Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Do not forget to open all blackjack game rules, strategies and secrets.
№15 (331) 15 апреля 2002 г. Общество

СТРАШНАЯ СМЕРТЬ БАНКИРА

15.04.2002
Ася ТРЕТЮК

Суд над преступной группой во главе с заказчиком убийства банкира Владимира Володько состоялся в апреле 1998г. Четверо преступников получили наказание в виде лишения свободы от 14 до 15 лет. К тому времени двое других соучастников убийства успели скрыться. Лишь на днях один из них - бывший студент Академии физвоспитания Дмитрий Величко - приговорен к 9 годам тюремного заключения.

О трагедии, случившейся 11 сентября 1995 года, обозревателю «Белорусской газеты» Асе Третюк рассказывает младший брат убитого, проходивший в качестве потерпевшей стороны по делу, начальник отдела Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля Иван ВОЛОДЬКО.

- Между первым и последним судебным процессом по делу об убийстве вашего брата прошло четыре года. В очередной раз вам представилась возможность посмотреть в глаза тем, кто причинил вам горе.

- Несмотря на то, что прошло семь лет со дня убийства Володи, говорить о раскаянии убийц не приходится. И от этого было тяжелее вдвойне. Как на первом судебном процессе, так и сейчас они не признавали своей вины. Величко меня поразил своим высокомерием: если на первом судебном процессе он выглядел поникшим, то сейчас вел себя, как герой-убийца. Заказчик убийства - бывший директор коммерческой фирмы «Тарно» Прокушенков, чья вина доказана, по-прежнему не признает своей вины и озабочен лишь тем, как «скостить» себе срок. По моей информации, на зоне ему созданы привилегированные условия - благодаря активной спонсорской помощи колонии со стороны его отца.

- В суде вы сказали, что это было хорошо спланированное заказное убийство. Должно быть, благодаря помощи офицеров правоохранительных органов, которые в этом деле сыграли далеко не последнюю роль?

- Помимо главного исполнителя убийства - бывшего оперативного работника уголовного розыска Матиевского в подготовке преступления принимали участие четыре офицера МВД. Как следует из материалов следствия, за захват брата им обещали вознаграждение в сумме до $15 тыс. Было разработано несколько вариантов похищения Володи с их помощью, дважды они пытались его захватить, но им это не удавалось. В результате брата убили в его же офисе с помощью других лиц. Все полгода, пока велись его поиски, офицеры МВД скрывали, что брата убили и кем совершено это преступление. Спустя время один из них все-таки угодил в тюрьму за разбойное нападение на человека, трое - на свободе, в числе которых - слушатель Академии МВД. Люди растут.

СПРАВКА «БГ». Бывший работник правоохранительных органов Александр Матиевский в своей кассационной жалобе указал, что, назначив ему наказание в виде 15 лет лишения свободы, суд вынес суровый приговор «без учета степени вины в убийстве Володько других осужденных». Незадолго до описываемых событий этот 25-летний работник уголовного розыска совершил еще одно преступление - изнасиловал студентку БГУ, за что был арестован. Однако под стражей он пробыл только 8 дней, а затем прокуратура изменила ему меру пресечения на подписку о невыезде. Устроившись в службу охраны фирмы «Тарно», Матиевский совершил более жестокое и циничное преступление. На следствии Матиевский заявил: «В конце концов я просто испугался, что если сейчас уйду оттуда, то меня ждет та же участь, что и Володько... Все произошло быстро, какой-то инстинкт сработал: приказали - я сделал. Его душили, а вы понимаете, когда человек чувствует, что он умирает, у него начинается ярость, какой-то прилив сил, и одному человеку с ним не справиться».

- Судя по кассационным жалобам, вы остались недовольны не только работой органов предварительного следствия, но и суда. Почему?

- Меня поначалу обескуражил ход расследования, которое сосредоточило свои усилия на доказании виновности брата, якобы исчезнувшего с большой суммой валюты и ставшего жертвой криминальных разборок. Следствие по делу было поручено стажеру Московского РУВД. Я обивал пороги правоохранительных структур, пока не добился приема у тогдашнего министра внутренних дел. Я благодарен Юрию Захаренко, который собрал группу руководящих сотрудников уголовного розыска, комитета по борьбе с преступностью и отдал распоряжение о принятии активных мер по поиску человека. Хочу выразить признательность бывшему заместителю генпрокурора Владимиру Кондратьеву за то, что тот не дал санкцию на освобождение из-под стражи под подписку о невыезде заказчика убийства - Прокушенкова, поскольку следователь не находил в его действиях состава преступления. И это при том, что мы изначально показали следствию, что исчезновение брата - дело рук директора фирмы «Тарно», который был заинтересован в его убийстве: на тот момент Прокушенков задолжал коммерческим банкам около DM30 тыс. и $100 тыс. В конечном результате суд подтвердил нашу версию.

- Тем не менее вы добивались отмены приговора убийцам брата в связи с мягкостью наказания. Хотя 14-15 лет лишения свободы - срок немалый.

- Я просил суд назначить убийцам высшую меру наказания - расстрел. Поскольку было совершено не просто убийство, а, как установил суд, убийство с особой жестокостью. Тем более что такую же точку зрения в своей обвинительной речи высказала и государственный обвинитель Галина Гончарова. Из материалов дела следует, что моего брата подвергали физическим истязаниям на протяжении двух часов: приставив к виску пистолет, его били по голове, в область печени и почек, ломали руки. Все это время его рот и нос были заклеены скотчем, что затрудняло доступ воздуха и причиняло мучения от удушья. Помимо прочего, ему неоднократно делали инъекции димедрола. Представить, что при этом мог испытать здравомыслящий человек, невозможно. Ведь брат хорошо знал тех, кто его истязал, понимая, что в такой ситуации жертву не оставляют в живых. Поэтому просил своих мучителей отпустить его и обещал найти для них $50 тыс. Но Володю все-таки задушили его собственным галстуком, при этом убийцы демонстративно советовались, как это лучше сделать. Что это как не проявление особой жестокости? Полагаю, что под особой жестокостью подразумевается не только метод убийства, но психические страдания человека, осознающего неизбежность гибели.

