Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (331) 15 апреля 2002 г. Общество

О МАТЕ И ФОРМАТЕ

15.04.2002
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

«Нейро Дюбель» против пошлости и попсы

Они никуда не пропадали, постоянно выступали и даже пытались куда-то прорваться, однако не вышло. Новый альбом «Правдивые истории о том, как у Карлсона украли комбинезон» - это не только новая этикетка и новые песни, но и новое время, новые мысли и значения. Обо всем этом с лидером группы «Нейро Дюбель» Александром КУЛЛИНКОВИЧЕМ беседует музыкальный обозреватель «БГ» Дмитрий Безкоровайный.

- Что изменилось в группе со времени выхода последнего альбома?

- Слегка изменился состав, и поэтому звук пошел чуть-чуть в другую степь. Наверное, стал чуть потяжелее. Гитариста Максима Парового заменил Олег Громов. Но прежде всего изменилось мировоззрение, потому что если раньше мы заглядывались на какую-то, а то и любую заграницу, то сейчас появилось немного дурацкое, но совершенно искреннее воодушевление по поводу того, что мы делаем это именно здесь.

- И как альбом?

- В принципе, он получился достаточно тяжелым по звучанию. В него вошли три песни на белорусском. Многие сразу подняли истерику, дескать, мы увлеклись конъюнктурой. Разумеется, все это ерунда. Я просто достаточно сильно увлекся Короткевичем и по ночам в мертвецки пьяном состоянии начинал думать по-белорусски и, естественно, писать белорусские песни. Я всегда говорил, что нормальный человек должен писать на том языке, на котором думает. Вот и все. Я счастлив, что этих песен становится у меня все больше.

Плюс между всеми песнями - стишки и традиционная перепевка известного хита, на этот раз западной группы. Вообще, я считаю этот альбом возвратом к старому безбашенному «дюбелю». За последние годы мы уже надумались и наоглядывались на всех, так что теперь нам, как и раньше, абсолютно все равно.

- Работы «Нейро Дюбеля» всегда были тематическими. Что вдохновило на этот аз?

- Этот альбом псевдодетский с черным юмором, который нам всегда был свойствен. Есть песня «Расчленение покемона», в припеве другой есть строчка: «А телепузик захлебнулся в рвотных массах». Ну и про Карлсона, разумеется, у которого угнали комбинезон.

- «НД» всегда отличался каким-то брутальным взглядом на жизнь - то кто-то умрет, то все напьются, то кого-нибудь комбайном переедет…

- Могу ответить словами Толи Вечера. Когда только вышел клип «Переехала комбайном», он сказал: «Хорошо-то как, весело». Я его спрашиваю, мол, чего тут веселого - все же умирают по ходу песни. А он: «Да, но умирают как-то по-доброму».

- Можно ли говорить, что твое творчество - это отклик на давление современных масс-медиа? Ведь песни-то про телепузиков, покемонов, ворсинки и катышки, чай «Липтон» и т.д.

- Какой-то особой злобы по этим поводам я не испытываю. Конечно, эти реалии приходят из телевизора, но в целом мне просто хочется посмеяться над тем же захлебнувшимся в рвоте телепузиком. Для меня это просто весело.

- Весьма философский текст...

- Ну, наверное, какая-то философия в этом есть, но я не сижу и придумываю ее, она возникает сама собой. Ведь текст я пишу не более полутора минут. Бывает, две-три. Причем обычно в мертвецки пьяном состоянии. Это потом уже проявляется философия. В песне «Расчленение покемона» есть фраза: «И я уже не пью вина. А после праздников - весна». Вот я написал последнюю строчку, а потом подумал: «Ведь до чего же хорошо сказал!»

- Многое ли изменилось в белорусской музыке за два с половиной года, прошедшие со времени выхода альбома «Ворсинки и катышки» (1999)?

- За два с половиной - нет. Главная перемена была три года назад, когда случилась трагедия на Немиге. Это отсчет нового времени для всех людей в Беларуси, которые выходят на сцену. Под эгидой борьбы с терроризмом Америка сейчас расколошматит весь мир. Точно так же под эгидой защиты молодежи от возможных последствий белорусские власти колошматят с тех пор все мероприятия и культурные учреждения. Вплоть до кукольных театров. Это главная беда, которая случилась с нами за это время.

Если же говорить о позитивном, то тут главным событием следует считать открытие «Первого музыкального». Только благодаря этому сейчас сняли новый ролик, другие тоже активизировались. Главное, чтобы они не сошли со своих позиций относительно белорусской музыки, как это случалось со многими радиостанциями.

- Не боишься ли повторения судьбы «Стиль-радио», которое тоже крутило довольно много «неформатной» белорусской музыки?

- Очень боюсь. Ведь практически все - от «Альфы» до «Стиля» - пробовали работать с белорусской музыкой, но в результате полностью сошли на русскую попсу. Нужно просто все делать разумно. Ведь взять то же русское MTV, которое совершенно опопсело и полностью пропагандирует п...расов. Несмотря на это, раз в неделю там есть тематическая передача hard_zone о тяжелой музыке, которую я с удовольствием смотрю. Но, надеюсь, до такого «Первый музыкальный» не докатится.

Главное, чтобы там не появилось слово «формат». Ведь у нас его понимают очень прямолинейно. Лет пять назад Лешу Протасова уволили с радио «Рокс» за то, что он поставил в эфире нашу песню «Счастье познается в депрессии». Его вызвали на ковер и сказали, что «НД» - это панки и неформат, хотя песня представляет собой легкий джаз без мата и непристойностей. Он это объяснил, а ему в ответ: «Но ведь «НД» же панки!» Аргумент хоть куда.

- Многие проводят параллели между «НД» и очень популярной ныне российской группой «Ленинград»…

- Да, наши поклонники мне часто говорят: мы, мол, похожи, но мне кажется, что разница велика, хотя и они, и мы используем мат. Только у нас он, во всяком случае, в последнее время, используется для выражения каких-то значений, которые невозможно выразить цензурным образом. Ну, взять ту же фразу «Б... буду, море. Б... буду, чайки» из одной нашей песни. Нельзя это описать другими словами. Но я против того, когда, как в большинстве случаев у «Ленинграда», звучит мат ради мата, причем в основном все касается грубой физиологии. Мне лично нравится лишь несколько их песен, где мат использован очень красиво. А когда там про баб и прочее - это все пошлятина, причем с дворовым оттенком. Можно сказать, что это попса, только на своем уровне.
Добавить комментарий
Проверочный код