Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№13 (329) 01 апреля 2002 г. События. Оценки

ТЕЛЕВИДЕНИЕ ЗАКАЗАЛИ?

01.04.2002
Вероника ЧЕРКАСОВА

На минувшей неделе президент, принимая с отчетом председателя Белтелерадиокомпании Егора Рыбакова, вполне ожидаемо разразился критикой по поводу невысокого качества программ белорусского телевидения. НГТРК не справляется с задачей формирования общественного мнения, коммерциализировано, в его программах не хватает «художественной струнки», да и самих программ тоже не хватает.

О качестве национального телевидения, вызвавшем высочайшее неудовольствие, в интервью корреспонденту «Белорусской газеты» Веронике Черкасовой рассуждают ведущий программы БТ «Главный вопрос» Виктор КУРЬЯН и кинорежиссер Юрий ХАЩЕВАТСКИЙ.

Виктор Курьян, ведущий программы «Главный вопрос»

- Когда вы последний раз смотрели БТ не по долгу службы?


- Я вообще телевизор не смотрю. Когда есть время, могу посмотреть канал Fashion.

- Как вы стали ведущим телепрограммы «Главный вопрос?»

- Я никогда не собирался работать на телевидении. То, что произошло со мной, - случайность. Когда был придуман проект программы, на БТ стали делать «пилоты» с участием самых разных людей. Одну из «пилотных» программ предложили сделать моему другу, и он пригласил меня в качестве ведущего. Нам предложили - говорите, что хотите. Я и наговорил. На следующей неделе раздался звонок с БТ: не хотел бы я взяться за этот проект? Я не хотел и, более того, не знал, как это делается. А самое главное, не представлял, зачем мне это. Но после разговора я понял, что теперь намерены делать новое телевидение, и я подумал: почему бы не попробовать? Первая передача мне не понравилась, вторая тоже, но люди, которые работают со мной и в телевидении понимают гораздо больше, сказали: не переживай, пойдет. И действительно, идет.

- А какова реакция на передачу сверху?

- Не знаю.

- Степенью своей творческой свободы вы удовлетворены?

- Абсолютно. Кроме одного. Я всегда стесняюсь своего непрофессионализма. Единственное, что меня сдерживает, это вопрос: смогу ли я это сделать? Мы договорились: людей, темы и вопросы я выбираю самостоятельно.

- Ваша программа - это тот предел открытости, который сегодня может себе позволить БТ?

- Вопрос не ко мне, а к председателю телерадиокомпании. Могу лишь сказать, что это максимум, на который я сегодня способен. Ни разу не было ситуации, когда я во что-то «уперся» головой. А является ли это максимумом свободы, минимумом или где-то посередине - не могу судить. Я лишь раз общался с Рыбаковым (председатель НГТРК. - В.Ч.), когда мы говорили о том, что это будет за передача, не слышал отзывов о программе, не участвовал в «разборах полетов». Ни разу мне не сказали: тебе надо высказаться по этому поводу так и не иначе или пригласить конкретного человека. Ни разу не было, чтобы я предложил тему, а мне сказали бы, что это не пойдет. Вот, допустим, как возникали темы последних передач: после того как прошли «умные» программы о курсе белорусского рубля, о пенсиях, мы получили отзывы телезрителей и, я понял, что далеко не всегда простым людям интересно то, что интересно политической или околополитической тусовке. И мы решили поговорить про дороги, больницы и жилкоммунхоз.

- Как вы считаете, почему президент решил покритиковать Рыбакова?

- Мне трудно судить о причинах. Могу говорить лишь о том, что не нравится на БТ лично мне. В эфир прошло уже десять наших программ. Но когда я спросил у министра здравоохранения, смотрит ли он передачу, он ответил, что ни разу. И он не одинок. Люди не смотрят БТ.

- Почему?

