Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Фабрика теннисных столов. Производство бильярдных столов
mebel-dlya-kuhni-v-nizhnem-novgorode.ru
№1 (317) 08 января 2002 г. Тема недели

ЕВРО СТАРТОВАЛ: 300 млн. европейцев получили новую валюту

08.01.2002
Ярослав РОМАНЧУК

№ 1 [317] от 08.01.02 - 1 января 2002г. вошло в историю мировой экономики. С этого дня 12 стран Евросоюза, добровольно отказавшись от национальных денег, перешли на единую валюту - евро. Впервые в истории на такой большой и богатой территории вводятся деньги, не имеющие длительной истории ни в одной из стран.

Еврофилы говорят о прорыве и связывают с евро большие надежды на образование Федеральных штатов Европы. Евроскептики продолжают говорить о евро как о провальной идее. Великобритания, Дания и Швеция, будучи членами ЕС, находят больше выгод в своих национальных валютах. Швейцария, не будучи членом ни ООН, ни ЕС, гордо и надменно взирает на европейское перетягивание канатов, сохраняя вековые традиции своего стабильного франка. История европейской интеграции, введение евро преподает нам, белорусам, много уроков. Как повлияет на экономику Беларуси новая европей-ская валюта? Является ли введение евро доказательством правоты тех, кто выступает за немедленный союз Беларуси и России? Наивно считать, что евро - экономическая панацея, которая мигом вылечит экономики стран - членов ЕС. Преждевременно говорить о евро как успешном проекте. Аргументы сторонников и противников данного монетарного проекта обставлены рядом условий, изучение которых важно для любой европейской страны, в т.ч. Беларуси.

ЛОГИСТИКА - НА ВЫСОТЕ

Французы и немцы наперебой отмечают свой решающий вклад в реализацию проекта «евро». Еще в 1997г. возникали большие сомнения относительно того, что Франция сможет удержаться в рамках строгих маастрихтских критериев вступления в EMU (European Monetary Union). Смогла, но для этого французским социалистам надо было наступить на горло собственной песне, упорядочить госфинансы и приватизировать больше собственности, чем предыдущие правые правительства вместе взятые.

Экономических маугли хватает в любой европейской стране. Именно они осаждали банки в первые после Нового года дни, боясь потерять свои сбережения. Посетителей было в 8-10 раз больше, чем обычно, хотя местными деньгами можно пользоваться до 1 марта. Европейский центральный банк справился со сложной логистикой перехода на евро. Во всех 12 странах в первые дни года можно было получить евро вместо национальных денег. К этой дате в десятки тысяч городов Европы было доставлено 15 млрд. купюр на сумму 630 млрд. евро и 51 млрд. евромонет. Горячие финны не могли дождаться утра и приходили ночью в свой центральный банк менять марки на евро. Банк начал работать в половину второго ночи. В очередях давали виски и закуску. Многие банкоматы на улицах европейских городов не были загружены евро, но претензий и массовых возмущений зарегистрировано не было.

Европейцы в большинстве своем позитивно восприняли переход на новые деньги. Даже немцы, которым особенно больно прощаться с маркой, успокоились, несмотря на то, что с момента введения в безналичный оборот в 1999г. евро потерял около 25% стоимости. Сегодня за $1 дают 0,89 евро, и вряд ли в наступившем году будет достигнут паритет с долларом. Европейская экономика по-прежнему работает гораздо хуже американской. Для компаний и рынков введение евро было чистой формальностью. На протяжении последних трех лет правительства стран еврозоны каждые полгода выпускали гособлигаций на 200 млрд. евро. Корпорации эмитировали своих ценных бумаг более чем на 65 млрд. евро, но называть новые европейские деньги реальным конкурентом американскому доллару еще очень рано.

