Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (329) 01 апреля 2002 г. События. Оценки

ИЗГНАНИЕ СТРАХУЮЩИХ: в страхование возвращаются советские времена

01.04.2002
Отдел финансов

Рассматривая проект изменений в указ о страховании гражданской ответственности автовладельцев (речь шла о некоторых моментах чисто технического характера), белорусский президент вдруг наложил неожиданную резолюцию - «Внести предложения о возврате к практике страхования советских времен (максимальная отдача для государства и клиента). А.Лукашенко 18 февраля».

Страховой мир воспринял это как неудачную шутку. В конце концов, не было в советские времена никакого страхования автогражданской ответственности, а значит, и не было практики. На деле все оказалось гораздо серьезнее.

Как известно, страхование - порождение рыночной экономики, ее непременный атрибут, и на протяжении столетий оно успешно сглаживало уродливые гримасы капитализма. При социализме удалось сохранить лишь небольшие участки страхового поля, поскольку вся экономика уже по определению стала безрисковой и вся работа единственного госстраховщика переключилась на граждан и колхозы. С позиций современного опыта, пожалуй, уже понятно любому, что более уродливую и античеловечную модель страхования, чем Госстрах советских времен, трудно выдумать.

Давайте все же вспомним, что собой представляло страхование в советские времена. Те, кому уже за сорок, вспомнят о «сгоревших» деньгах по полисам страхования жизни - к совершеннолетию, к бракосочетанию и т.п. Ведь даже если предположить, что каждый из трех миллионов застрахованных накопил на счетах Госстраха по пятьсот рублей (это минимум!) и пересчитать эти деньги по самому черному на конец 90-х курсу, все равно получится не менее $100 на нос. Так что должок в $300 млн. за Госстрахом - это если по совести, а не по индексам с учетом деноминации.

И где же народные деньги? Не один только Госстрах их безнадежно профукал. 55% от поступлений по рисковым видам передавалось в бюджеты местных Советов, да и всегда, когда Минфину требовались деньги, он их брал (даже не одалживал) у Госстраха, который в советские времена был всего лишь управлением Минфина. Выплаты составляли не более 30% от поступившей премии.

Все, наверное, помнят, сколько кругов ада нужно было пройти, чтобы получить несколько десятков рублей в виде возмещения за сломанную руку, поэтому и страхованием эту систему можно было назвать лишь при наличии большого воображения.

Профессионализм госстраховщиков в новых условиях привел к тому, что уже к 1995г. доля Белгосстраха на рынке составляла не более 25%. Окончательно загнуться Белгосстраху не дало государство. Ведь уже тогда наступили новые времена раскола экономики на государственную и «коммерчэскую». И государство помогло Белгосстраху деньгами. Причем опять же народными.

1996г. - реанимируется обязательное страхование пассажиров - оно отдается Белгосстраху.

1997г. - вводится обязательное страхование строений, принадлежащих гражданам, - оно отдается Белгосстраху.

2000г. - вводится обязательное медицинское страхование иностранцев - этот позорный для страны вид страхования формально разрешен всем, но только через госстраховщика.

Отдавая Белгосстраху обязательные виды, государство практически его дотирует, и не надо говорить про неблагодарный труд госстраховщика. Как этот труд может быть неблагодарным, если только по обязательному страхованию пассажиров чистое положительное сальдо составляет 99,99%, т.е. выплаты составляют сотые доли процента по отношению к полученным взносам.

Та же ситуация с обязательным медицинским страхованием иностранцев: выплаты составляют 1%.

Все, что имеет государство от Белгосстраха, - это налоги. Единственным сегментом рынка обязательного страхования, где, кроме Белгосстраха, могли работать негосударственные страховщики, оставалось страхование автогражданской ответственности. И по качеству законодательной базы, и по уровню организации этого вида страхования, и по уровню охвата, и по качеству услуг Беларусь в течение двух лет вышла на лидирующие позиции среди стран СНГ. На рынке «автогражданки» Белгосстрах занимал где-то 70%. Имел бы гораздо меньше, но рассылал по исполкомам, лоббировал через министерства письма о своей «богоизбранности», не застрахуетесь, дескать, в Белгосстрахе - партбилет на стол. Руководители на местах понимали эти письма как непосредственные указания. Процитируем текст оригинала.

«В переходный период государство должно само выступать в качестве «локомотива» развития рынка страховых услуг, беря на себя (…) проведение обязательных видов страхования, страхования жизни, а также страхование с использованием валютных средств. Это, конечно, не означает, что государственное регулирование должно тормозить развитие процесса саморегулирования этого сектора».

А что это означает? Бесславно загубленное Белгосстрахом страхование жизни возродили негосударственные страховщики. Негосударственные страховщики уже располагали заработанными активами в сотни тысяч долларов, когда Белгосстрах заработал первую сотню, а теперь просит: «Отдайте его мне. Я честный. Я не коммерческий. Я есть хочу».

Докладная записка президенту (во исполнение поручения) изготовлена с помощью ножниц и клея из тех идей, которые уже на протяжении ряда лет Белгосстрах пытался пробить в органах власти, но только сейчас нашел благодарного слушателя. Своей резолюцией президент обязывает правительство «принять меры по повышению методологической и практической роли Белгосстраха (…) на рынке страховых услуг», принять решение, по которому страхование въезжающих на территорию республики отныне будет осуществлять исключительно Белгосстрах, «рассмотреть возможность (…) передачи обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств внутри страны Белгосстраху».

В докладной записке гордо говорится: «Белгосстрах - единственное страховое предприятие республики, цель деятельности которого не получение прибыли, а обеспечение страховой защиты имущественных интересов субъектов гражданского права».

Звучит глупо. Имущественные интересы защищает любой страховщик, на то он и страховщик, и государство его контролирует. А прибыль зарабатывает потому, что он не благотворительный фонд. Можно подумать, что 6 млрд. прибыли, полученной Белгосстрахом в позапрошлом году, идут вразрез с его высокой целью плодить убытки и сочинять новые виды обязательного страхования, такие, к примеру, как обязательное страхование качества импортируемой продукции. Поскольку бредовость предлагаемой идеи после множественных попыток ее лоббирования стала очевидной и ее авторам, в докладной записке они предлагают осуществлять это страхование частным страховщикам на добровольной основе.

Так что же ждет страховой рынок в ближайшее время? Несложные расчеты показывают, что на долю оставшихся 30 страховых организаций придется не более 10% существующего рынка страховых услуг, с учетом того, что крупные корпоративные государственные клиенты отойдут к Белгосстраху. Более 80% страховых услуг займет обязательное страхование.

Уже в ближайшее время народ станет тихо, а потом все громче проклинать нового-старого монополиста - как сейчас клянут единственного оператора GSM, будут и очереди, и невыплаты, и сгоревшие деньги. На такие мелочи, как необходимость увольнения более 2.000 человек негосударственных страховщиков (это минимум), уже не стоит и внимание обращать.
Добавить комментарий
Проверочный код