Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№7 (323) 18 февраля 2002 г. Общество

ЖИЗНЬ СКАЙДАЙВЕРА - 15 СЕКУНД

18.02.2002
Елена АНКУДО

Скоро в пронзительном мартовском небе над аэродромом минского аэроклуба в поселке Боровое раскроются парашюты - любители экстрима начнут новый сезон. Всю зиму эти безумцы отсчитывали дни, ожидая момента, когда люк самолета откроет им вход в бездну. Шаг вперед - и 15 секунд свободного падения. Для одних это ужас, граничащий с безумием, для других - наслаждение, не сравнимое ни с чем. Разве что с новым прыжком.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ НЕ ЛЕТАЮТ?

В аэроклубе на Боровой можно заказать вертолет в качестве такси, спрыгнуть с парашютом или сесть за штурвал самолета. Было бы желание, а еще - отвага и деньги. Тяга к небу - дорогое удовольствие. Зато улететь можно в любую точку Беларуси и это будет намного быстрее, чем на автомобиле. Говорят, в Москве эта услуга становится все более популярной - в небе не бывает пробок.

В минском аэроклубе летают на самолетах двух моделей. Борт АН-2 принимает до десятка пассажиров одновременно, когда совершает обзорные экскурсии и выполняет ознакомительные полеты для будущих спортсменов. Пилотажный самолет ЯК-52 - лучшая спортивная модель - вмещает только двоих. Это на нем «крутят» виражи, «бочки», «мертвые петли», «петлю Нестерова» и вертикальную восьмерку, поражая любопытных чудесами пилотирования. На краю летного поля выстроились вертолеты, которыми регулярно пользуются «Беларусьфильм» и специалисты «Белтрансгаза», с воздуха контролирующие транзитный газопровод.

Каждый сезон несколько членов клуба проходят курс обучения летному мастерству. За 15 часов новичок научится выполнять взлет и посадку. На первом же занятии пилот может развернуть самолет над аэродромом. В конце сезона он самостоятельно выполнит «петлю Нестерова».

Перед каждым полетом пилот-любитель проходит медкомиссию. Время пребывания в небе ограничено - в день можно сделать 8 кругов над аэродромом (1 круг - около 4 км) или выполнить несколько фигур высшего пилотажа. Как правило, за штурвал самолета садятся директора частных предприятий и финансовых учреждений. По сведениям «БГ», авиация - хобби руководства «Минского транзитного банка» и представителей ИП «ЛУКойл-Белоруссия».

Скайдайверов больше, чем пилотов. Во-первых, это развлечение доступнее. А во-вторых, ощущение свободного падения, скорость которого достигает 80 км/час, - куда острее, чем полет в кабине самолета. Прыжок длится три с половиной минуты. Для скайдайверов это - целая жизнь.

СКАЙДАЙВИНГ

«Я шагаю и проваливаюсь. Я не закрывал глаза, но ничего не видел. Скорее - чувствовал. Я определенно чувствовал, что падаю. Спустя несколько секунд чувство падения прошло. Я выровнялся. Лечу!»

Это воспоминания американского скайдайвера о его первом прыжке, которыми он от избытка чувств поделился со всем миром в Интернете. Удовольствие это вполне доступно, достаточно заплатить около $15 в рублевом эквиваленте, пройти медкомиссию, прослушать двухчасовой теоретический курс - и можно делать шаг вниз с высоты 1.200 м. Опытные скайдайверы прыгают с высоты 4.000 м. За сезон - с марта по октябрь - парашют примеряют около тысячи желающих. Отказываются от прыжка редко, однако бывают исключения. Здесь помнят молодого человека, который семь раз поднимался на самолете, но прыгнуть так и не решился. В конце концов с парашютом прыгнула девушка, которую он пригласил посмотреть на свой несостоявшийся «подвиг».