ПЛЮСЫ ЕВРО СЪЕДАЮТ БЮРОКРАТЫ

Многие считают, что единая валюта автоматически приведет к единому рынку. В реальной жизни такого не бывает. Лейбориста Тони Блэра сторонником свободного рынка не назовешь, но на интеллектуальном фоне Брюсселя он просто либертарианец. Премьер-министр Британии определил пять проблемных вопросов, ответы на которые будут иметь определяющее значение при принятии решения о вступлении его страны в зону евро: 1) совместимы ли бизнес-циклы и экономические структуры?; 2) если возникнут проблемы, будет ли правительство достаточно гибким, чтобы их решать?; 3) создаст ли вступление в EMU лучшие условия для долгосрочного планирования британских фирм?; 4) какое влияние будет иметь на финансовый рынок Британии вступление в EMU?; 5) будет ли евро способствовать достижению высоких темпов роста, стабильности и созданию новых рабочих мест? Сегодня Британия однозначно говорит «нет» евро и федеральной Европе. И британцы, и шведы в один голос заявляют, что теоретические преимущества единой валюты блокируются бюрократическими, протекционистскими национальными правительствами и Брюсселем, которые «являются интеллектуальными наследниками сторонников централизованного планирования из Советского Союза, строящими европейскую империю для закрытых, хорошо устроившихся элит».

«СУПЕР 8» ЕВРОЛЭНДА

Существуют серьезные различия в структуре рынка труда стран Евролэнда, а также в их деловой и правовой культуре. Их наличие блокирует быструю адаптацию предприятий и правительств к асимметричным шокам. Назовем лишь основные отличия: 1) взносы в систему социальной защиты и нетто подоходный налог как процент валовых издержек на рабочую силу в Британии составляют 32,6%, во Франции - 49,7%, в Германии - 51,2% в то время как в США - 31,1%; 2) регистрация компании в Британии стоит $590 и длится неделю, в Германии - соответственно $2.000 и 24 недели, во Франции - $4.800 и 15 недель; 3) налог на прибыль юридических лиц в Британии составляет 30%, во Франции - 40%, в Германии - 45%.

ШВЕЙЦАРИЯ - НЕМОЙ УКОР

ЕС не имеет четких процедур и правил, которые бы защищали свободный рынок и гарантировали экономическую свободу. Многие правила из Брюсселя были бы абсурдны и смешны, если бы не были экономически опасны. По мнению бюрократов из ЕС, бананы должны быть прямыми. Есть определенные виды шоколада или колбасы, которые нельзя так называть. Французов недавно обидели тем, что начали жестко регулировать продажу продуктов питания на открытых прилавках. Национальная традиция продажи сыров должна быть забыта, потому как везде микробы. Наверное, нет ни одного серьезного политика в Европе, который бы считал общую сельхозполитику ЕС успешной. При этом никто пока не осмелился предложить конкретный план отрасли, разоряющей десятки тысяч мелких фермеров как в ЕС, так и в странах, которые хотели бы вступить в Евросоюз. Германия ввела налог на дивиденды - миллиарды марок потекли в Люксембург и Швейцарию. Вместо того чтобы ликвидировать вредный налог, немцы начали заставлять всех членов ЕС ввести аналогичный. Британцы выстояли, не поддавшись на давление унификации налогов на чрезмерно высоком уровне. Но даже если все страны еврозоны будут иметь единую налоговую систему, конкуренцию законодательств не запретишь. Швейцария всегда будет рядом и охотно примет изгоняемые из ЕС деньги вкладчиков.

Бюрократы и политики из Брюсселя первыми в мире хотели ввести НДС на электронную торговлю. Это достойный ответ сторонникам информационной революции, которые нашли способ вовлечь любого, даже самого бедного производителя в мировой рынок. Если европейские бюрократы не уймутся, отставание от США в сфере развития новых технологий будет измеряться уже не годами, а поколениями.

Очередной источник возможных проблем для евро - расширение ЕС. Страны, пожелавшие вступить в Евросоюз, будут обязаны привязать свои валюты к евро или принять новую европейскую валюту в качестве национального платежного средства. Чем больше разных стран с различными фискальными системами, уровнем благосостояния и темпами роста будут членами еврозоны, тем больше будет опасность т.н. асимметричных шоков (когда одно решение ЕЦБ приводит к совершенно разным последствиям в странах - членах еврозоны). В проектах бюджета ЕС на 2002-2005гг. нет существенного увеличения средств на структурные реформы, на развитие инфраструктуры. Поэтому стоящие в очереди на вступление в ЕС страны должны будут сами привести в порядок свои финансы, прежде чем пользоваться благами общего европейского рынка.

