Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (329) 01 апреля 2002 г. Тема недели

МОЯ МИЛИЦИЯ СЕБЯ БЕРЕЖЕТ

01.04.2002
Ася ТРЕТЮК

№ 13 [329] от 01.04.02 - Празднование Дня Воли в Минске 24 марта было ознаменовано двумя событиями: несанкционированным шествием оппозиции по центральному минскому проспекту и неформальной встречей на площади Бангалор работников уголовного розыска (УГРО) столицы. Если первые посвятили свое мероприятие празднованию 84-й годовщины независимости Белорусской Народной Республики, то вторые устроили сходку в парке, известном в народе как место для выгула собак, с тем чтобы обсудить «наболевшее».

Днем раньше у меня состоялся разговор с рядом организаторов милицейской акции, сотрудниками одного из столичных РУВД, которую они с едва скрываемым волнением назвали беспрецедентной.

- Что все-таки побудило вас пойти на этот шаг и тем более прибегнуть к помощи негосударственной прессы?

- На сегодняшний день милиционер, несмотря на действующий закон о милиции, не защищен. Абсолютно. Вот такой пример: гражданина задерживают за появление в общественном месте в нетрезвом виде, доставляют в дежурную часть РУВД и составляют протокол. Придя домой, этот гражданин на следующий же день ударяется, скажем, головой о стену, тут же пишет жалобу на конкретного работника милиции, и последнего за это садят в тюрьму. Случай с «операми» Центрального РУВД Трусом и Новиком - один из таких. Задержанные написали жалобы, что на них надевали противогаз и душили их. Какие противогазы! Их у нас давно изъяли, скоро и резиновые палки заберут. Их и так на сегодняшний день оставили только у наружных служб: участковых инспекторов, работников патрульно-постовой службы и службы охраны. Оружие нам выдают сейчас только после того, как напишешь рапорт на имя начальства. Из-за этой бюрократии, когда, например, приходит сообщение об убийстве, на задержание преступника едем с голыми руками, а у того - нож. Что делать, если жизнь милиционеру дается один раз? Поэтому мы и решили собраться на площади Бангалор - существует же закон о проведении митингов. Но это не митинг и не демонстрация.

- А что - массовые гулянья «оперов»?

- Нет, это просто встреча. Мы боимся, что по нашему БТ передадут, будто пьяная милиция собралась и буянила. Мы хотим обсудить давно наболевшую проблему, когда нас заставляют любой ценой раскрывать преступления, а если ты где-то осекся, оступился, тебя просто затопчут, несмотря на все твои заслуги. Таким образом система самоочищается. Если бы Трус и Новик брали взятки - другое дело. Когда государство требовало: давай раскрытие преступлений - ребята вкалывали и спали по три часа в сутки. Но чуть оступились - и их тут же втоптали в грязь и уничтожили за ненадобностью. В системе МВД существует служба собственной безопасности - это оттуда идет вся эта показная демократия. Дескать, вот так мы боремся с теми «операми», которые задерживают людей, а потом добиваются от них методом физического давления признательных показаний. На самом деле ничего этого не существует, особенно после введения нового уголовного законодательства. Ни один суд не примет во внимание как доказательство вины даже чистосердечное признание самого обвиняемого. Понимаете?

- Но вам наверняка известно, что, например, т.н. подельников Александра Чигиря, давших против самих себя признательные показания, доставили в суд с почерневшими от побоев пятками. Тем не менее судья на эту «мелочь» не обратил никакого внимания.

- Такая же ситуация и с нашими коллегами Трусом и Новиком. А они, между прочим, считаются лучшими «операми», у которых самые высокие показатели в раскрытии преступлений, в т.ч. тяжких. Они не просто милиционеры, которые ходят с дубиной по площади, это оперработники, владеющие всеми методами оперативной работы. И сегодня найти профессионалов их уровня - большая проблема. То, что людей избивают в милиции, - неправда, это всего лишь активная защита обвиняемого, чтобы избежать ответственности.

Законом о милиции регламентировано право применения физической силы, спецсредств и оружия работником милиции. Тем не менее задержанные написали жалобы на Труса и Новика, что к ним применялась физическая сила.

В результате судьи тому же вонючему зеку за разбойное нападение дают 9 месяцев исправительных работ, в то время как настоящего «опера» могут лишить свободы за эту ерунду сроком на 4 года в колонии усиленного режима, как это было с нашим сотрудником Шамаловым.

