Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (325) 04 марта 2002 г. Архив БГ

ВСЕ ТАК КРАСИВО НАЧИНАЛОСЬ

04.03.2002
Вероника ЧЕРКАСОВА

Возникновение частного бизнеса повлекло за собой появление у народа денег. Следующей проблемой стало - как их потратить? В кратчайшие сроки семимильными шагами в стране стала развиваться индустрия развлечений. Открывались кафе, рестораны, клубы и даже - о ужас! - казино. Одни закрывались, просуществовав от силы год-два. Другие, как ни странно, дожили до наших дней.

ПРИЯТНОГО АППЕТИТА, ГОСПОДА!

Первое в Беларуси кооперативное кафе «Узбекистан» (в «Узбекистон» его переименовали несколько позже) открыла Лариса Сокуро 27 апреля 1987г. по адресу ул. Кирова, 25. До открытия кафе Лариса Наумовна никакого отношения к торговле и общепиту не имела, 42 года проработала в проектном институте и была знаменита среди знакомых тем, что замечательно готовила блюда узбекской кухни. Кафе она открыла одна, сама оформила интерьер и красивые меню, которые растаскивали на сувениры. Цены были смешные: обед в самом модном кафе города стоил от 90 копеек до полутора рублей. Очередь там была всегда, и отнюдь не из-за дешевизны, а потому что кормили божественно. Нигде в Минске так не готовили плов, шурпу, лагман, манты, самсу.

Как-то в «Узбекистан» забрела пообедать группа американских туристов. Обед впечатлил их настолько, что на следующий день они пришли еще раз. Один из туристов долго, не жалея пленки, фотографировал хозяйку кафе. На прощание пообещал прислать снимки. Спустя некоторое время она получила бандероль, в которой лежал первый номер журнала «Америка» за 1988г. Не понимая, что к чему, раскрыла, а там - она, Лариса Сокуро, с сумками и сетками на родной Комаровке.

В кафе часто забредали оказавшиеся в Минске узбеки, проходили на кухню и подсказывали, как покрасивее залепить манты или чего добавить в плов. За специями первое время г-жа Сокуро лично летала в Ташкент. В 1991г. кафе переехало на ул. Я.Купалы в помещение бывшего кафе «Молочное». Ларисе Наумовне сегодня со спокойной душой можно ставить памятник: первое в стране частное кафе достойно прошло сквозь годы проверок и налоговых бурь, пережило всех конкурентов, сохранило репутацию и кухню и в апреле отметит свое пятнадцатилетие.

В том же 1987г. в городе открылось 80 кооперативных кафе. Через год осталось только три. Одно из них в районе тракторного завода организовал Олег Носуха. «Вечерний Минск» с тихим изумлением написал, что там ночью (!) можно поесть (!!) свежей клубники (!!!). Для того времени это была сенсация масштаба высадки человека на Марс.

Одно из первых частных кафе было открыто на Юго-Западе. Легенда гласит, что, когда туда нагрянули проверяющие органы, владелец заведения был несказанно удивлен и продолжал удивляться до конца проверки. Все вопросы вредных налоговиков он встречал с по-детски широко распахнутыми глазами: «Вы хотите сказать, что нужны ведомости на зарплату? Да что вы? Спасибо, что подсказали! Дайте я запишу... И что, чеки тоже должны быть? Ой, а я ж не знал! И закупочные документы?! Говорите, пожалуйста, помедленнее...»

ВАЖНЕЙШЕЕ ИЗ ИСКУССТВ, ГОСПОДА!

