Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Сервер органов власти. Сервер органов государственной власти Бурятии
skc-perspektiva.ru
№50 (316) 26 декабря 2001 г. Политика

ЧИСТАЯ ПОБЕДА, или У народной любви глаза велики

26.12.2001
Елена КАПЛАН

Куда ни кинь - везде клин. И выборы не были ни прозрачными, ни демократичными, и не собрался в ночь с 9 на 10 сентября народ на площади, чтобы побороться, хотя бы из последних сил, хотя бы зная о проигрыше, а все равно деться некуда от печальной, но все равно правды: Лукашенко победил.

И это при том, что за семь лет все были свидетелями того, что стало с Конституцией, Верховным Советом, белорусским языком, независимыми газетами, руководителями предприятий, как безумствовала милиция, выполняющая приказ, и 2 апреля, и 26 апреля, и 17 октября, и 25 марта, и еще много-много раз, как исчезали люди бесследно, как садились в тюрьмы и умирали. Казалось, после всего этого народ не проголосует за Лукашенко. А пошли - и проголосовали.

Мотивация у всех, конечно, была разная, но только вербально. "К нему мы уже привыкли, а придет другой - вообще непонятно что будет"; "Представляете целую свору новых и голодных - они вообще камня на камне от страны не оставят!"; "Хоть плохонький, да свой, родной, колхозный, понятный". Слова разные, но мироощущение, которое стоит за ними, - общее. Левое, социально ориентированное, антирыночное, слегка коммунистическое - в общем, наследство советского образа жизни. Население Беларуси - не молодежь в большинстве своем. И выбирает соответственно.

А Александр Лукашенко, как оказалось в очередной раз, прекрасно знает правила игры, и хотя в силу специфики своего жизненного пути он не в состоянии все подспудное, крестьянской интуицией чувствуемое систематизировать - практически всякий раз он выбирает правильное решение. Вот смотрите: народ не любит власть в целом, как некое сообщество людей, коррумпированных и зажравшихся. Это понятная классовая ненависть. И потому все эти годы Лукашенко время от времени отдавал кого-нибудь из своих, родных, приближенных на съедение - неважно, журналистам, правоохранительным органам или просто общественному мнению. Этим он дистанцировался от собственной команды, демонстрируя избирателям: никакого сообщества нет, никакой круговой поруки, есть я - чэсны - и те, кого нанимаю на службу. Не оправдал доверия - катись в тюрьму или, если повезет и успеешь, за границу. Это действовало.

Параллельно он пугал народ жуткой неизвестностью, которая его - народ - ждет в случае победы другого кандидата в президенты. Временами спускаясь с пьедестала, на который его никто не возводил (сам взбежал), говорил доверительно с народом, сочинял ужастики про Гончарика и Домаша. Народ легко повести за собой: пара-тройка не слишком сложных идей, понятных любому ослу, - и вот уже народ идет в ногу, звеня колокольчиками на шее. Но дело в том, что изначально, исстари, народ мудр и добр. И потому легко ведется на намеки вроде "я, конечно, сукин сын, но свой, ваш, сукин сын". Или "страна бедная, нищая, но это наша страна". Слова "наш", "наше" имеют действительно животворящий корень, ибо исходя не из социалистических ценностей, а из исторических, народ толокой собирался и делал что-нибудь очень важное. То, чего в одиночку не сделать. Этот трезвый народный прагматизм и сделал выбор в пользу Лукашенко. Жить в беде уже привыкли - но это своя беда, своя неудача, да и привыкаешь ко всему. А менять что-то - себе дороже.

Народ прекрасно понимает, что плетется позади всех остальных народов не потому, что из вежливости пропустил всех вперед, а потому, что едва ноги переставляет. Голоден, нищ и болен. Но идет-то пока сам, без посторонней помощи, без костылей. Этим и гордится. И голосует за Лукашенко. Потом приходит домой, смотрит хоккей по телевизору, пьет пиво ("Купляйце беларускае!") и ложится спать. И спит спокойно, ибо знает: в ближайшие пять лет вряд ли кто-нибудь потревожит его мирный сон. А Лукашенко в Дроздах, сыграв в хоккей в одиночестве, пьет чай и ложится спать, напевая под нос колыбельную для народа. Теперь он тоже спокоен и знает, что если в ближайшие пять лет кто-нибудь и потревожит его сон - это будет явно не белорусский народ. Это может быть Россия, Евросоюз, Америка - но только не родной избиратель. Лукашенко тоже может спать спокойно.

А те, кто наверняка еще будет время от времени собираться на площадях с портретами пропавших без вести, бело-красно-белыми флагами и лозунгами "Беларусь в Европу!", - они для него не опасны. Это не народ, с его точки зрения, а кучка отщепенцев, готовая прибыть в любую точку пространства, едва услышав звуки старой полковой трубы.

Эта публика не представляет для него опасности. А стало быть - и интереса. Он прекрасно понимает, что неискореним в белорусском народе Советский Союз с его ветхими, но понятными ценностями, и, пока не вымрет поколение рабов, как это было с моисеевым народом, не будет ни ожидания земли обетованной, ни жажды свободы. А этого еще, если учитывать исторический опыт, лет сорок ждать. Ну что ж, на столько президентских сроков даже Александр Григорьевич не замахивается. Ему ведь тоже хочется старость провести спокойно, сыто и обеспеченно, с внуками и хорошими воспоминаниями. А воспоминаний будет тьма.

Так что рано еще сбрасывать со счетов совковое мышление, приправленное ненавистью к реформаторам в частности и к переменам вообще. Не следует возлагать слишком большие надежды на тех, кто голосует. Вон в России сколько всего произошло, и казалось, что возврата к гэбухе не будет. А вернулась, родимая! И к власти пришла полным составом. И руководит, а народ тащится. Да что там народ - СПС крылышки сложил и приветливо кивает. А ежели что - вроде уничтожения НТВ - так в сказочку про хреновый менеджмент верят, как в детстве в Деда Мороза. Он еще покажет кузькину мать, но под каким-нибудь нехитрым идеологическим соусом, понятным большинству, и ее съедят, не подавившись, да салфеточкой аккуратненько подотрутся. Так чего же от нашего народа ждать, который в полной мере не пережил ни путча 1991г. (вроде и всех касалось, но танки были в Москве, а у нас тихо, проснуться не успели), ни путча 1993г., ни настоящей демократии хлебнуть не успел? Он еще одной ногой там, в советском далеке, и в президентском неологизме "рыночный социализм" народ наш приемлет не первое слово, а второе.

Так что глупо ждать, будто медные всадники поумнеют и перестанут гоняться за бедным Евгением по ночам. Нам еще бегать и бегать от них по пустым площадям. Голосовать и голосовать за тех, кто не получит одобрения большинства. Ощущать и ощущать себя меньшинством. Верить и верить в то, что мы все-таки не умрем до свободы. И даже успеем правильно ею распорядиться.
Добавить комментарий
Проверочный код