Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (316) 26 декабря 2001 г. Экономика

ПОД АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО, или Что объединяет экономики Беларуси и обанкротившейся Аргентины

26.12.2001
Ярослав РОМАНЧУК

Уходящий год во многом стал переломным для экономики Беларуси. Существенные изменения произошли не на уровне фирмы, производителя и продавца, не в положениях принимаемых законов, а в сознании полисимейкеров и элит. "Либерализация" стала экономическим словом года. Тема закручивания гаек, расширения торговой сети "Конфискат", национализации частного сектора как-то незаметно ушла в тень. Количество людей, убежденных в необходимости делать "что-то", приближается к критической. Не для массовых волнений, а для того, чтобы правительство начало поворачиваться к государственному и частному бизнесу лицом. Да так, чтобы и бизнес, и население почувствовали разницу.

К ПАДЕНИЮ ВВП ГОТОВЫ

Фундамент для основных экономических событий 2002г. был достроен в уходящем. Из трех элементов вашингтонского консенсуса (стабилизация - либерализация - институциональные изменения) в Беларуси по-прежнему отсутствуют все. Основной характеристикой экономики страны в 2001г. является рост противоречий между монетарной и фискальной политикой. Стремление затормозить рост цен, сделать курсовую политику предсказуемой, а девальвацию белорусского рубля планируемой сопровождалось ростом долгов, падением конкурентоспособности реального сектора, ухудшением состояния банковской системы и инвестиционным кризисом. Доминирующие госпредприятия явно не научились работать в условиях более жесткой по отечественным меркам монетарной политики. Сокращение более чем вдвое уровня инфляции не сопровождалось жесткими бюджетными ограничениями для предприятий. Ликвидировать скрытую безработицу путем увольнений, очищать баланс от затрат непроизводственного характера, акционироваться или продавать акции инвесторам было запрещено без разрешения главного дисижнмейкера страны. Поскольку вся экономическая политика 2001г. была выстроена под победу на президентских выборах, то добро на приватизацию так никто и не дал. Другой логики, кроме предвыборной, в экономической политике уходящего года найти трудно. В 2002г. за это придется заплатить высокую цену.

10 НЕГАТИВНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ В ЭКОНОМИКЕ БЕЛАРУСИ 2001Г.

1. Замедление внутреннего и внешнего спроса на местные товары и услуги. Локомотивы отечественной экономики (сельское хозяйство, строительство и экспорт) превращаются в своеобразный железнодорожный башмак, стабильно удерживающий Беларусь на запасном пути цивилизации. 2001г. уйдет в историю как очередной год без успешных инвестиционных историй с участием госкапитала.

2. Углубление инвестиционного кризиса. Нельзя бесконечно долго "рисовать" цифры роста ВВП при падении объема инвестиций. Если отнять эмиссионное кредитование строительства, выделение Минфину заемных средств под 4-6% годовых, объем "плохих" кредитов банковской системы, в первую очередь "шестерки" системообразующих, то падение ВВП составило бы 2-5%. Для иностранных инвесторов страна по-прежнему остается территорией, особо опасной для собственности и кредитных ресурсов.

3. Бессистемное нагромождение противоречивых инструментов госуправления экономикой. Практика ценообразования, лицензирования, сертифицирования, многократно ухудшенная директивным нормированием десятков департаментов, исполкомов и служб (пожарных или санитарных) превратили умеренный в начале 90-х деловой климат страны в "тропическое пекло".

4. Ухудшение финансового состояния предприятий и их реальной рыночной стоимости. Кредиторская задолженность за 2001г. (прогноз) увеличилась на 3 трлн. рублей (на 60%) и достигла 8 трлн. Денежные средства на счетах предприятий к просроченной задолженности составили около 15% (в начале года - 19,7%). Рентабельность по реальному сектору сократилась на 25% (до 9%). Убыточными и близкими к неплатеже-способным можно считать 2/3 предприятий страны. Запасы готовой продукции по итогам года вырастут в 2 раза (прогноз).

5. Резкий рост долгов по вы-плате зарплаты, особенно в сельском хозяйстве. Обещание власти довести уровень зарплаты по стране до $100 заблокировало выполнение острых корпоративных задач, стоящих перед реальным и финансовым секторами. С сентября долги по зарплате увеличиваются в среднем на 15-20 млрд. рублей в месяц. Не обеспечив роста производительности труда, не создав системы стимулирования прибыльного производства, правительство существенно исказило экономическую информацию с микроуровня.

