Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (316) 26 декабря 2001 г. Общество

ДЕВУШКА АМЕЛИ И АГЕНТ 007 ВСТРЕТИЛИСЬ В "МУЛЕН РУЖ"

26.12.2001
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

Год кино. Итоги-2001

Недостаток на экранах фильмов made in Belarus вовсе не означает, что белорусского кино не существует. Оно есть, поскольку есть кино, востребованное белорусским зрителем. Его делают преимущественно иностранцы, но это не имеет особого значения. Важно другое: в уходящем году мы получили немало фильмов, в которых узнали собственные мечты, надежды и кошмары. О них и поговорим.

ЧЕРНЫЙ АНГЕЛ ПРОТИВ ЛАРЫ КРОФТ

Массовый зритель привычно хотел зрелищ и получил их. Тут преобладают поп-история и кинокомиксы. В первом случае наиболее характерны французская костюмная страшилка-боевик "Братство волка", невероятно декоративная авантюрная лента Анга Ли "Крадущийся тигр, спрятанный дракон" и пара лент о войне и любви: "Перл Харбор" Майкла Бэя и "Враг у ворот" Жана-Жака Анно. После такого кино хочется купить снайперскую винтовку, одеть бархатный камзол и пойти учиться на ниндзя.

Кинокомиксы менее претенциозны, более динамичны и демонстративно беспроблемны. "Лару Крофт", "Людей Икс", "Ангелов Чарли" и "Планету обезьян", при безусловном различии таланта их создателей, объединяет формат дорогого развлечения: много денег, поток спец-эффектов, визуальная изощренность, звезды в главных ролях. Столь же одинаков и результат - поп-корн съеден, время убито, в голове сквозняк. Может, одного раза мало?

Отдельная тема - виртуозное жанровое кино из Юго-Восточной Азии. На сегодня это, пожалуй, единственный поп-продукт, который уважающий себя киноман может смело пробовать, не опасаясь подвоха. Одинокий самурай Такеши Китано показал "Братом якудзы", что его рука верна, а пули так же быстры. Отличник поп-культуры Такаши Ишии в своей "черной серии" ("Гонин", "Черный ангел", "Гонин 2") каллиграфически выверенным почерком воспел гибких женщин и большие пистолеты. Корейские киношники с блеском провели расследование в "Зоне особого внимания". На этом фоне братья Оксид и Дэнни Пан из Таиланда со своим "Опасным Бангкоком", перекачанным адреналином, выглядят как восторженные новички, взахлеб рассказывающие только что придуманную историю. Звучит необычно и трогательно.

САРГАССОВО МОРЕ ЛЮБВИ

Тема любви - одна из золотых жил кинематографа всех времен и народов. В этом сезоне она звучала с явным привкусом радикал-феминизма. Особенно постарались французские умельцы, настойчиво загружающие зрителя "Романсом", "Интимом", "Порнографической связью", "Страстью" и т.д. Классическая схема - "он, она и трудная любовь" - приобрела здесь черты одновременно ночного порно-шоу и театра абсурда. Искусственные страсти героев со стертыми чертами лица претендуют на многозначительность, но так и не достигают шекспировско-достоевской глубины. Таким плоским письмом сегодня пишут модные литераторы - от Марининой до Сорокина. Все равно, что плыть по Саргассову морю: вроде бы глубокое, но водоросли за ноги цепляют.

В этом ряду выделяется австриец Михаэль Хайнеке, своей "Пианист-кой" осуществивший окончательный гендерный расчет с европейской культурой. Эту любовь женщина играет в одиночку. По-настоящему талантливый фильм уравнивает культуру с психической болезнью, а главная героиня, точно сыгранная Изабель Юппер, ставит безжалостный диагноз всем, кто калечит свое естество в угоду напыщенной "духовности". Новую чувственность несет в себе и "Амели" Жана-Пьера Жене. Правда, здесь источником вдохновения служит простодушная красота святочных рассказов и открыток с голубками. Жене снял пост-феминист-ское кино, предпочитая жесткой рубленой лексике стриженых активисток маленькие чудеса, которыми занимается в городе Париже худенькая большеглазая девушка с золотым сердцем. В целом, можно смело утверждать, что последняя трудовая кинопятилетка прошлого века прошла под знаком Гендера.

"НОВЫЕ ДИКИЕ": РЫЧИ, НО НЕ КУСАЙСЯ

Еще одна тенденция-2001 - активное развитие языка кино. Под привычный плач про засилье Голливуда идет серьезная работа с хорошими результатами. Новые идеи приходят, как правило, с периферии, из стран, не замеченных ранее в создании киношедевров. Таких, скажем, как Исландия. Пришедшие к нам с холода "Ангелы Вселенной" и "101 Рейкьявик" - удачный дуплет, нечастый и для развитых кинодержав. Серьезные северные парни Фридрих Тор Фридрикссон и Балтазар Кормакур совершили творческий подвиг, в чем-то соразмерный с опытом датской "Догмы".