- Верховный суд оставил приговор без изменения. В этом я вижу «заслугу» не только семьи главного фигуранта по делу Прокушенкова, но и его адвоката, который сегодня считается «известным правозащитником». Еще на стадии предварительного следствия адвокат развернул бурную деятельность в поддержку своего подзащитного, уже на третий день после задержания Прокушенкова «правозащитник» знал, что совершено убийство. Эти данные были получены оперативным путем. Я просил адвоката: «Помогите найти тело брата», но как юрист он понимал, что наличие тела жертвы - прямое доказательство причастности его подзащитного к убийству.

- Дело об убийстве банкира Володько, пожалуй, единственное, где удалось найти заказчика.

- Да, на территории Беларуси это единственное дело, где удалось выйти на самого заказчика преступления. Почему? Потому что те, кто замышлял это жестокое убийство, не учли единственного: поиски пропавшего семья начала не через день-другой, как это часто бывает, а буквально через пару часов, сразу же, как только стало известно, что Володя не вернулся домой. В 5 утра 12 сентября 1995г. мы вместе с братьями уже были у здания офиса «Белмедбанка», тут же оповестили о совершенном преступлении правоохранительные органы. Это утверждение возникло не на пустом месте: Владимиру в последнее время угрожали по телефону. Если бы мы опоздали хотя бы на пару часов, деньги из «Белмедбанка» (3,7 млрд. рублей, что тогда было эквивалентно $300 тыс.), согласно платежным поручениям, на которых стояла добытая под физическими пытками преступников подпись брата, ушли бы из страны в банки Балтии, а затем растворились на счетах оффшоров.

- Насколько известно, примерно за час до убийства ваш брат должен был встретиться с экс-преседателем правления Нацбанка, а тогда - главой «Беларусбанка» Тамарой Винниковой.

- Да, в тот день у них была запланирована встреча. С Винниковой брат был хорошо знаком: как юрист он много сделал для становления «Беларусбанка». Работая в должности помощника Винниковой, он не мог смолчать, глядя, как люди из криминального мира открывают дверь в ее кабинет ногой. Володя ушел из банка, сказав Винниковой, что будет создавать «Белорусский медицинский банк». Он знал, на что шел. И не ошибся: в считанные месяцы «Белмедбанк» начал набирать обороты, претендуя на роль достаточно конкурентоспособной банковской структуры. Несмотря на то, что всесильная Винникова этому всячески препятствовала. Разместив уставный капитал на Межбанковской валютной бирже, банк получил через четыре месяца чистую прибыль в размере $300 тыс., ставших для брата роковыми.

- После исчезновения брата вы обращались к Винниковой за поддержкой?

- Когда Володя исчез, я позвонил Винниковой с просьбой помочь «Белмедбанку»: нужно было в срочном порядке перечислить в два балтийских банка $300 тыс., которые неизвестные люди требовали в качестве выкупа за исчезнувшего брата. Эти деньги нужны были как приманка, поскольку у меня была договоренность с правоохранительными органами, что они проследят движение денег, чтобы выйти на преступников. В итоге Винникова назначила мне встречу, но, когда я пришел к ней на прием, меня почему-то не приняла, хотя и находилась в своем рабочем кабинете.

- За те полтора года, которые прошли с момента исчезновения вашего брата до ареста Винниковой в январе 1997г., пыталась ли она каким-то образом принять участие в его поиске?

- Нет. Ни Винникова, ни кто-либо другой. Хотя у Володи был достаточно большой круг знакомых, в т.ч. в высших эшелонах власти, с которыми он был в деловых и дружеских отношениях, а среди учредителей «Белмедбанка» были не только известные в республике бизнесмены, юристы, академики, но даже министры. Мы хотели похоронить Володю на Московском кладбище, но для этого нужно было получить разрешение чиновников Мингорисполкома. На тот момент упорно муссировался слух, что банкир Володько скрылся от кредиторов, прихватив крупную сумму денег, при этом звучали недвусмысленные намеки в адрес его братьев. Я чувствовал, как люди из его окружения резко дистанцировались от семьи брата, и не пошел на поклон в горисполком. Брата мы похоронили на кладбище в деревне Щитомиричи под Минском.

- Согласно судебному приговору с осужденных должны были взыскать в солидарном порядке в пользу потерпевшей стороны в вашем лице, а также отца убитого достаточно крупную сумму денег, исчисляющуюся сотнями миллионов рублей (в ценах 1997г.). В этой части судебный вердикт исполняется?

- С прошлого года я получил почтовый перевод только от двух осужденных на общую сумму 5 тыс. рублей ($3. - А.Т.). Хотя тот же Прокушенков был далеко не бедным человеком и мог себе позволить взять напрокат самолет и полетать над Боровой. Ведь, согласно материалам следствия, преступники тщательно проработали и такой вариант похищения брата, как совместный полет Володько с Прокушенковым на спортивном самолете. План не удался. Насколько мне известно, семья заказчика убийства отнюдь не бедствует и по сей день. Тем не менее... Работники почты регулярно напоминают родителям о переводе денег из тюрьмы. Представляете, каково старикам в деревне получать за смерть своего сына в год по тысяче рублей.
Добавить комментарий
Проверочный код