Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№5 (321) 04 февраля 2002 г. Общество

«К ИХ БИЗНЕСУ Я ОТНОШУСЬ ПЛОХО»

04.02.2002
Отдел финансов

На первом заседании польского суда об экстрадиции Вацлава Маркевича выступил известный в прошлом белорусский бизнесмен Александр Пупейко. Бывший глава холдинга «Пуше» стал первым белорусским бизнесменом, уголовно преследуемым в Беларуси, но в итоге получившим польское гражданство. Все мытарства беглого бизнесмена он прошел по полной программе: розыск по линии Интерпола; арест в Польше по запросу белорусских властей; отказ в экстрадиции; статус политического беженца и, наконец, получение польского гражданства.

С Александром Пупейко беседует корр. «БГ».

- О чем вы говорили в своем выступлении на суде?

- О том, что мне известно о состоянии органов правопорядка и судебной системы в Беларуси на своем примере и на примере других людей, разыскиваемых белорусской стороной.

- Вы в курсе обстоятельств обвинений, предъявляемых Маркевичу белорусской стороной?

- Из того, что мне известно, вырисовывается следующая картина. В «Беларусбанке» фирмами «Экском» и ТПС был получен синдицированный кредит в $1,8 млн. И одна из структур в качестве залога под кредит предоставила банку многократно превышающий его сумму залог - здание на Лещинского, 8 в Минске. Кредит по каким-то причинам был частично не возвращен. Наступила процедура взыскания залога, но сам залог был очень дивным образом использован. Вместо двух с лишним миллионов долларов, которые можно было получить при продаже, реализации или достройке здания - все эти варианты были, здание каким-то образом перепродали спустя несколько лет по цене около $200 тыс. У банка возникла «дыра» с возвратом кредита, но все участники этого дела, непосредственно отвечающие за взятие и использование кредита, начали указывать на Маркевича. Это было очень удобно.

Самый удивительный нюанс. Маркевич в течение двух лет проходил процедуру выхода из белорусского гражданства. Сама процедура - это своеобразное следствие, в ходе которого изучается в т.ч. и то, есть ли долги или невыполненные обязательства у гражданина, намеревающегося выйти из гражданства. Долгов у Маркевича не оказалось, и после двухлетней процедуры он получил необходимую справку белорусского МИДа. И вдруг месяцев через девять после завершения процедуры против него вдруг возбуждается уголовное дело по факту, имевшему место в 1995г. При этом он не был должностным лицом в фирме, а являлся ее соучредителем.

- Тем не менее в Следственном комитете нам предъявили ответ из польской комендатуры, датированный маем 2001г., где сообщается, что Маркевич все еще является гражданином Беларуси и не ходатайствовал о предоставлении ему статуса беженца или политического убежища.

- На суде было заявлено об ошибке польских полицейских, которые дали вашим органам такой ответ. Я видел собственными глазами выписку из решения вашего МИДа о том, что 7 июля 2000г. Маркевич лишен белорусского гражданства. Эта справка есть в материалах дела. Маркевич живет в здесь с 1997г., в октябре 2000г. он подал документы на получение гражданства Польши, прошел все здешние инстанции, и последнее слово - за канцелярией президента Польши. Кстати, у Маркевича есть документ, который выдают лицам без гражданства. Я его видел лично.

- Тогда в связи с чем в поле зрения следствия попали сделки шестилетней давности с участием Маркевича?

- Выскажу собственную версию. Накануне президентских выборов у вас начали «шерстить» всех тех, кто так или иначе являлся потенциальным противником вашего президента. Маркевич тесно сотрудничал с Винниковой и входил в ее команду. И здесь ваши власти задумались: а как бы его вывести из игры? Кроме того, возможно, что при реализации залога было обнаружено злоупотребление в чьих-то интересах.

- В чьих?

- Я догадываюсь, что в интересах владельца одного из средних минских банков. У Маркевича есть все материалы, и ему об этом лучше известно.

- Но что-то не припоминается фактов хотя бы косвенного сотрудничества Маркевича с оппозицией, и с большим трудом его можно причислить к потенциальным противникам власти.

- Об этих фактах мне действительно мало известно. Но я слышал на суде выступления ряда свидетелей с белорусской стороны, подтвердивших оказание Маркевичем финансовой помощи оппозиции. В его защиту подписали обращения лидеры ОГП - Добровольский и Лебедько. Думаю, они люди ответственные и дорожат своим реноме.

- Ваше активное участие в судьбе одной из близких Тамаре Винниковой креатур весьма странно, учитывая ваши крайне нелестные оценки как в адрес экс-главы Нацбанка, так и ее ближайшего окружения. В интервью «БГ» в июне прошлого года вы заявили, что ваш бизнес немало пострадал от деятельности команды Винниковой.

- Отношение к самой Винниковой и ее команде у меня ничуть не изменилось. Я по-прежнему негативно отношусь к их методам ведения бизнеса. Но тут человек сидит в тюрьме и сидит не по делу. По крайней мере, по тому, в чем его обвиняют, он не должен сидеть.

- 18 февраля польский суд примет окончательное решение по делу об экстрадиции Маркевича. Каковы его шансы?

- По моему мнению, его не выдадут, потому как объективного судебного процесса никто не ожидает, а это противоречит международным конвенциям, которые Польша подписала гораздо раньше, чем договор о правовой взаимопомощи с Беларусью. Поэтому не выдали Леонида Волка, Александра Яковлева и, думаю, не выдадут Маркевича.

- Вы упомянули о «шевелениях» накануне президентских выборов в отношении вас...

- Да, вдруг в июле прошлого года чуть ли не с неба свалился «Белагропромбанк» со своим иском в польский суд о том, что я якобы имел отношение к хищению некоторой суммы денег из Беларуси. Подробности мне не известны, поскольку на четыре заседания суда представители банка так и не явились.

- Чем все завершилось?

- Суд принял беспрецедентное решение: он предъявил штраф «Белагропромбанку» за введение суда в заблуждение. Дело завершилось в августе 2001г.
Добавить комментарий
Проверочный код