C появлением в Минске бизнес-структур появилась необходимость рекламировать фирмы. Те фирмы, которые не боялись показать, что они есть. Первые презентации в Минске стал делать «Класс-клуб». Презентовались с размахом и фантазией. На празднике в честь СП «Метинком» Леонида Волка перед зданием «КК» играл оркестр во главе с маэстро Финбергом, на фоне инфекционной больницы на белых лошадях дефилировали девушки в амазонках, фонтаном расцветал в небе фейерверк... Запомнилась состоявшаяся в 1993г. презентация ПКО «Эридан». Было решено сделать ее по мотивам «Мастера и Маргариты» Булгакова, а точнее, бала у Воланда. На улице играл оркестр, на площадке первого этажа стояли актер в смокинге и актриса в бальном платье, которые каждого гостя провожали в зал и громко представляли собравшимся. В ту пору в Минске был очень моден лама Сингх, который в 1-й клинической больнице методами тибетской медицины лечил от всех болезней. Сингха тоже пригласили, он явился в шафранном одеянии буддистского монаха и очень страдал от минской жары.

Нарисовали собственные деньги номиналом в «1 эридан», и в нужный момент в соответствии со сценарием великой миннипеи с потолка на гостей посыпались «эридановки». Во внутреннем дворе играл джаз, проходил конкурс женских ножек, который для чистоты результата проводился анонимно. Претенденткам предлагалось в специально сделанную прорезь просунуть ногу, а жюри оценивало увиденное. Среди прочих развлечений презентации были тараканьи бега, в которых победил писатель-фантаст Борис Зеленский, поставивший на таракана по кличке Боря.

Презентации в ту пору стали для народа важнейшим из искусств. Все, до последней уборщицы знали, что, если фирме исполняется год, это знаменательное событие должно быть отмечено. И поскольку не было никакой гарантии, что молодой бизнес доживет до следующего юбилея, каждую первую презентацию делали, как последнюю. Поводом, достойным доброго фуршета, могло стать заключение контракта, юбилей шефа или его секретарши. Тогда бытовала шутка, что молодой белорусский бизнес развивается по схеме «кредит-презентация-суд». Для начала брали в банке кредит, затем устраивали бурную презентацию со здравицами вроде «А сейчас такая-то фирма начинает свою работу на белорусском рынке!» На оставшиеся деньги арендовали офис, приобретали факс, ксерокс и компьютер, за который сажали девушку в мини-юбке. Через год выяснялось, что деньги кончились, начальник смылся, а зареванная секретарша давала показания следствию. Зато как гуляли!..

Фуршеты в Беларуси, по меткому замечанию журналиста Леонида Миндлина, стали высшей стадией суверенитета, поскольку начались лишь с появлением дипкорпуса, возникновение которого, в свою очередь, стало возможно лишь с обретением республикой независимости. Первое время это было в новинку, люди не знали, как себя вести, и усердно учились клевать с тарелок на весу, придерживая локтем под мышкой увесистую папку с бумагами.

Презентации организовывали в кафе, ресторанах, банях, театрах. Например, фирма могла заказать для своих гостей театральный спектакль, продолжение вечера плавно перетекало к накрытым в фойе столам. Помнится, одна весьма серьезная структура организовала презентацию на малой сцене Русского театра. Первое действие включало в себя еврейские анекдоты, второе - варьете. На презентации присутствовали приехавшие тогда в Минск представители штаб-квартиры НАТО. Они были в полном восхищении от увиденного, а полковник Шепп, бывший командир батальона немецких горных егерей, пришел в восторг от мастерства белорусских актрис.

ЗАНАВЕС, ГОСПОДА!

Начало 90-х было удивительным временем. Деньги на культурные проекты тогда давали много и охотно, даже под прозвучавшее на словах предложение. И дело было отнюдь не в желании пустить пыль в глаза. Просто те, у кого имелись деньги, верили, что так, как было, будет и дальше, значит, нет нужды уезжать в другие страны, а лучше приспосабливать для достойной жизни свою. И потому не жалели средств на обустройство страны, в которой собирались жить сами и растить своих детей. А культура была неотъемлемой принадлежностью достойной жизни.

Центром новой столичной культуры на том этапе стали Альтернативный театр и «Класс-клуб». Для начала было взято в аренду большое здание по ул. Веры Хоружей, 31а. Формой, которая позволяла осуществлять некие культурные проекты, привлекая деньги на их проведение, был клуб с членскими взносами и клубными карточками. Его эмблемой стали увенчанные короной две буквы «К».

