Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№5 (321) 04 февраля 2002 г. Общество

БИЗНЕСМЕНУ ПРИПОМНИЛИ САХАР

04.02.2002
Елена АНКУДО

Вацлав Маркевич, в прошлом председатель совета учредителей ООО «Экском» и председатель правления банка «Дукат», был арестован в Польше по запросу белорусской стороны в декабре прошлого года. 24 января он был освобожден из-под стражи, а 18 февраля польские судебные власти должны принять решение, подлежит ли беглый бизнесмен экстрадиции в Беларусь, где в его отношении возбуждено уголовное дело.

В конце 2001г. Вацлав Маркевич был задержан в Варшаве по запросу белорусских правоохранительных органов. Причина проста - в производстве управления Следственного комитета МВД по Минску находится уголовное дело, возбужденное в отношении бизнесмена 22 января 1999г. по факту мошенничества в особо крупных размерах. Однако ни в одном из 8 томов дела не найти показаний самого обвиняемого - Маркевич успел покинуть пределы Беларуси прежде, чем в его показаниях заинтересовалось следствие.

Обвинение было предъявлено бизнесмену заочно. Следствие установило, что Маркевич, «являясь председателем совета учредителей ООО «Экском» в 1995-1996гг., введя в заблуждение сотрудников ООО «Экском», используя подложные контракты по поставке и переработке сахара, путем обмана и злоупотребления доверием похитил кредитные средства, выделенные АСБ «Беларусбанк» в сумме $1.864.650».

Небезынтересно, что первоначально уголовное дело возбуждалось в отношении директора ООО «Экском», некоего Бориса Трунина, чья подпись стояла на кредитных договорах. Правом подписи в «Экскоме» Маркевич не обладал. Однако, по выводам следствия, именно он принял участие в подделке документов, предоставленных для получения кредита. Предпринимателю предъявлено обвинение в «хищении имущества путем мошенничества, причинившее крупный ущерб».

«БГ» стали известны некоторые подробности обстоятельств «сахарной» сделки. По представленным в банк документам фирма «Экском» намеревалась приобрести крупные партии сахара у трех фирм-поставщиков, две из которых - нерезиденты РБ. Из материалов уголовного дела следует, что продукция, оплаченная кредитными средствами, в республику не поступала, хотя банк располагал не только документально оформленным намерением «Экскома» осуществить сделку, но и подтверждением того, что сахар уже находится на территории Беларуси.

В ходе следствия выяснилось, что часть кредитных средств, перечисленных «продавцу сахара» - резиденту РБ в сумме $960 тыс., в конечном итоге вернулась в банк, но уже в качестве погашения кредита от другой фирмы, вскоре после этого прекратившей свою деятельность. Остальные суммы оказались на банковских счетах различных фирм - от Польши до Тайваня. В 1999г. Маркевич благополучно покинул Беларусь. Следует отметить, что и до этого периода он так же благополучно неоднократно посещал Минск и возвращался в Польшу.

Между тем в Минске развернулась ожесточенная борьба за «потерянный» кредит. «Экском» получал кредит под поручительство «Торгово-промышленного союза» (председатель правления АО «Торгово-промышленный союз» Борис Ясинский в то время входил в состав совета «Беларусбанка»). В качестве залога ТПС предоставил «Беларусбанку» здание по ул. Лещинского, 8 в Минске площадью более 16 тыс. кв. метров и оценочной стоимостью $2 млн. Недвижимость таких размеров - не самое ликвидное имущество в республике. В этом «Беларусбанку» пришлось убедиться еще в 1996г., когда по решению хозяйственного суда здание перешло на его баланс. Суд оценил стоимость залога в 29,5 млрд. рублей. Однако реализовать его «Беларусбанку» удалось спустя 2 года. Удивляет, что цена спустя столь продолжительное время не изменилась - после продажи банк получил ровно 29,5 млрд. рублей, что по тогдашнему курсу составляло примерно $115 тыс. Не исключено, что лица, участвовавшие в сделке, в т.ч. и ряд сотрудников «Беларусбанка», преследовали свои интересы. Заинтересовал ли следствие этот факт, нам пока неизвестно.

