Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (327) 18 марта 2002 г. Общество

СЛОВО НЕ ВОРОБЕЙ. Вылетит - засудят

18.03.2002
Александр СТУДЕНЦОВ

В белорусской прессе изредка обсуждаются проблемы свободного получения и распространения информации. Дискуссия всегда сводится лишь к вопросу ущемления государством свободы слова. За кадром остается качество законодательства, регулирующего указанные правоотношения.

Закон «О печати и иных средствах массовой информации» при всей его актуальности для гражданского общества далек от совершенства. Среди прочего заметно отсутствие в нем норм, которые ненавязчиво определяли бы правовой статус, полномочия, обязательства субъектов печати, а также их взаимоположение. Например, издатель занимается редакционно-издательской подготовкой выпуска продукции СМИ. Выполняет ли редакционную подготовку того же самого собственно редакция периодического издания? И существует ли она как таковая вообще, если издатель осуществляет литературную вычитку и правку текстов, подгоняет их формат к размещению на страницах газеты (журнала) и прочее? Разницу между ними не могут уловить без посторонней помощи не только потребители информации, но и ее производители. Более того, об издателе принято упоминать вообще только в связи с книгоизданием.

Редакция де-факто наделяется правоспособностью. Но она (впрочем, издатель тоже) может иметь права и нести обязанности лишь постольку, поскольку под нею подразумевается юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Быть редакцией, издателем или одновременно тем и другим - значит, осуществлять определенные функции, и не более того. Если их принимает на себя коммерческая организация, от этого она не приобретает каких-либо дополнительных качеств. Иное будет означать, что и некий предприниматель Медийный - это редакция, хотя он никак не может стать более чем гражданином оттого, что выпускает газету. Правда, персонально он может быть издателем, т.е. специалистом в своем деле (см. словарь Ожегова). Однако это лексикологическое заключение вступает в противоречие с правовыми нормами, если не наоборот.

При таких обстоятельствах тяжело построить прагматичную модель отношений между учредителем СМИ, редакцией и издателем. Их взаимодействию посвящена только одна отсылочная норма закона, предлагающая обращаться к действующему законодательству и договорам. Но и то, и другое разработано крайне слабо, что является катализатором конфликтов на медиа-рынке. Разумеется, нужно усовершенствовать договорную культуру и технику. Пока же все строится во многом на уровне подсознательного следования многолетним традициям.

Ввиду невразумительности законодательства трудно определить лиц, на которых может быть возложена ответственность за причинение ущерба чести, достоинству, деловой репутации, пострадавших от обнародования недостоверных сведений. Без особых проблем привлечь к ней можно только главного редактора (не считая журналиста), поскольку он - не фантом. Но его статус и компетенция, при всей значимости занимаемого им положения, обозначены в законе буквально двумя строчками. К тому же законодатель допустил принципиальную ошибку, а именно: редакцию как организацию зачастую возглавляет руководитель (директор), но не главный редактор, который ведет соответствующее направление ее деятельности.

На рассмотрении парламентариев находится законопроект о внесении изменений и дополнений в закон «О печати...». Однако законопроект обходит стороной указанные проблемы. Более того, отдельные его положения крайне сомнительны. Например, предполагается, что учредитель СМИ должен создавать его редакцию. Т.е. вводится порядок принудительного учреждения юридических лиц (в настоящее время разрешается определять производителя информационного продукта на договорной основе). Эта новелла приобретает пикантную двусмысленность, если учесть, что редакцией может быть также индивидуальный предприниматель.

Оставляет желать лучшего законодательное регулирование правоотношений, возникающих между субъектами печати отдельных СМИ и авторами публикуемых в них произведений. Ведь применение норм закона «Об авторском и смежных правах» зачастую происходит без оглядки на то, что он инкорпорирован в правовую систему страны.

Так, имеется как минимум один прецедент, когда суд принял решение о взыскании компенсации за искажение произведения. Противоправным посягательством на неимущественные авторские права признано сокращение статьи на один абзац, а также то, что редакция сопроводила ее собственным заголовком. Причем суд проигнорировал квалифицирующий признак такого нарушения: искажение произведения наказуемо штрафом только тогда, когда оно способно нанести ущерб репутации автора.

Судебное решение отменено в кассационном порядке всего лишь по одной причине: иск предъявлен к ненадлежащей стороне. В деле фигурировала пресловутая редакция, которая никоим образом дополнительно не была идентифицирована, кроме указания на конкретное печатное издание. При повторном рассмотрении дела ответчик догадался наконец обратиться к «своему» законодательству, включая неполноценный закон «О печати…».

Таким образом, вполне очевидна проблема соотношения прав автора на защиту произведения и прав редакции (или издательства) на подготовку этого произведения к опубликованию. Фактически любой дефект в статье может быть истолкован щепетильным автором не как досадная опечатка, а как удар по его репутации грамотного человека. В гражданском законодательстве на этот счет имеются лишь косвенные оправдания. Так что редакторам-издателям не позавидуешь.
Добавить комментарий
Проверочный код