Вечера строились вокруг одного центрального события, одновременно действия разворачивались на лестничных площадках, в фойе, во внутреннем дворике. Главным событием могла стать премьера Альтернативного театра, который был единственным на территории бывшего Союза удавшимся экспериментом частного репертуарного театра; аукцион, концерт или выступление известного артиста.

Первым приглашенным актером стал Евгений Леонов. Потом были Сергей Юрский, Григорий Горин, Михаил Ульянов, Василий Лановой, Зиновий Гердт, Александр Филипенко, Алексей Баталов, Валентин Гафт, Людмила Гурченко, Виктория Токарева, Михаил Козаков, Марина Неелова, Булат Окуджава... На протяжении нескольких лет раз в две недели члены и гости клуба принимали у себя лучших артистов на глазах распадавшейся страны. В «КК» белорусские любители живописи открыли для себя гениального художника Григора Данеляна, там прошел потрясающий вечер Сергея Курехина, была сделана последняя видеозапись Иннокентия Смоктуновского... Закон - отсутствие «попсы». Принцип - «играть» должен каждый квадратный метр местной площади. «Генеральный спонсор? - Вы, господа! - было написано в программе одного из вечеров. - Господа! Вам посчастливилось жить и созидать в самое счастливое время. То, что будет заложено, определит реальность намного лет после нас. Как бы мы ни были заняты трудами по увеличению капитала и как бы ни объясняли себе - зачем?, в глубине души таится вера, что в нашей жизни и за нашими окнами наступит гармония. В сущности, это движет». Там была удивительная аура, которую, как ни старайся, искусственно не создать. Ее можно лишь наработать годами джазовых вечеров, спектаклей, концертов, выставок (последних за время существования «Класс-клуба» здесь прошло 56!).

Не все шли сюда за культурой. Как-то в клуб забрели мужики с толстыми шеями, осели в фойе, поставили рекорд бара и ушли, так и не заглянув в зал. Но это было, скорее, исключение. Поскольку билеты стоили недешево, солидная их часть бесплатно раздавалась творческой интеллигенции. Работники культуры могли пообщаться с бизнесменами и в неформальной обстановке попросить денег на творчество. И, что самое интересное, деньги давали, причем много и охотно. Это была идеальная форма взаимовыгодного сосуществования бизнеса и культуры. Раскупались картины, музыканты имели хороший приработок, все, что не приветствовалось на официальном уровне, там жило, выставлялось, играло. Впрочем, творческие люди тоже довольно быстро сориентировались. «Я как-то у себя в офисе повесил две-три картины минских художников, - рассказал пожелавший остаться неназванным очевидец тех событий. - Пришел коллега по бизнесу и тут же уставился на искусство, с которым был знаком на уровне картины Шишкина «Утро в сосновом лесу». Возможно, он первый раз в жизни увидел оригинал, а не репродукцию. «А ничего, - сказал коллега. - Сколько стоит?» - И на следующий день приобрел картину для себя. Очень быстро прошла волна насыщения золотом и шмотками, и бизнесмены стали соревноваться, покупая картины. Народ быстро сообразил, что на этом можно сделать деньги. Помню, один галерейщик сказал: «Вот этому лоху березки нужны». И были ему березки. А захотел бы зеленых человечков - нарисовали бы и их. Доходило до того, что мы как-то чуть было не подрались за картину какого-то художника. Кто умел - пользовались этим». Впрочем, от симбиоза художников и бизнесменов в конечном итоге выигрывало общество, поскольку в результате этого романа издавались книжки, продюсировались фильмы, выходили новые газеты, журналы, спектакли. В 1995г. там открылся ресторан «Вест-клуб».

Клубные вечера закончились в 1996г. «Класс-клуб» остался, теперь он называется «Класс-клуб ДК» и занимается гастрольно-концертной и рекламной деятельностью.