- Есть несколько обстоятельств. Сложилась определенная традиция: не смотрел раньше - не смотрю сейчас. Многие друзья говорят мне: «Видели тебя в прошлое воскресенье, и теперь будем смотреть и дальше». Но «Главный вопрос» - это не единственное, что можно было увидеть в прошлое воскресенье на БТ. Появляются и другие достаточно интересные программы. А люди не знают. Но главное, в чем проигрывает БТ, - оно должно быть национальным, говорить о наших проблемах профессионально, откровенно, оперативно, а не просто назидать и учить. Телевидение должно быть телевидением, а не отделом пропаганды и агитации. Если оно заработает таким образом (а оно уже начинает), то будет интересным. Но это - долгий процесс. Может, Рыбаков еще не все успел сделать, а ожидания велики, и, следовательно, велики запросы. Возможно, причина критики президента в этом.

- Какие тележурналисты сегодня нужны телевидению?

- Профессионалы, не сориентированные идеологически или мировоззренчески. При свободном профессиональном творчестве, не ограниченном условностями, появится и результат. В этом случае можно профессионально состояться.

- Тем не менее ваша программа явно не отражает весь спектр событий недели. Можно найти немало случаев, когда программа абсолютно не затрагивала топовые темы минувшей недели. Обходите острые углы?

- Я не журналист. А темы, которые вы называете острыми, могут быть интересно поданы только когда за них профессионально возьмется квалифицированный журналист и публицист. Кроме того, всегда быть на острие общественного внимания очень сложно, а я хотел бы работать в той области, которая мне наиболее знакома. Я доцент, читал лекции по экономике и вел семинары по конкретным и не очень актуальным темам. Допустим, проблема здравоохранения не попадает в разряд самых интересных новостей недели, но для очень большого количества людей это жизненно важная тема. Но, хочу заметить, наша группа в принципе готова выйти на острие атаки, и мы будем делать это. Я не вижу ограничений.

Юрий Хащеватский, кинорежиссер

- Когда вы последний раз смотрели БТ?


- На Новый год послушал выступление Лукашенко. И предыдущий раз, кажется, тоже на Новый год, только 2001-й. Временами, перещелкивая программы, попадаю на белорусскую, но сразу ухожу с нее, потому как этот колхоз мне неинтересен. Я веду себя как нормальный зритель, который смотрит, когда интересно, а когда неинтересно - выключает телевизор. Моей жене, например, было интересно смотреть программу «Видимо-невидимо», которую недавно закрыли.

- Программа вроде как была неплохая?

- Потому и закрыли. Я по кино сужу: стоит сделать классный кусок, как у тебя появляется проблема. Надо либо все остальное кино сделать таким же классным, либо убрать этот кусок. Потому что идет естественная дисгармония. А во всем должна быть гармония: и в гармонии прекрасного, и в гармонии мерзости. Передача «Видимо-невидимо» просто выделялась на общем фоне.

- Что нужно для того, чтобы БТ сегодня стало нормальным телевидением?

- Необходима смена власти. Если Александр Григорьевич на самом деле мечтает, чтобы телевидение было хорошим, он сегодня должен подать в отставку. Я не говорю, что оно кардинально изменится завтра, но месяцев через шесть оно станет очень хорошим. Полгода настоящей предвыборной кампании способны отшлифовать умы. Туда потянутся профессионалы, которые, по моему убеждению, здесь есть.

- Как, на ваш взгляд, сегодня складываются отношения телевидения и власти?

- Власть относится к телевидению, как к видеооператорам на свадьбе собственных детей. Как к обслуживающему персоналу. Вас заказали - сделайте нам красиво. Но гостелевидение - это не свадьба детей, здесь так не получается. Похоже, власть уже поняла, что телевидение - это прежде всего информация. Но поскольку реальную информацию она по-прежнему показывать не хочет, то получается виртуальное телевидение, которое показывает, как работает виртуальная промышленность и идет виртуальный «одобрямс». Можно и так, только это уже не телевидение.

