Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (327) 18 марта 2002 г. Тема недели

КОМПРОМИССНЫЙ ПРИГОВОР: фемида обернулась на Запад

18.03.2002
Отдел политики

№ 11 [327] от 18.03.02 - Люди, похитившие человека, создавшие банду и совершившие серию убийств, получили неслыханно гуманное по белорусским меркам возмездие - лишение свободы на различные сроки. Уже через несколько часов некоторые оппозиционные деятели назвали прозвучавший в зале суда вердикт «скандальным». На самом деле, в случае с похитителями Дмитрия Завадского национальная судебная система оказалась в ситуации, когда любое принятое судом решение можно было бы назвать «скандальным» и «политизированным».

Более странного процесса Минск еще не видел. То, что большинство заседаний были закрытыми, только добавило этому суду загадочности. Даже теперь, когда приговор известен, многое остается непонятным. В частности, что стало с Завадским? Почему группа Игнатовича обвинена в его похищении, но не обвинена в убийстве? Если Завадский жив, то где он? Если мертв, где его тело и кто виноват в его убийстве?

Уже прозвучали комментарии, что либеральный вердикт стал следствием оглядки власти на Запад. Напомним, прокурор просил для банды Игнатовича высшую меру наказания. И сразу после этого некоторые международные организации ходатайствовали о том, чтобы похитителей Завадского не расстреливали. В числе просителей, в частности, была замечена влиятельная Amnesty Inter-national. Впрочем, наиболее убедительным было все-таки напоминание Совета Европы, место в Парламентской ассамблее которого надеется когда-нибудь восстановить Национальное собрание. Общим требованием для всех стран-участниц СЕ является либо отмена смертной казни, либо, в исключительных случаях, - введение моратория на ее исполнение. Отмена смертной казни несколько раз за прошедшие месяцы называлась в качестве обязательных условий, исполнение которых повлечет за собой восстановление места парламента в ПАСЕ. И так уж получилось, что власть решила измениться и стать гуманнее именно на примере банды Игнатовича.

Впрочем, влияние международной ситуации на оглашенный 14 марта приговор не ограничилось исключительно его смягчением. Как иначе, как не боязнью удара по имиджу страны можно трактовать словесную эквилибристику вердикта, признающего похищение и лишение свободы, но не признающего убийство? Ведь если бы суд постановил, что члены банды виновны в устранении оператора ОРТ, уже завтра Беларусь получила бы клеймо «страны, где убивают журналистов», снова вошла бы в список врагов прессы, была бы повсеместно осуждена Западом.

А так по своей сути приговор очень напоминает произошедшее с Юрием Захаренко и Виктором Гончаром. Если на Украине и в России неудобных политиков просто убивают, у нас они растворяются в воздухе. Ни проблемы, ни виновных... Нет трупа - нет убийства, стало быть, нет и преступника. И хотя всем - как внутри страны, так и вне ее - предельно ясно, что стало с исчезнувшими, сам характер произошедшего связывает по рукам и ногам. Запад не может говорить об убийствах оппозиционеров, ему остается лишь безрезультатно призывать власть найти исчезнувших.

В складывающейся ситуации любопытен сам факт обращения власти и следом за ней белорусской Фемиды на Запад. Сколько бы ни проходило за последние несколько лет в Беларуси «громких» процессов, ни разу вмешательство международных структур ни к чему хорошему не приводило. В лучшем случае, когда шумиха на эту тему доставала даже президента, тот нетерпеливо объяснял, что-де не имеет никакого влияния на решения бесстрастного и справедливого, руководствующегося исключительно буквой закона белорусского суда. Запад не спас от отсидки ни Старовойтова, ни Леонова, ни Кудинова, ни других известных людей. Запад даже не в силах добиться освобождения Климова, пребывающего в заключении уже 5 лет.

Единственным субъектом международной политики, вмешательство которого всегда давало результаты, была Россия. Дело руководителя корпункта ОРТ в Беларуси наглядно это продемонстрировало: стоило первому российскому президенту сказать «пусть сначала Шеремета отпустит», как наша власть очень быстро приобретала влияние на решения тех самых - бесстрастных, справедливых и руководствующихся только буквой закона судов.

То, что теперь стали прислушиваться не только к голосам с Востока, но и к мнению Запада, демонстрирует изменение приоритетов Беларуси в общении с внешним миром. В кои-то веки международные структуры получили механизм влияния на поведение официального Минска. Если раньше они могли только призывать и сетовать, теперь на кону оказалось восстановление места белорусского парламента в европейских парламентских ассамблеях. И весь вопрос в том, как далеко готова зайти власть в попытках добиться своего международного признания. Хотя без влияния Востока здесь тоже явно не обошлось.
Добавить комментарий
Проверочный код