ДЖЕК-ПОТ, ГОСПОДА!

Игорный бизнес тяжело вписывался в белорусскую действительность. Депутаты пенсионного возраста и коммунисты с парламентской трибуны приравнивали его к проституции, а казино - к публичным домам. Наше азартное государство строго блюло нравственность своих граждан.

Возникновение в Беларуси игорного бизнеса в его классическом варианте, подразумевающем игровые автоматы с денежным выигрышем и казино, относится к 1990г., когда была снята уголовная ответственность за организацию подобного рода развлечений. Пионером стало совместное советско-испанское предприятие «Фортуна», второй компанией, начавшей работу в этом направлении, был отечественный «Белаттракцион».

В Минске первое казино в марте 1992г. открыло совместное белорусско-американское предприятие «ЮСАТ» в гостинице «Юбилейная». Через несколько месяцев «Белаттракцион» открыл казино во Дворце спорта. Нормативной базы тогда еще не было, и два первых казино развивались, скажем так, на индивидуальных решениях местных властей. В райцентрах казино начали открываться с 1993г. Вначале не было ограничений ставок, и некоторые заведения лопнули из-за того, что не смогли выдать клиенту выигрыш, как это случилось в Молодечно и Бобруйске.

Говорят, лучше всего в первых казино чувствовали себя бандиты, оптовики с рынков и валютчики, которых инфляция делала обладателями бешеных денег. Они удивительно органично вписывались в интерьеры и вели cебя настолько естественно, будто захаживали туда с раннего детства, просаживая в рулетку деньги, выданные мамой на школьный завтрак. Они быстрее всех приспосабливались к новым реалиям, с младенческим восторгом колошматили игорные автоматы и делали крупные ставки в рулетку. Впрочем, их продвинутость в этих вопросах имела вполне конкретное объяснение. Первое казино в СССР открылось в Риге в 1990г. Туда ринулись любители острых ощущений со всего Советского Союза, среди которых было немало белорусов. Ездили играть в Москву и Варшаву. Ко времени открытия в Минске первых казино они вполне прилично освоили законы и правила азартных игр.

Вход в казино в кроссовках и спортивных костюмах был запрещен. Смокингов, впрочем, тоже не требовали. Оборудование покупали в Риге, рулетки - в Англии. Потом у «Белаттракциона» появились свои мастерские, где делали рулеточные столы и фишки. Для обучения крупье выписывали из-за границы инструкторов. Сегодня значительная часть руководящих кадров минских казино - выходцы из «Белаттракциона» той поры.

Первым казино, расположенным в отдельном здании, стал «Даньков-клуб». В начале 90-х на двух первых этажах этого дома размещалась картонажная фабрика, а на третьем и четвертом - общежитие. Но и после того, как здание освободилось, желающих заполучить его было немного, поскольку ремонт требовал колоссальных затрат. Тем не менее деньги нашлись, дело оказалось выгодным и прибыльным. В октябре этого года «Даньков-клубу» исполнится 10 лет.

СПРАВКА «БГ». На начальном этапе формирования этой отрасли в 1991г. в Советском Союзе налог на доход игорных заведений составлял 70%, в Беларуси же после получения ею независимости законодатели снизили планку до 60%. Это позволило развиваться игорному бизнесу в республике достаточно цивилизованным путем, поскольку в России, где впоследствии налог был поднят до 90% с дохода, государство своими руками создало чисто криминальную сферу бизнеса, которая до 1999г, когда был введен фиксированный налог, развивалась отнюдь не по законам, принятым Госдумой. Теперь же ситуация изменилась с точностью до наоборот, и налоги в Москве сегодня ниже, чем в Беларуси. 1 января 2000г. в Беларуси был введен фиксированный налог на игорный бизнес, который сегодня вырос до внушительных размеров. 1 октября 2001г. было принято решение перевести этот налог в евро, что, впрочем, положения не исправило: налог на игорный бизнес в Беларуси остается самым высоким в странах СНГ. В результате доходы бюджета увеличились, а рентабельность игорных заведений упала. Мелкие предприятия закрылись, произошло перераспределение позиций на рынке игорных услуг в пользу крупных заведений.

