Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (331) 15 апреля 2002 г. Тема недели

ЧТО НАХИМИЧАТ С НЕФТЕХИМИЕЙ?

15.04.2002
Отдел экономики

№ 15 [331] от 15.04.02 - На минувшей неделе прошли встречи белорусского президента Лукашенко с потенциальными российскими инвесторами, которым приглянулась местная нефтехимическая промышленность. Реальные результаты переговоров, спрятанные за завесой слащавого официоза, должны проявиться вскоре в конкретных делах. А пока мы предложили высказаться на эту тему двум экспертам, имеющим различные точки зрения.

Валерий ДАШКЕВИЧ, кандидат экономических наук, независимый эксперт

- Можно ли говорить о том, что Беларусь избрала особый путь приватизации госсобственности, имея в виду выдвигаемые потенциальным инвесторам условия, по сути означающие весомые дополнительные издержки по финансированию «социалки»?


- Об этом говорить пока еще рано, поскольку приватизация крупных госпредприятий еще в стадии кулуарных разговоров. В данный момент мы имеем только результаты приватизации, проведенной в первой половине 90-х. Включая чековую приватизацию, аренду с последующим выкупом, т.е. основанных на достаточно стандартных для постсоциалистических государств процедурах. Хотя, с другой стороны, можно согласиться с тем, что условия предполагаемой приватизации наиболее привлекательных крупных предприятий белорусской стороной сформулированы достаточно четко. Во-первых, это чисто «базарный торг» о цене предприятий без всякой реальной рыночной оценки (например, по результатам торгов акциями на фондовой бирже), во-вторых, постепенность процедуры приватизации без реальных гарантий по срокам и конечным результатам и, в-третьих, с включением в условия приватизации дополнительных требований, связанных с серьезными издержками для потенциальных покупателей. В совокупности это формирует серьезный потенциал для коррупции и последующих скандальных разборок.

- Почему белорусское правительство не использует выводы экспертов МВФ, Европейского банка реконструкции и развития и даже Минэкономразвития России?

- На мой взгляд, это обусловлено тем, что руководством Беларуси избрана такая модель политико-административного обустройства страны, которая объективно препятствует развитию частной собственности в сколько-нибудь значимых размерах. Отсюда и невозможность использования даже простейших и очевидных рекомендаций. В лучшем случае они могли быть применены в усеченном варианте, т.е. опять-таки в белорусском понимании. Это несовпадение подходов вызывает и определенный скептицизм в отношении результатов объявленной приватизации нефтехимического комплекса.

- Как надо использовать полученные от приватизации деньги?

- Они должны направляться только в бюджет и использоваться, в первую очередь, для господдержки малого и среднего бизнеса - сектора экономики, создающего новые рабочие места с минимальными затратами.

- Каким инвесторам следует отдавать предпочтение?

- Лучший инвестор - это фирма, которая готова заплатить максимальную сумму, поскольку данный факт прямо свидетельствует о том, что она знает, какую собственность покупает и как эффективно ее использовать. Все остальные признаки есть словоблудие и, возможно, стремление получить какие-то неоправданные выгоды. Как со стороны продавца, так и со стороны покупателя. В т.ч. и персонифицированные. В нашем случае, к сожалению, можно говорить только об инвесторах с Востока, поскольку серьезного западного инвестора белорусские условия вряд ли могут соблазнить. Качество же большинства российских инвесторов, объявивших о своем желании поучаствовать в белорусской приватизации, по меньшей мере, пока невысокое. У многих из них собственные долги превышают активы, и ждать от них серьезных вложений в белорусские предприятия не стоит.

- В чем причина неэффективного распоряжения органами власти госимуществом?

- Если бы власть могла эффективно управлять госимуществом, особенно производственного назначения, мы до сих пор жили бы при социализме. Но, как показывает исторический опыт, это невозможно. Причина - госчиновник функционально отделен от производства и объективно должен блюсти интересы, далекие от интересов конкретного предприятия. Выход предельно прост: отделить чиновника от собственности.

- Ваш краткосрочный и долгосрочный прогноз: чем закончится приватизация по-белорусски?