ЕВРОСКЕПТИКИ

Сколько бы ни говорили об успешном запуске евро, не надо забывать, что произошла лишь формальная замена одного платежного средства другим. Функции денег от этого не поменялись. Ни немцы, ни французы, ни португальцы богаче не стали. Количество долларовых резервов в мире в 5 раз превышает объем резервов в евро. Некоторые описывают евро как локомотив экономического роста. Деньги по определению не могут выполнять эту роль. Если правительства 12 стран еврозоны не начнут структурные реформы, не либерализуют рынок труда, не поменяют догматическую и неэффективную сельхозполитику, наконец, если не снизят налоговую нагрузку и сократят бюрократию, то через несколько лет количество обвинений в провале европейской модели, в некомпетентности Европейского центрального банка (ЕЦБ) многократно увеличится. Доминго Кавалло помог вывести Аргентину из 5.000%-ной инфляции и на 10 лет обеспечил стабильные деньги. А сейчас его обвиняют во всех смертных грехах и в развале аргентинской экономики.

По мнению евроскептиков, главной проблемой при переходе на евро является унификация процентных ставок в еврозоне. Противники евро утверждают, что различные темпы роста в разных странах, существенные структурные отличия требуют разных процентных ставок. Ирландия развивается быстрее Германии, но деньги для бизнеса будут стоить одинаково. Правительства и национальные банки 12 стран лишатся мощного инструмента стимулирования спроса на деньги. Вим Десенберг, председатель ЕЦБ, и его коллеги непреклонны: у Центрального банка должна быть только одна задача - стабильность цен. И здесь мы имеем серьезное противоречие между монетарной и фискальной политикой в еврозоне. Согласно европейскому «Пакту стабильности и роста», правительства должны сбалансировать бюджеты и прекратить постоянно жить в долг, увеличивая стоимость его обслуживания. Пока ни одно из правительств не решилось на серьезную фискальную реформу. В 2001г. Германия практически вышла за 3%-ный лимит дефицита бюджета. Италия и Франция имеют проблемы с обслуживанием долга. Ни одна страна в зоне евро не имеет экономически рациональной, не приносящей убытки системы социальной защиты. Чтобы выполнить текущие обязательства по пенсиям и социальным трансфертам, Австрия должна увеличить подоходный налог на 55%, Франция - на 64%, Германия - на 29%, Испания - на 45%, Италия - на 28%. При такой налоговой нагрузке бегство капитала из стран ЕС обеспечено. Соблазн сделать деньги дешевле будет очень большим. Выдержит ли ЕЦБ политическое давление - это еще открытый вопрос.

ЕВРОФИЛЫ

Главный аргумент в пользу единой валюты - нейтрализация рисков обменного курса. По теории в зоне единой валюты усиливается конкуренция, потому что цены становятся прозрачными. Это, в свою очередь, увеличивает эффективность долгосрочного планирования. Если бы в еврозоне действовали единые правила, определяющие все аспекты деятельности предприятий, то единая валюта была бы безусловным плюсом. Но практика отличается от теории. Цены на автомобили в разных странах по-прежнему будут разными. То же касается цен на электроэнергию, товары и услуги, которые производятся национальными монополиями. Политика обменного курса не может заменить реальные изменения в экономической системе. Евроскептики возражают: «Зачем ради прозрачности вводить новую валюту, если Интернет делает это гораздо дешевле и эффективнее?»

Родриго Рато, министр экономики Испании и председатель группы министров финансов еврозоны (эта страна сейчас председательствует в ЕС) заявил о планируемых структурных реформах в Европе, которые необходимы для поддержания успеха евро. Поскольку политических рычагов влияния на ЕЦБ у европейских структур нет, то без реформ еврозона в недалеком будущем превратится в одну большую пылающую Аргентину. Вим Десенберг это понимает и, несмотря на замедление экономического роста в еврозоне, не снизил ставку рефинансирования, которая сейчас составляет 3,25%. По его мнению, такая ставка соответствует стабильности цен. По итогам 2001г. инфляция в зоне евро не превысила 2% - впервые за три года.
Добавить комментарий
Проверочный код