В ряде стран мира существуют ограничения для вливания иностранного капитала в сферу игорного бизнеса, у нас же с самого начала его становления все стало складываться наоборот, и в результате предоставляемых иностранным и смешанным предприятиям льгот в налогообложении на сегодняшний день практически все крупные казино в городе являются совместными или в чистом виде иностранными предприятиями. Не стоит забывать и о том, что все СП изначально создавались на базе крупных гостиниц, которые традиционно являются наиболее выгодными объектами, поскольку там гарантирован постоянный наплыв состоятельных посетителей. Между тем во всем мире игорный бизнес является своеобразным насосом, который позволяет откачивать неучтенные деньги из теневой экономики и вовлекать их под легальное налогообложение. И вряд ли белорусская экономика выигрывает от того, что СП переводят основную прибыль от этой сферы деятельности за рубеж.

Как бы там ни было, но российского размаха криминальные разборки в Беларуси не достигли. Возможно, потому, что по-настоящему больших денег здесь так и не появилось (долгие расспросы позволили установить, что максимальный выигрыш, который помнят в минских казино, составил $20 тыс.). Тем не менее белорусский игорный бизнес все годы своего существования периодически сталкивался с фактами недобросовестной конкуренции, угрозами и прямым давлением, что свидетельствовало об экспорте в Беларусь методов российского криминального раздела. Существовавший до 1999г. 90-процентный налог на прибыль игорного бизнеса в России создал условия, при которых он оказался практически вытесненным в теневой сектор, где был накоплен солидный теневой же капитал. В условиях открытых границ и снятия 80-процентной таможенной пошлины на ввоз оборудования эти деньги вместе с комплектами казино ввозились из России в Беларусь. И основную конкуренцию белорусский игорный бизнес всегда ощущал со стороны именно российского криминала, который нередко, используя реинвестированный из СНГ капитал, выступал под маркой зарубежного партнера в том или ином СП.

Время от времени проходил слух о том, что кто-то стал жертвой передела белорусского игорного рынка, было даже несколько убийств. Самым нашумевшим стало убийство руководителя фирмы «Эмир», занимавшейся на белорусском рынке продажей автомобилей и игорным бизнесом. 36-летний Фрейджиад Анвар Адай, сириец по национальности и гражданин России по паспорту, был зарублен топором 13 января 1998г. в подъезде дома по проспекту Машерова, где проживал вместе с женой. Вначале милиция заявила, что бизнесмен стал жертвой обычного ограбления. Однако со временем у следствия появились основания предполагать, что это убийство было кем-то заказано, а ограбление - инсценировано. По подозрению в организации убийства главы «Эмира» были задержаны крупные уголовные авторитеты Комиссар и Могильщик.

Сегодня инвестировать деньги в игровой бизнес Беларуси - дело рискованное и уж точно - неблагодарное. Предложение на этом рынке явно превышает спрос, и ожидать сверхдоходов или же просто высокой рентабельности не приходится. Первые игральные автоматы появились в городе в конце 80-х и установлены были в аэропорту «Минск-1». В 1998г. в городе работало примерно 800 автоматов. Сегодня, после введения фиксированного налога, их число сократилось более чем вдвое. Для американского или европейского города с полуторамиллионным населением - это капля в море. В Минске простаивают и эти...

Сегодня приходится признать, что многие благие начинания в сфере развлечений приказали долго жить. Удивляться нечему - они всего лишь повторили судьбу страны. Мотивация «здесь будут расти наши дети» к 1996г. стала неактуальной, меценаты и спонсоры сели или уехали. А жаль. Все так красиво начиналось...
Добавить комментарий
Проверочный код