- Краткосрочный прогноз: много разговоров и минимум конкретных действий. Хотя отдельные предприятия могут быть действительно приватизированы, причем, в первую очередь, те, о которых почти не упоминают. Долгосрочный прогноз: длительные судебные разбирательства и пересмотр отдельных результатов нынешнего этапа приватизации.

Кирилл ХОЛОПИК, зам. председателя постоянной комиссии ПП НС по жилищной политике, строительству, торговле и приватизации

- Беларусь избрала особый путь приватизации госсобственности?


- В Беларуси реализуется собственная модель приватизации. Это - точечная приватизация, индивидуальный подход к каждому предприятию. На мой взгляд, в Беларуси это оправданно. Особенно в отношении крупных предприятий с большим числом работников, выпускающих монопольную продукцию, не имеющую аналогов в Беларуси, или предприятий, которые являются градо- и бюджетообразующими. Можно спорить только о том, когда надо приватизировать: пять лет назад, сегодня или можно подождать еще. Но, как говорит президент, для нас важен учет не только экономических, но и социальных интересов, чтобы приватизация не породила безработицу, резкое сокращение бюджетных поступлений.

- Анализ деятельности приватизированных и госпредприятий в странах Центральной и Восточной Европы показывает, что первые имеют лучшие финансовые показатели, создают больше рабочих мест и привлекают больше инвестиций. Почему белорусское правительство не использует выводы экспертов МВФ, ЕБРР и Министерства экономического развития России?

- Мне не надо заключений МВФ. Работая депутатом Минского горсовета, я изучал опыт минских предприятий, которые перешли из государственной формы в частную. Большинство из них работает эффективнее. Другое дело - темпы приватизации. Этот вопрос больше не к парламенту, а к правительству. Наша задача в парламенте - принимать процедуру приватизации. А вот что приватизировать, в каком порядке, на каких условиях - определяет правительство или исполнительные комитеты на местах. Хотелось бы, чтобы процессы приватизации шли быстрей, но важно избежать при этом социальных проблем. Опыт приватизации на Западе демонстрировал, что новый собственник только со временем становится эффективным. В постприватизационный период происходят негативные последствия, когда почти в 100% случаев предприятие закрывает убыточные производства, сокращает объем выплачиваемых налогов, численность персонала и отказывается от убыточной социальной сферы. Частник прежде думает о прибыли, а не о социальной стороне вопроса, перекладывая ее на плечи местной власти. Эта причина того, что правительство и президент так долго колеблются в принятии окончательного решения о начале полномасштабной приватизации.

- Как, по-вашему, нужно использовать полученные от приватизации деньги?

- Половина должна пополнять бюджет и идти на повышение пенсий или поддержку предпринимательства. Другая часть - пополнять уставные фонды самих приватизированных предприятий. Не секрет, что многие предприятия, стоящие в очереди на приватизацию, остро нуждаются в инвестициях. Есть два способа передачи предприятий в частные руки. Первый - простая продажа. В этом случае деньги поступают в бюджет. Второй - когда государство сохраняет за собой долю (менее 50%), а инвестор пополняет уставный фонд собственными деньгами и тем самым приобретает контрольный пакет акций. Этот способ является привлекательным, поскольку предприятие получает дополнительные деньги, которые использует, допустим, на закупку оборудования. К сожалению, в этом случае ничего не получает бюджет. Надо, на мой взгляд, подходить индивидуально и комбинировать эти два способа. Но это вопрос не парламента, а исполнительной власти.

- На ваш взгляд, какие инвесторы лучше - с Востока или с Запада?

- Все инвесторы сейчас - российские. Тем не менее государство открыто заявляет, что готово рассматривать предложения западных инвесторов. Но сегодня основными партнерами этих предприятий являются российские предприятия. Отдавать же приоритет инвестору по признаку принадлежности к тому или государству, на мой взгляд, абсолютно неразумно.

- Готовы ли законодательная база и судебная система к защите интересов собственника, в т.ч. мелких акционеров крупных компаний?