- А разве мало беззащитных граждан избито милицией на митингах?

- Что касается митингов и демонстраций, то мы против того, чтобы нас использовали для разгона оппозиции. Хотя на митинги оппозиции собирается масса подонков типа скинхэдов... ну, этих, бритоголовых - гопников с белыми шнурками и проч. Задача УГРО - розыск преступников и раскрытие преступления, а вместо этого мы, «опера», целый день должны сидеть в автобусе со щитом и дубиной - якобы охранять общественный порядок. Но под видом охраны общественного порядка можно натворить все что угодно. Вместо этого я в конце концов предпочел бы встретиться со своим агентом и получить необходимую для раскрытия преступления информацию. Но от меня ничего не зависит, ведь, в отличие, например, от полиции в европейских странах, нашей милиции по закону запрещено даже создавать свой профсоюз. Понимаете, мы - пушечное мясо, марионетки, нас дергают за ниточки, и только. Если откажемся выполнить приказ, нас уволят завтра же вчерашним числом. Мы это прочувствовали на себе, поэтому и решили собраться на площади Бангалор, чтобы обсудить проблемы уголовного розыска. Вы же не знаете, что нам даже не выдают бумагу для оформления протоколов допросов. Ежемесячно за свой счет мы покупаем по две-три пачки бумаги. Бензина тоже в милиции нет, зачастую на задержание преступника выезжаем на троллейбусе. Уголовный розыск просто уже агонизирует. Поэтому мы просили бы вас прийти на площадь Бангалор и написать об этом материал, чтобы эта информация вышла за пределы нашей правоохранительной системы. А то среди населения бытует мнение, что милиция ничего не делает, журналисты пишут о нас только «жареные» факты, а они зачастую бывают просто высосанными из пальца и надуманными. В общем, если с вами подружимся, мы вам сможем еще больше рассказать.

* * *

Утром следующего дня, за полчаса до митинга, оперработники снова позвонили автору этих строк с просьбой не приходить на площадь Бангалор и «вообще ничего не писать о нашем разговоре». Конечно, можно было бы так и поступить, если б не одно «но»: то, что происходит в недрах правоохранительной системы, не может не настораживать общественность. Милицейское ведомство не просто обладает неограниченными полномочиями - сегодня оно известно своей жестокой вседозволенностью и безнаказанностью. И тут, как говорится, не до сантиментов. Тем более что в низовых звеньях этой силовой структуры давно уже началось брожение. Судебные приговоры, вынесенные один за другим в отношении работников милиции, издевавшихся над ни в чем не повинными гражданами, лишь спровоцировали недовольство людей в мундирах. Оно и понятно: до сих пор им многое сходило с рук.

Собственно, все идет к тому, что последние события их так ничему и не научили. Устраивая свои собрания, будь то на площади Бангалор либо у здания суда, следователи фактически отстаивали свою безнаказанность, возлагая при этом большие надежды на милицейское начальство в лице министра внутренних дел Владимира Наумова, что он к ним прислушается и повлияет на суд. Вот что, в частности, сказал корр. «БГ» один из работников уголовного розыска столицы:

- Когда в Управлении внутренних дел города (ГУВД) узнали про нашу встречу на площади Бангалор, сразу же доложили Наумову. Он обещал оказать содействие, чтобы суд к нам прислушался и смягчил нашим ребятам наказание, но только чтобы мы больше не проводили никаких акций. Мы считаем, что суд над «операми» - это социальный заказ. Изначально.

- Причем тут Наумов, если суд уже вынес «вашим ребятам» приговор?

- Что значит при чем?! Вы же не маленький ребенок. Одно дело, когда рядовой милиционер просит, и другое - когда министр или начальник ГУВД. Даже если Наумов может и не повлиять на суд, то есть министр юстиции, есть председатель Верховного суда Сукало. Если мы будем бороться одни, то ничего не добьемся, а когда с нами Наумов - это совсем другой коленкор.

- Между прочим, ходят упорные слухи, что Наумова хотят отправить в отставку, а судебные приговоры в отношении милиционеров - хороший для этого повод.

- Первый раз об этом слышу. Вообще, я не председатель стачкома, что думаю, то и говорю: если наших ребят суд кассационной инстанции оправдает или хотя бы снизит им меру наказания, я буду очень доволен. А высшие должностные чины нашего ведомства в силе сделать это.
Добавить комментарий
Проверочный код