- «Виртуальному», как вы говорите, телевидению требуется особый склад журналистов.

- Чем дальше - тем больше Александру Григорьевичу нужно, чтобы телевидение врало. А для этого, в свою очередь, ему нужны эйзенштейны и дзиги вертовы. Новый Эйзенштейн, который снимет очередной фильм «Октябрь», а точнее, «Ноябрь», где будет показано, как в ноябре 1996г. Александр Григорьевич вместе со службой охраны спас страну от оппозиции или что-то иное столь же эпохальное. Но дело в том, что нового Эйзенштейна не найдется: никто больше в это не верит. Эйзенштейн не сомневался в своей правоте, как ребенок схватил игрушку под названием «кино» и сделал гениальную фальшивку, которая семь десятилетий обманывала весь советский народ. Лукашенко сейчас нужны именно такие творцы, зараженные энтузиазмом и жаждой творчества по любому поводу. Но энтузиастов не осталось. Все прекрасно понимают, что здесь происходит.

- Как вы думаете, почему президент пожурил своего протеже Рыбакова?

- Я считаю, что причина упреков проистекает из характера самого Александра Григорьевича и способа его управления. У него вообще все руководители всегда виноваты. У Лукашенко колоссальная интуиция, и он нюхом чует, что телевизионный народ жутко недоволен. И для того, чтобы Рыбаков был плохой, а Александр Григорьевич - хороший, он должен поругать Рыбакова. А народ на это купится, и, таким образом, ситуация удержится. Вспомните, как после последнего визита президента на БТ множество людей говорило: приехал Лукашенко, и он понял, что к чему! Он поможет!

- Визит президента на телевидение в конце прошлого года действительно произвел на ряд телевизионщиков неизгладимое впечатление. Все вдарились в эйфорию от того, что Лукашенко вдруг отложил назначение Рыбакова на должность главы НГТРК...

- У них до сих пор сохранилась надежда на здравый смысл, они не понимают, что их здравый смысл не совпадает со здравым смыслом этого человека. У него тоже есть здравый смысл, и заключается он в том, чтобы удержаться у власти, провести в ближайшем будущем референдум по вопросу о пожизненном президентстве с правом наследования, и для этого ему нужны такие исполнители, как Рыбаков, как Кисель на БТ-2. Но в конце концов, наступит момент, когда он Рыбакова снимет и назначит на эту должность очередного выходца из Могилева. Помните, у Антуана де Сент-Экзюпери Маленький принц говорит королю: «Если вы прикажете своему генералу стать морской чайкой и он не выполнит этот приказ, кто будет виноват - генерал или вы?» Сколько бы Лукашенко ни приказывал Рыбакову сделать хорошее телевидение, тот не станет морской чайкой. Нельзя прийти из колхоза и сделать телевидение страны.

- Согласны ли вы с упреками, высказанными президентом в адрес БТ?

- Более того, у меня есть конкретные предложения по исправлению указанных недостатков. Помнится, президент ругал БТ за то, что там демонстрируют плохие западные фильмы. Поскольку в Беларуси был снят всего один фильм - «Момент истины», предлагаю каждый вечер демонстрировать его на белорусском канале. И благодарные зрители будут ежевечерне смотреть вместо западной поделки свою, белорусскую.

- Вы много лет проработали на БТ, а потом ушли. Вопрос - оставаться на телевидении или уходить - для многих сейчас является главным...

- Они забыли гениальные слова Омара Хайяма, который написал, что лучше голодать, чем что попало есть. Я предложил им: возьмите технику и снимите кино про ваше телевидение. Это будет бомба. Отказываются, сидят и ждут, пока им что-то разрешат. Самое страшное, что эти люди, среди которых есть неплохие профессионалы, гаснут. Они, быть может, уже и работать не умеют. Нельзя так долго подавлять в себе божий дар. Без последствий это не проходит.
Добавить комментарий
Проверочный код