- Наше законодательство по сравнению с российским больше защищает интересы мелких акционеров. Но многие считают, что у нас не защищены интересы крупных акционеров, поэтому более остро стоит проблема вообще защиты собственности. В этом направлении есть определенные шаги - отменен 40-й декрет президента. Надеемся, что все-таки со временем будет отменена возможность внесудебного изъятия имущества, которая по-прежнему предусмотрена в некоторых законах (в т.ч. в варианте Налогового кодекса, внесенного в парламент). Вообще, большинство депутатов считает, что защите права собственности в законах нужно уделить значительно больше внимания. Тем самым будет создан благоприятный налоговый климат в республике.

- Есть ли сферы экономики, которые должны остаться в собственности государства?

- В госсобственности остаются объекты, несущие потенциальную угрозу экономической безопасности, - те же ядерные реакторы, если они будут строиться в Беларуси. На мой взгляд, надо двигаться по пути резкого сужения сфер, где государство полностью держит контроль в своих руках. За государством должны остаться функции в очень узких секторах. Я являюсь сторонником того, чтобы у нас на 90-95% собственность была частной. Есть большие споры по поводу образования и здравоохранения, должны они быть государственными или частными. Многие депутаты считают, что в большей мере - государственными. Должна создаваться система госфинансирования, а не содержания образования и здравоохранения. То же самое - общественный транспорт.

- В прошлом году в бюджет от использования госимущества поступило всего около $5 млн. При этом в руках государства по-прежнему находится около 80% активов. Почему органы госвласти так неэффективно распоряжаются имуществом?

- 80% активов - это заниженная оценка. У нас земля является собственностью государства, и если посчитать и ее стоимость, то мы выйдем за 90% всего имущества страны. Я думаю, надо использовать не только административные рычаги. Руководители предприятий, отраслевых министерств, местные исполнительные органы и чиновники правительства должны иметь экономический интерес к приватизации. Очень важно, чтобы местному бюджету наносился минимальный ущерб, чтобы доходные поступления заменялись налогами на имущество, а налог на недвижимость играл более заметную роль. Тогда у местных властей появится существенный стимул отказа от владения недвижимостью - с тем, чтобы потом постоянно получать налог на недвижимость. Есть и другие факторы. Если предприятие сдает недвижимое имущество в аренду, все доходы от аренды поступают предприятию. Если предприятие продает недвижимое имущество, все доходы от продажи поступают в бюджеты. Естественно, директор категорически против продажи, так как он теряет доход. Вот мы на законодательном уровне будем находить точки, где есть заинтересованность руководителей, и пытаться решать вопросы, чтобы ее повысить. Что касается приватизации унитарных предприятий, то надо повышать заинтересованность руководителей в льготной приватизации лично для них. Чтобы процент акций, которые они могут купить за чеки, на льготных условиях, был значительным - до 10%. Возможно, на крупных предприятиях процент будет меньше. Но должна быть какая-то заинтересованность этих людей, от которых многое зависит: если директор предприятия против, то он может соответственно настроить и трудовой коллектив.

- Ваш краткосрочный и долгосрочный прогноз приватизации по-белорусски. Случай с приходом «Балтики» на наш рынок - досадное недоразумение?

- Говорить о том, что проект «Крынiца» - «Балтика» полностью провален и государство что-то потеряло, преждевременно. Может пройти несколько лет, и мы будем вспоминать приватизацию «Крынi-цы» как образцовый приватизационный проект.

Сегодня делать прогнозы сложно. Но я оптимист. Как сторонник индивидуального подхода к приватизации считаю, что он позволит передать наши предприятия в руки рачительных хозяев. Другое дело - на каких условиях происходит эта передача. Депутаты отстранены от этих вопросов. Может, это и правильно - это не наш вопрос. Мы не владеем полной и объективной картиной, не визируем тексты инвестиционных договоров, не знаем, действительно ли наши предприятия стоят столько, сколько мы за них просим. Надеемся, что среди тех, кто принимает конкретные решения, есть компетентные люди, которые не допустят невыгодных для Беларуси решений.
Добавить комментарий
Проверочный код