Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (331) 15 апреля 2002 г. Тема недели

МОЛЧАНИЕ ГЕНЕРАЛОВ: расстановка сил накануне приватизации

15.04.2002
Наталья ГРИБ

Шесть встреч белорусского президента с крупнейшими российскими бизнесменами на минувшей неделе были обставлены по всем правилам гостеприимства. Аудиенция в рабочей резиденции главы государства, в ходе которой избранный «инвестор» узнавал о том, чего от него ждут, завершалась обедом в Доме правительства. На переговорах будущим собственникам достаточно было придерживаться трех условий: не перебивать, не возражать и не спорить с Александром Лукашенко. Однако роль статистов не устроила большинство нефтяных генералов. Открытым остался и вопрос: зачем президент встречался с элитой российского бизнеса?

«ПЕРВАЯ ПРИЧИНА - ЭТО Я»

Заявленная цель аудиенций - объявить о тендерных торгах, в ходе которых «в Беларуси победит тот, кто предложит лучшие условия». Однако трое из шести «генералов», сославшись на отсутствие конкретных договоренностей, так и не прояснили, что им предложило правительство. Четвертый, Вагит Алекперов, президент «Лукойла», честно сказал, что пакет акций слишком раздроблен. А Таймураз Боллоев, руководитель «Балтики», так и не дождался внятного ответа, когда же будет подписан инвестиционный договор, хотя отдельные правительственные чиновники прогнозировали подписание именно на этот день.

Тем более настораживает президентская патетика - «приватизация в нефтехимии не является чем-то чрезвычайно важным», поскольку белорусские заводы «работают устойчиво и хорошо». Зачем тогда звал? Чтобы «не тратить бюджетные деньги на поддержку предприятий в ходе их модернизации, а направить их на социальную сферу».

Лукашенко не был намерен «торговаться и говорить о цене» с бизнесменами. «Как только вы достигнете соглашения с правительством, договор сразу ляжет мне на стол для утверждения», - сказал белорусский президент.

Не исключено, что одной из двух целей приема на высшем уровне было предоставление гарантий в том, что «никакого чиновничьего произвола» не будет. И еще. Гости должны были понять, что вся ответственность за приватизацию ложится на плечи президента Беларуси, возводя его в ранг главного экономиста и реформатора.

«А ВТОРАЯ - ВСЕ МОИ ДРУЗЬЯ»

Вторая причина, побудившая Лукашенко принять парламентеров российского бизнеса, была встреча с президентом России Путиным 12 апреля. Белорусский президент рассчитывал на поддержку России в вопросе ежегодной компенсации в наш бюджет $185 млн., а также на снижение цен на природный газ и железнодорожных тарифов до уровня российских. «Друг Владимир Владимирович» не подвел, цены на газ снизил, хотя денег не дал. Не запланированы подобные расходы в российском бюджете, а личного президентского фонда в России нет, разве что только «Горбачев-фонд». Поэтому напрасно аналитики искали экономические новости и результаты переговоров. Апрельские встречи А.Г. предполагали только политический антураж.

Как стало известно «БГ», правительство предложило давно разработанные пять вариантов приватизации, из которых три основных отличаются пакетом акций, единовременно передаваемых новому собственнику. В первом случае - это 5-7%, во втором - до 30% вместе с «золотой акцией», в третьем - 49% минус доля трудового коллектива. Во всех пяти случаях государство оставляет за собой контрольный пакет акций (51%).

«ТРЕТЬЯ - ЭТО НОВАЯ ЛЮБОВЬ»

«Сургутнефтегаз» скоро как год монополист на нефтяном рынке Беларуси. Заинтересованность белорусских властей в присутствии компании на рынке прослеживается очень четко. В ходе встречи с Владимиром Богдановым, гендиректором «Сургутнефтегаза», Лукашенко отметил, что предложения «Сургутнефтегаза» «абсолютно близки к тем условиям, в которых разворачиваются процессы акционирования и приватизации в нашей стране», и Беларусь «очень серьезно» относится к намерению инвестировать средства в экономику республики. Он также выразил готовность «на определенных условиях предоставить всяческую поддержку» Богданову.

«Сургутнефтегаз» проявляет интерес к покупке акций нефтехимических предприятий «Нафтан», «Полимир», «Азот». Богданов пока воздерживается от конкретных оценок, явно рассчитывая на помощь топ-менеджеров «Славнефти» в случае участия в приватизации в Беларуси. Как следует из интервью Богданова «Белорусской газете» (см. стр. 9), он еще не принял окончательного решения - приходить сюда «работать всерьез» или нет.

