Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№5 (321) 04 февраля 2002 г. События. Оценки

«ТАКИХ ДЕНЕГ У НАС НЕТ»

04.02.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

Союз белорусских писателей, одно из старейших общественных объединений страны, на грани уничтожения. В здании Союза не работают телефоны, нечем платить за аренду и свет. Причина - семимесячная задолженность бюджета перед организацией. Когда-то у писателей отобрали здание. Теперь фактически прекращена выплата компенсации за него. О том, кто виноват и что делать, мы беседуем с председателем Союза Ольгой ИПАТОВОЙ.

- В «ЛiМе» за 1 февраля 2002г. вы пишете о семимесячной задолженности бюджета перед Союзом писателей. Кто персонально в этом виноват?

- Недавно народные писатели Янка Брыль и Рыгор Бородулин, лауреаты многих международных премий Светлана Алексиевич, Геннадий Буравкин, Анатолий Вертинский, Василь Зуенок, Виктор Касько и Владимир Орлов обратились к премьер-министру Новицкому и вице-премьеру Дражину. Зачитаю фрагмент их обращения: «Уважаемые господа! Статус руководителей правительства суверенного государства не только дает вам право принимать решения, судьбоносные для страны, но и налагает на вас ответственность перед белорусским народом, перед будущими поколениями. Вы отвечаете и за материальное благополучие граждан, и за духовное состояние нации». До сих пор финансирование Союза осуществлялось по следующей схеме. Мы получали на оплату помещений и наши расходы 63 млн. рублей. По существу, это примерно четверть доходов, которые могло бы давать здание Союза писателей, если бы оно, как прежде, принадлежало нам. Здесь постоянно проходят презентации, балы, площади используются на полную катушку. Поэтому даже если бы бюджет не давал нам ничего, мы могли бы жить только этим домом. А так... Только что мне принесли счет за аренду на 11 млн. Раньше эти расходы брало на себя государство. Но так как оно прекратило финансирование внезапно, без всякого предупреждения, то я могу твердо сказать: таких денег у нас нет. Назревает конфликт, при котором за долги владельца этого дома (представляете, насколько это несправедливо!) нас могут закрыть. Я уже не говорю о том, что по существу власть должна была позаботиться о писателях и помимо наших имущественных отношений. Вместо этого она в лице министра финансов цинично предлагает нам заняться лотереями и сбором добровольных пожертвований. Когда наши ветераны обратились в администрацию президента, пришел ответ за подписью тогдашнего управделами Ивана Титенкова: «Эти здания, как и сотни других, строились за счет бюджетных средств, и поэтому должны быть всегда собственностью государства. Практика показала, что только государство может их содержать и эффективно использовать по назначению». Но помилуйте, здания были построены на членские взносы писателей, а не на бюджетные средства! Я очень хочу надеяться, что государство все-таки опомнится и поймет, что эта история никак не украсит нас в глазах мирового сообщества. У нас есть друзья, я знаю, что ТБМ недавно приняло на заседании секретариата требование «остановить преследование белорусских писателей». Знаю, что появятся и другие письма в защиту Союза. Речь ведь идет не о собственности, а о вопиющей несправедливости, о том, что государство не желает исполнять собственные обещания.

- За что, на ваш взгляд, преследуют Союз?

- Наверное, за инакомыслие. За то, что политика Союза писателей не соответствует некой мифической государственной политике нашей страны. Но никакой вины за Союзом писателей я не вижу. Мы любим свою страну и стараемся сделать все, чтобы нашим людям жилось лучше.

- А вообще - зачем Союзу деньги?

- Представьте себе - человек работает всю жизнь в культуре, ему исполняется 70, 80, 90 лет (ведь у нас по возрасту достаточно «старый» Союз). На творческий вечер нужны цветы, элементарное оформление сцены, артисты, которые почитают стихи. Чтобы проводить умершего мэтра на тот свет, тоже нужны деньги. Далее: есть огромное количество культурных программ - тот же вечер Францишка Богушевича. Писатели получают такие маленькие гонорары, что на них прожить невозможно, не то что вечер организовать.