Продолжает удивлять партизан-одиночка из США Даррен Ароноф-ски, сперва поигравший в киберпанк ("Пи"), а затем зачем-то затеявший арт-марш против наркотиков в "Реквиеме по мечте". Кто-нибудь, напишите ему, наконец, хороший сценарий! А вот "Помни" Кристофера Нолана озадачил обратным: оригинальный сценарий и банальная картинка. Криминальный сюжет, раскручивающийся вспять, - сильный ход. Но будет ли это звучать на бис? Британского самородка Гая Ричи такие вопросы уже не волнуют. Он нашел свою формулу успеха: лихой сюжет плюс эффектный монтаж плюс чисто британский юмор. Добавить немного Брэда Питта. И заслуженно сорвать очередной "Большой куш".

Итоговая нота звучит грустно. Американский кинохулиган Джон Уотерс в "Безумном Сесиле Б." прощается с золотыми днями партизанского кино, констатируя грустный факт: бунтари могут взорвать мир, но научить его свободе невозможно. Первое правило этого "бойцовского клуба": бунт происходит по правилам, установленным обществом, против которого направлен. Остается лишь упражняться в стиле и пугать окружающих ненормативной кинолексикой.

МЕНЬШЕ, ЧЕМ КИНО

Уходящий год познакомил нас и с набором маргинальных способов заполнять пространство экрана: вроде бы "картинка", но явно меньше, чем кино. В спокойную жизнь рядовых телезрителей вторглись Real Life-Shows во главе с знаменитым "За стеклом". Массовая истерика по этому поводу четко показала две вещи. Во-первых, обыватель привык, чтобы ему льстили. Поэтому худосочные и косноязычные обитатели "стеклянного дома" немалую часть публики испугали и разозлили. Зрителю показали его собственный нелицеприятный портрет, вдобавок поймав на постыдном подглядывании. Во-вторых, для западного человека "прозрачность" мира Real Life-Show экзотична. Там привыкли к автономности и закрытости личной жизни. Наше массовое сознание, воспитанное годами житья в общежитиях и коммуналках, читает телезрелище как бытовую сплетню. С соседского окна слетает занавеска, и публика, затаив дыхание, ждет: он ее как - "уже" или все-таки "еще"?

Еще одна ипостась псевдокино - активное возвращение на постсоветский рынок идеологических кинопроектов. Пару лет назад удивляли зрительские овации "Ворошиловскому стрелку", и было как-то неудобно публично хвалить "Брата-2". Не то сегодня: телевизионные "Менты" выполняют миссию в Чечне, братья Михалковы увлечены военными эпопеями, фонтаном бьют ностальгические сериалы. В московском метро гордо реет рекламный слоган с Плисецкой, Бодровым и Путиным: "Майя - наша гордость, Данила - наш брат, Путин - наш президент". Увы, в эту обойму ложится и белорусский патрон: безнадежно старомодный "блокбастер" Михаила Пташука "В августе сорок четвертого" - гимн благородным смершевцам со строгими глазами.

И, наконец, явно меньше, чем кино, оказались очередные упражнения в компьютерной мультипликации. Ни "Шрек", ни разрекламированная "Последняя фантазия" событиями не стали, а тщательно сконструированным персонажам с кукольными лицами по-прежнему далеко до живого шарма Мэрилин Монро и декадентской меланхолии Штирлица.

ТИХИЕ РАДОСТИ

В текущем кинопроцессе самое приятное - нечаянные радости, удовольствие от нового опыта или встречи со старым знакомым. Постепенно возвращаются долги прошлого. На видеорынке появились фильмы любимого пугала советской кинокритики - сэра Альфреда Хичкока. Его давние ленты от "Молодого и невинного" до "Психо" остроумны, увлекательны и по-прежнему достойны любви. Другая долгожданная встреча - с агентом 007 в золотой версии 60-х годов. Гроза КГБ Джеймс Бонд оказался вполне свойским парнем, а "Голдфингер" и "Из России с любовью", некогда заклейменные как идеологическая диверсия, сегодня воспринимаются как милое ретро.

В пространстве арт-хауза серьезно заявила о себе кинофантастика - абсолютно ни на что не похожий бельгийский фильм "Влюбленный Тома". Летучий голландец Йос Стеллинг наконец очистился от сюрреалистической мути в голове и порадовал картиной "Ни поездов, ни самолетов". Еще одно открытие - поразительная лента Джулиана Шнабеля "Пока не наступит ночь", глубинное погружение в закатный мир литератора-маргинала.

Музыкой души в этом сезоне было ломкое танго из безупречной мелодрамы Ван Карвая "Настроение любить". А самым белорусским фильмом года следует признать гоп-стоп-диско Бэза Лурманна "Мулен Руж": нищая богема много хочет и мало может, любовь фатальна, власть бездарна, а вокруг - нескончаемые песни и пляски. Хочется выключить звук. Закрыть глаза. И смотреть свое кино.

"ГОРЯЧАЯ ДЕСЯТКА" ВИДЕО

Лучшее кино 2001г.


"Любовное настроение" / In the Mood For Love

"Ни поездов, ни самолетов" / No Trains No Planes

"Пока не наступит ночь" / Before Night Falls

"Амели" / Le Fableux Destin D’Amelie Poulain"Сука-любовь" / Amores Perros

"Пианистка" / La Pianiste

"Брат якудзы" / Brother

"Большой куш" / Snatch

"О, братец, где же ты?" / О Brother, Where Art Thou?

"Безумный Сесил Б." / Cecil B. DeMented
Добавить комментарий
Проверочный код