По словам же Михаила Гуцериева, «Славнефть» совместно с «Сургутнефтегазом» планирует участвовать в приватизации «Азота» в соотношении 50:50, кроме того, она рассчитывает получить блокирующий пакет акций (25%) «Полимира», отставив остальное Богданову. С «Нафтаном» вопрос остается открытым. Руководство «Славнефти» «устраивает поэтапная инвестиционная приватизация: 10% акций в обмен на инвестиции, затем еще 10% и еще инвестиции».

Гуцериев неожиданно заявил в Минске о намерении в течение нескольких лет инвестировать в белорусскую экономику до $1 млрд. 19 апреля совет директоров «Славнефти» решит его судьбу на посту президента «Славнефти». Так что вероятность того, что выполнять эти обещания придется другому руководителю компании, чрезвычайно высока.

«ЧЕТВЕРТАЯ ПРИЧИНА - ЭТО ЛОЖЬ»

Источники в правительстве, администрации президента и некоторых нефтегазовых компаниях утверждают, что президент «Лукойла» Вагит Алекперов вышел из администрации белорусского президента в состоянии крайнего неудовольствия. В дочерней компании «Лукойл-Белоруссия» эту информацию не подтвердили, однако и встречу с Алекперовым не организовали.

Отношения белорусских властей и «Лукойла» не заладились еще в 1996г. (уже неясно, кто был прав и виноват в той истории с продажей мазута за валюту), и вот уже шесть лет никаких позитивных перемен в отношениях не происходит. Накануне президентских выборов в 2001г. Алекперов пообещал было вложить $1 млрд. в белорусскую экономику. На этом все и закончилось. На прошлой неделе и речи не шло о конкретной сумме.

Комментируя итоги встречи с Лукашенко, Алекперов сказал, что для приватизации определены «слишком небольшие проценты, не очерчены права инвестора и завершающий этап приватизации». Он уточнил, что стоимость белорусских предприятий «пока не доведена до нас официально, а только продекларирована». Глава «Лукойла» полагает, что рабочая группа в составе членов комиссии и представителей компании «выведет объективную стоимость не только «железа», но и бизнеса».

На взгляд Алекперова, приватизация нефтехимических предприятий Беларуси «с финансовой точки зрения является рискованным проектом, требующим перераспределения рисков». Поэтому он намерен «скорее всего, построить партнерские отношения с компанией «Итера», не исключая «Славнефти» и «Сургутнефтегаза». «Ведь необязательно быть конкурентами, а можно войти в пул и перераспределить как финансовые, так и технологические риски», - отметил Алекперов в Минске.

«ПЯТАЯ ПРИЧИНА - ЭТО БОЛЬ»

Любовь бизнесмена и политика друг к другу - штука коварная, поскольку имидж компании определяется в основном ее годовым оборотом. Любовь политика к бизнесмену зиждется на поддержке последним политических кампаний, организованных первым. Не совсем ясно, какие личные отношения сложились между земляками Александром Лукашенко и Игорем Макаровым (президент МГК «Итера»), однако очевидно, что бизнес этой компании на белорусском рынке периодически ставится под угрозу. Поэтому компания расширяет свою деятельность только в сфере поставок газа. Почти все проекты с участием белорусской промышленности неизменно проваливаются (за исключением успешного производства на «Белпаке»). Так что ни о какой взаимовыгодной любви политика и бизнесмена в этих отношениях говорить не приходится. Во всяком случае, пока.

«Акционирование предприятий началось. Правительство определило правила игры, после которых инвесторы должны принять решение о дальнейших действиях», - именно так Макаров охарактеризовал суть переговоров в президентской администрации. При этом руководитель «Итеры» подтвердил информацию о намерении вложить $200 млн., с оговоркой - «если условия будут приемлемыми для нашей компании и правительства Беларуси». Макаров согласен получить не контрольный пакет, а 40-45% при наличии права вето на стратегические решения.

Руководители «СИБУРа» и «Балтики» услышали от Лукашенко те же предложения, которые он делал другим российским инвесторам. «СИБУР» претендует на ту же собственность, что и первые четыре инвестора: «Полимир», «Нафтан», «Азот». Наиболее перспективным направлением для «СИБУРа» наши эксперты называют вторичную нефтепереработку, а именно Могилевское и Светлогорское «Химволокно» и «Белшину».

С Боллоевым тоже все оказалось просто. В феврале он не приехал, потому что «не получил официального приглашения». В апреле приехал именно потому, что его получил. Никаких конкретных договоренностей (кроме гарантии не изымать и не национализировать вложенные материальные средства в «Крынiцу») не достигнуто.

Все это говорит о том, что окончательно президент еще не определился не только с тем, кому работать на белорусских нефтехимических заводах, но и с тем, на каких условиях и когда он допустит российский капитал в Беларусь.
Добавить комментарий
Проверочный код