам в борону не пойдет. С председателем колхоза проще договориться, чем склонить его на свою сторону пикетом у сельсовета. Именно таким председателем предстает сегодня власть в массовом сознании. До тех пор пока сельский тип мышления не сменится городским, любые уличные формы протеста здесь будут малочисленны и нефункциональны.

Это свойство массового сознания белорусов породило у нас в стране совершенно уникальную форму отношений между властью и ее избирателями.

Вряд ли массовые выступления любителей футбола помогли бы белорусскому телевидению ускорить начало трансляции чемпионата мира. Но ведь обычно такие вещи делаются народом для того, чтобы продемонстрировать правительству свою волю. У нас же если министерства и пытаются иногда исправить свои ошибки, то не потому, что их действиями недовольно население, а потому, что их действиями недоволен президент.

Французский социо-философ Жан Бодрийяр сформулировал как-то предположение о том, что любой референдум - не более чем симуляция, так как форма навязываемого респонденту вопроса уже содержит в себе единственно возможный ответ на него. У нас же монологичность власти еще более радикальна. У населения не спрашивают, нужна ли ему трансляция первых матчей чемпионата мира. Власть не тратит свои силы на выдумывание хитроумных формулировок вопроса, намекающих на то, что нет, дескать, можно обойтись и без трансляции. Нам просто не показывают этот самый чемпионат. И делают это в полной уверенности, что никаких эксцессов не произойдет.

В этих условиях власть может делать со страной все, что угодно. Какие бы формы ни принимала намеченная приватизация, сколь долго пенсионеры ни получали бы пенсии, будет царить стабильность и порядок.

Вывод, сделанный оппозицией из провала на президентских выборах 2001г., ошибочен. Белорусам нужен не лидер. Кто бы ни призывал оторваться от поисков места, где транслируют футбол, чтобы потребовать от правительства показать этот футбол по БТ, его бы не услышали. К лидеру прислушивается народ, состоящий из личностей. Серая безвольная масса, страсти которой не может распалить даже футбол, годится только для обеспечения процентов электоральной поддержки.

Белорусы - это показатель доверия власти. До тех пор, пока будет так, любая политическая инициатива станет гаситься абсолютной аморфностью тех, кто призван ее поддержать.
Добавить комментарий
Проверочный код