Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (329) 01 апреля 2002 г. Тема недели

ПАРАДОКСЫ УГРОЗЫСКА

01.04.2002
Александр СТУДЕНЦОВ

№ 13 [329] от 01.04.02 - Беларусь действительно парадоксальная страна. Например, ее гордость составляют много чутких, самоотверженных, талантливых и даже гениальных медиков. Но прикладная медицина в целом слаборазвита. Стандартное лечение чаще всего бессистемное и спорадическое; диагностика примитивная из-за низкой технической оснащенности; нередко происходит подмена понятий «оздоровление» и «диагностирование» в пользу последнего.

Также и милиция, должная не только излечивать болячки общества, но и заниматься профилактической деятельностью, оставляет желать лучшего. Ей, как почтальону Печкину из Простоквашино, мешает быть хорошей некое малозначительное обстоятельство. Литературный герой обещал сразу начать добреть, как только получит велосипед. О чем-то подобном попытались сообщить общественности сотрудники угрозыска, как бы случайно собравшиеся в минской резервации для участников культмассовых мероприятий. Делали это они как-то странно: каждый старался не выдать себя персонально, но в массе себе подобных не избегал публичности.

К сожалению, речь на милицейской «тусовке» не шла о престиже профессии и необходимости высоко нести знамя борьбы с преступностью. Да и вообще затруднительно говорить о незапятнанности мундира, коль скоро милиция перешла в основном на ношение камуфляжной формы. К тому же многие ее сотрудники сами преступили закон. Но даже они нуждаются в защите. И если на это указывают добросовестные служаки, значит, назрела предгрозовая ситуация.

Только не надо путать беззащитность с беспомощностью, которая возникла в т.ч. по причине недостаточной милицейской корпоративности. Работникам милиции предоставлены гарантии, о которых остальной трудовой народ может только мечтать. Так, согласно ст. 22 закона «О милиции», увольнение работника милиции со службы в связи с обвинением в совершении преступления допускается только после вступления обвинительного приговора в законную силу. Возможно, кто-нибудь посчитает эту правовую норму абсурдной с точки зрения морали. Но есть в ней рациональный смысл: если милиционер дискредитировал свое высокое звание, его ведомство должно испить до дна чашу позора. Однако заподозренных в противоправном поведении принято, как правило, незамедлительно изгонять из рядов доблестных рыцарей щита и меча. Поэтому упование уязвленных милиционеров на «своего» министра представляется тщетным.

Зато изгои при таких обстоятельствах вправе в соответствии со ст. 25 того же закона обжаловать в вышестоящий орган внутренних дел увольнение из органов милиции. Если жалоба не удовлетворена, она может быть подана в суд для рассмотрения в исковом производстве. Разумеется, требование осужденного о восстановлении на работе будет явно неуместным. Но он может взыскать компенсацию за вынужденный прогул в связи с тем, что начальство слишком поспешно отреклось от него. Т.е. поражение его в некоторых правах по суду за совершение преступления не означает, что выгодные для него правовые нормы перестают действовать. К тому же реализация этих норм позволила бы повысить ответственность соответствующих служб за качество отбора претендентов на службу в УВД.

Таким образом, проблема защищенности милиции - не столько в качестве законодательства, сколько в его исполнимости. Но какие же это правоохранители, если они не способны отстоять свои интересы? Вероятно, им не хватает коллективных усилий. Работники милиции не вправе вступать в организации, преследующие политические цели, но могут состоять членами профессиональных объединений (ст. 41 закона «О милиции»). Но даже если бы у них не было этой возможности, они должны были добиваться ее. Правда, чтобы воспользоваться ею, нужно проявить определенную самоорганизованность и личную независимость. Неужели мы стали свидетелями проявления у белорусских милиционеров признаков этих необычных пока для них качеств?
Добавить комментарий
Проверочный код