Делая шаг вниз, скайдайвер - человек с парашютом - обрекает себя на волю случая. Его жизнь зависит от куска ткани, собранной в ранец за спиной. Да и самолет не остановишь у опасного поворота. Однако самым страшным оказывается не первый, а второй прыжок. Далеко не каждый после испытанных впечатлений решается зайти на борт самолета еще раз. Зато если человек совершил несколько десятков приземлений и с каждым прыжком получает все большее удовольствие от свободного падения, значит, он - экстремал. Теперь дело за покупкой собственной амуниции, цена на которую сравнима со снаряжением для горных лыж или дайвинга. За комбинезон, шлем, обувь, высотомер и прочие «примочки» придется заплатить от $4 тыс. до $5 тыс. Говорят, это хобби захватывает настолько, что времени на воскресную баню с друзьями и семью уже не остается.

Но для того, чтобы считаться настоящим скайдайвером, мало иметь собственный парашют. Совершенство оттачивают годами. Сперва новичок совершает 30 приземлений с самым простым парашютом Д-1-5-у, который десантники использовали еще во время Второй мировой войны. Он считается одним из самых надежных и до сих пор остается на вооружении в армии. Затем надо совершить 20 прыжков с парашютом УТ-15. И только после этого скайдайвер получает возможность пользоваться «крылом» - спортивным, самым маневренным парашютом. И самым опасным.

Существует и более быстрая методика обучения скайдайвингу. Она состоит из десяти индивидуальных занятий, каждое проходит с участием двух инструкторов, которые прыгают вместе с новичком и проводят обучение в воздухе. Один прыжок втроем стоит $90, весь курс обучения - $500-800 в рублевом эквиваленте. Зато время свободного падения затягивается в несколько раз - студент, как называют начинающего скайдайвера, летит без парашюта 15 секунд. Даже новичок при таком прыжке способен почти мгновенно побороть чувство страха. А затем - начинает получать удовольствие. Собственно, смысл скайдайвинга - именно в этих секундах, ради которых человек готов рисковать жизнью.

ОДИН ИЗ НЕМНОГИХ

Александр Сырыцкий
- директор швейного предприятия. Уже два года с марта по октябрь он приезжает в Боровую. Ради чего?

- Мне нравится экстремальный спорт. Я погружался под воду с аквалангом, падал с высоты с привязанной к ногам резинкой. Однако самые сильные ощущения мне подарил парашют. Впервые я узнал, что такое падение, когда был мальчишкой. Тогда остаться в большом спорте не позволило зрение. Прошло много лет, и я вернулся в скайдайвинг. Сразу и не скажешь, что именно в нем привлекает. Это ощущение падения, свист в ушах от встречного потока воздуха, погружение в облако. Тому, кто ходит по земле, этого не понять. Еще одна причина - возможность общаться с такими же чокнутыми, как я. Мы одинаково чувствуем жизнь. Небо стирает различия между людьми.

- Разделяют ли ваше увлечение члены семьи?

- Дочь и сын еще слишком малы. К прыжкам допускаются лица, достигшие 15 лет. Однако, надеюсь, сын со временем поддержит меня. Жена и друзья не прыгали ни разу. Они желания не высказывают, а уговаривать их я не хочу. Прыгать или нет - человек решает сам. Далеко не каждый способен выйти из самолета с парашютом за спиной.

- Вы не уговариваете их, потому что не хотите брать лишнюю ответственность за близких людей?

- Скайдайвинг - одно из самых безопасных экстремальных увлечений. В процентном соотношении несчастные случаи среди автомобилистов случаются гораздо чаще, чем среди скайдайверов. Парашют - надежное приспособление и риск того, кто им пользуется, сводится к нулю.

- Какие прыжки самые запоминающиеся?

- Наверное, первые. Хотя эмоции присутствуют всегда. Когда я возвращаюсь домой после прыжков, то чувствую себя, словно после разгрузки вагона картофеля. И дело не в физической нагрузке (у парашютиста она небольшая), а в силе эмоций, которые испытываешь во время полета. Это ни с чем не сравнимые ощущения.
Добавить комментарий
Проверочный код