Нетрудно подсчитать, что потери «Беларусбанка» - разница между оценкой залога и суммой, за которую он был реализован, - составили около $1,8 млн. В ходе следствия, как показывает белорусская практика рассмотрения подобных дел, сумма может быть пересчитана с учетом упущенной выгоды за несколько лет. Однако все это при условии, что Маркевич будет выдан белорусскому следствию польским судом.

Говорить об этом можно с большой долей сомнения: за последние годы польские власти методично отказывали в экстрадиции таких известных в прошлом белорусских бизнесменов, как Александр Пупейко, Леонид Волк и Валерий Круговой. А на прошлой неделе аналогичным образом решилась судьба еще одного белоруса. Замдиректора ГП «МАЗ» по внешнеэкономической деятельности Александр Яковлев также остается в Польше - у суда в очередной раз появились серьезные сомнения в объективности белорусского судопроизводства. Заметим, что Яковлев обвинялся в легализации преступных доходов и незаконном вывозе за границу более $11 тыс. Новый «узник совести» - Маркевич. Об этом в польском суде официально заявили обеспокоенные судьбой бизнесмена лидеры Объединенной гражданской партии Александр Добровольский и Анатолий Лебедько. В защиту Маркевича на суде в качестве свидетеля выступил Александр Пупейко (интервью с ним читайте на стр. 26).

По мнению защиты Маркевича, уже сам факт требования выдачи обвиняемого белорусскому следствию абсурден: бизнесмен, по некоторым данным, еще 2 года назад отказался от белорусского гражданства и, пройдя все необходимые проверки, получил соответствующую справку в МИДе. Следствие не нашло подтверждения этой информации. Более того, как удалось узнать корр. «БГ», Маркевич по-прежнему является гражданином Беларуси.

Об этом в ответ на запрос белорусского МИДа сообщила польская сторона 25 мая 2001г. В документах дела Маркевича имеется письменный ответ комендатуры полиции Варшавы. Как сказано в нем, «гражданин РБ Маркевич Вацлав Станиславович имеет карту постоянного пребывания» (вид на жительство. - Е.А.), и, «по информации департамента миграции и беженства, не ходатайствовал о предоставлении ему статуса беженца и политического убежища». Бумага датирована весной прошлого года, когда, по распространяемым ныне сведениям, Маркевич уже имел польский паспорт.

«Отношение польской стороны к гражданину Беларуси, который обвиняется в совершении уголовного преступления, не может не удивлять, - комментирует сложившуюся ситуацию следователь УСК Минска, пожелавший остаться неназванным. - Существует договор между Беларусью и Польшей о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 26 октября 1994г. В соответствии с договором обвиняемый, который находится на территории одной из договаривающихся сторон, должен быть возвращен на территорию другой, где совершил преступление, чтобы ответить перед законом. В противном случае грубо нарушаются нормы международного права. На этом фоне заявление о политической подоплеке дела выглядит довольно странно. Как видно из обвинения, следствие располагает весомыми доказательствами для привлечения предпринимателя к уголовной ответственности. Цели и задачи следствия продиктованы не политическими мотивами, а прежде всего необходимостью установить истину по делу. Если Маркевич не составлял фиктивных документов кредитного договора, если сделка его «прозрачна» - чего он боится? Разве он состоял в БНФ? Разве он известен как политический деятель? Считать «узником совести» предпринимателя, который, по сути, похитил кредит, - очевидная глупость. И этого не понимают сами поляки. Если бы аналогичная ситуация сложилась, скажем, лет 10 назад, Маркевич был бы экстрадирован в самые короткие сроки».

По мнению следствия, в действиях Маркевича усматривается состав хищения путем мошенничества. Но окончательно об обвинении, как и о том, разделит ли еще кто-либо его судьбу, превратившись из свидетеля по делу в обвиняемого, говорить рано. По крайней мере, без участия главного фигуранта выяснить судьбу пропавшего кредита затруднительно. Тем не менее следствие продолжает утверждать, что в его распоряжении имеются доказательства вины беглого бизнесмена. И эти доказательства касаются прежде всего предпринимательской, а не политической деятельности обвиняемого.

РЕДАКЦИОННЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Вряд ли стоит сомневаться в том, что получить злополучный кредит фирме «Экском» в 1995г. было делом техники. В те времена Вацлав Маркевич являлся акционером и членом совета «Беларусбанка» - банка-кредитора, равно как и руководитель фирмы поручителя Борис Ясинский. Ко всему прочему, доступ к кредитным ресурсам Маркевичу обеспечивало его реноме - верной креатуры тогдашней главы «Беларусбанка» Тамары Винниковой, которая, собственно, и посадила ныне беглого бизнесмена в кресло председателя правления банка «Дукат» (именно поэтому, кстати, он и не мог подписывать кредитные договора от имени «Экскома»). Разве могли в «Беларусбанке» при таком раскладе заниматься проверкой достоверности представленных документов (контракты, накладные и пр.) и опускаться до проверки наличия пресловутого сахара в стране? Кроме того, банки часто были сами заинтересованы в такого рода сделках: в те времена достоверность представленных документов особо не изучалась, важно было само их фактическое наличие. Обоюдовыгодный интерес и банка, и заемщика заключался в возможности погасить просроченную задолженность «старых» заемщиков, аффилированных с новым (что, собственно, и произошло с $960 тыс.).

Что же касается залога, то и здесь претензии к заемщику предъявить сложно. Для следствия остается единственная возможность довести дело до логического конца - доказать факт предоставления поддельных документов и реальных непоставок сахара в страну на момент получения кредита. Еще большей победой станет документальное подтверждение умысла в хищении кредита. Видимо, базу для такого рода обвинений составляют показания ряда бывших сотрудников «Экскома» (которых Маркевич «ввел в заблуждение», словно неразумных детей) и в т.ч. ушедшего от уголовной ответственности бывшего директора Бориса Трунина, чья подпись стояла на кредитных договорах. О возврате суммы кредита (даже за вычетом поступлений от продажи залога) речь не идет - банк сам оценивает реальную ликвидность залога и по этой причине принимает на себя все риски по его реализации в случае наступления проблем с погашением кредита. Более того, приняв залог на баланс в 1996г., «Беларусбанк» обязан был всю сумму оценки списать в счет погашения долга заемщика, что на тот момент и составляло около $2 млн. Опять же нашим правоохранительным органам, к сожалению, невозможно добраться до счетов фирм в банках - от Польши до Тайваня.

Все это выглядит странно и по другой причине. Во время описываемых событий Маркевич, как указывалось выше, реализовывал себя на посту руководителя банка «Дукат». И после его ухода с этого поста у правоохранительных органов уже была масса поводов обратить внимание и на «Дукат», и на фирму «Экском». Вот, например, фрагмент из акта ликвидационной комиссии АКБ «Дукат»: «В 1995г. под выданные валютные кредиты на $1.213 тыс. представлены фиктивные документы, отсутствуют контракты. В качестве залога представлены акции АКБ «Беларусбанк», принадлежащие фирме Маркевича В.С. ООО «Экском»… валютные кредиты погашались рублевыми векселями… Вопиющим фактом беззакония явились действия «Беларусбанка», когда по инициативе Шаткина Д.Ю. (зампред правления «Беларусбанка». - «БГ».) с согласия Маркевича… был незаконно (договоры подписаны задним числом и появились в «Дукате» после увольнения Маркевича. - «БГ».) переуступлен долг БМЗ по кредиту, выданному филиалом АКБ «Дукат» в г. Жлобине… в удовлетворении исковых требований о признании данной сделки недействительной, по иску прокурора Московского района г.Минска ВХС РБ отказано…»

Вряд ли стоит идеализировать Маркевича как бизнесмена, равно как и нагнетать вокруг него страсти. Слишком почетен для него статус «жертвы политического террора против инакомыслящих». Но даже по приведенным выше штрихам понятно: оснований для претензий к Маркевичу, в т.ч. и уголовного характера, еще пять лет назад было в избытке. Почему сейчас спохватились? Вопрос к следствию. И к «заказчикам».
Добавить комментарий
Проверочный код