- А госпрограммы вроде юбилея Богушевича финансируются не из республиканского бюджета?

- Каждый раз перед таким мероприятием я обращалась в различные госструктуры. Министерства культуры и информации нам помогают.

- Некоторые члены Союза занимают очень высокие посты. Здесь можно вспомнить члена Совета республики Николая Чергинца, Эдуарда Скобелева и начальника идеологического управления администрации Ивана Корендо. Неужели никакой помощи от них нет?

- Который год подряд тех писателей (я о Корендо не говорю), которые могли бы нам помочь и которые близки к президенту, на съезде просто выбрасывают из Рады. Это люди, не пользующиеся авторитетом ни как писатели, ни как общественные деятели. К сожалению, выброшены из Рады они были и на этот раз. Прослеживается связь между съездом и тем, как сразу после него нас перестали финансировать.

- Ситуация, когда поэты были на службе государства, давно позади. А госфинансирование всего творческого осталось. Вам не кажется, что это неправильно?

- Дело в том, что все творческие союзы, кроме Союза композиторов и Союза белорусских писателей, живут на свои собственные средства. Почему Союз писателей продолжал получать финансирование? Это финансирование шло с 1934г. Но сейчас власть отобрала у нас здание поликлиники и Дом литератора. Если бы этого не произошло, мы могли бы жить, не замечая власти и не получая никакого финансирования, - как живут сегодня все творческие союзы. Власть взяла на себя обязательство этим финансированием хотя бы частично компенсировать отобранное у нас имущество. Два здания в центре города давали бы достаточно большие деньги. Мы бы могли спокойно помогать нашим старикам, которые умирают, не получив ничего от государства. Поэтому я обращаю внимание на тот факт, что, незаконно отобрав у нас здания, государство прекратило и выплату компенсаций, тем самым облекая Союз писателей на уничтожение. Недаром Светлана Алексиевич назвала это «удушением под одеялом».

- В одной из последних публикаций вы, цитируя Кавабату, ссылаетесь на то, что в Беларуси становится все больше людей, причастных буйволу, и все меньше - причастных цветку. Что это? Недостаток образования? Тяжелое советское прошлое?

- На мой взгляд, получая прекрасное профессиональное образование, наши люди не получили основ гражданства. Они не чувствовали себя гражданами Республики Беларусь, гражданами, знающими ее язык, историю и литературу. В результате даже те, кто получил два-три высших образования, все равно не интеллигентны. То, что апеллирует к сердцу человека или, по Кавабате, причастие цветка, принято нами не было. А на этом вся мировая литература и построена. Поэтому многие просто не могут воспринимать литературу.

- Как обстоят дела с аналогичными творческими союзами в России и других странах СНГ?

- В Москве собственность Союза писателей была оставлена писателям без всяких вопросов. Если выставят из этого здания, наш Союз должен будет начинать с нуля. Нигде больше такого отношения к писателям нет. Конечно, я понимаю, что наше правительство не может назначить пожизненную стипендию молодому человеку просто за то, что он талант, национальное достояние. Но преследовать писателей, отбирать у них собственность, отнимать последнее, данное взамен собственности, - это уже рекорд Беларуси.

- Ясно, что Союз - не политическая партия и на митинг вы не пойдете. Каким вам видится завершение этой истории?

- У писателей есть одно оружие - слово. Я считаю, что выходить на митинг и что-то кричать - не наш метод. Когда-то слово было и магией, и словом, и музыкой. Орфей усмирял им диких зверей. Если слово писателя сегодня не действует на власть, то это не оттого, что такие писатели, а оттого, что такая власть. И все-таки я надеюсь, что наше слово дойдет до власти. Ведь самое худшее - это конфронтация.
Добавить комментарий
Проверочный код