6. Сохранение перекрестного субсидирования жилищно-коммунального сектора. Вся система поставок энергоресурсов, их распределения и оплаты остается неэффективной и рентоориентированной. Для многих западных специалистов по-прежнему загадка, почему на входе Беларусь получает газ по $30 за кубометр, а предприятия получают тот же продукт по $65-70. Цепочка посреднических структур, накручивающих цену более чем вдвое, сохранилась нереструктурированной.

7. Обострение кризиса в промышленности, особенно в электронной, мебельной, макаронной, легкой, значительной части машиностроения и в производстве стройматериалов. Работа на склад, отсутствие оборотных средств, долги за энергоресурсы и невозможность расчетов в денежной форме, неэффективная амортизационная политика и дефицит средств на модернизацию производства поставили эти отрасли на грань выживания. "Помогла" антиприватизационная политика правительства, а также усиление конкуренции с россиянами.

8. Сохранение высокой доли бартерных расчетов за поставки газа и электроэнергии. Несмотря на снижение доли бартера до 18% от объема экспорта и 14% импорта, свыше $2 млрд. неденежных поставок - это очень много. Для многих промышленных предприятий Беларуси 70-90% объема продаж - бартер с Россией.

9. Снижение эффективности налоговой системы. Это выражается в невыполнении плана по доходам консолидированного бюджета, уклонении от уплаты налогов как легальными (к примеру, перенос бизнеса в Россию), так и нелегальными средствами (уход в "тень"). С 1 января по 1 декабря долги по платежам в бюджет увеличились в 3,3 раза. Сохранение системы 39 налогов с десятками льгот и привилегий, с широкими полномочиями "вертикали" в произвольном установлении особого статуса для любого экономического субъекта противоречит здравому смыслу и заявленным целям экономической политики.

10. Сохранение безадресной неэффективной системы социальной помощи. Бедные получают только 7-10% средств, выделяемых им из бюджетов всех уровней и госфондов. Все остальное достается посредникам, корпоративным лоббистам и структурам, которые умело приспособились под госприоритеты. С населением менее 10 млн. Беларусь остается страной 12 млн. льготников.

10 ПОЗИТИВНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ

1. Рост прорыночных настроений в номенклатурной и директорской среде. Представители местных и республиканских органов власти, Палаты представителей, силовых структур уже не только в банях, но и в служебных кабинетах говорят о "невозможности жить и руководить по-старому". Бедный бизнес - бедный чиновник. Это правило в 2001г. усвоили очень многие.

2. Стремление к цивилизованной монетарной политике. Положительная ставка рефинансирования, снижение более чем вдвое инфляции, выполнение обязательств по программе мониторинга МВФ (в части денежно-кредитной политики), либерализация валютного рынка, накопление валютных резервов - все это можно записать в актив Нацбанка. Но достижения неустойчивые и легко обратимы.

3. Начало отказа от тотального административного ценообразования. Постепенный отказ от установления предельных индексов роста цен по ряду товарных позиций - это, конечно, далеко не рынок. Но ведь никто не вносит предложение заморозить цены на социально значимые продукты. Ограничение спроса и российский продовольственный импорт - лучшее лекарство от роста цен.

4. Сокращение количества льготников в реальном секторе. Средств на внерыночный статус для "точек роста" остро не хватает. "Экономический пирог" сужается, поэтому от бюджетных денег и административных привилегий постепенно отключаются сотни предприятий. Энергетики предпринимают первые попытки дисциплинировать неплательщиков за энергоресурсы. Для выполнения намеченного бюджетного плана существующей налоговой базы не хватает.

5. Интенсификация переговоров со стратегическими российскими инвесторами. При всей ущербности предлагаемых приватизационных схем, кулуарности переговоров по продаже крупных предприятий, привлечение в страну денег знаковых российских компаний - позитивная экономическая динамика. Большие деньги, работающие на долгосрочную перспективу и пытающиеся выйти на мировой рынок, любят стабильность и жесткие правила игры. Это гораздо лучше, чем украинская олигархизация или белорусские правовые гарантии в виде честного слова одного человека.

6. Увеличение доли денег населения в платежах за жилищно-коммунальные услуги и транспорт. Правительство наконец-таки дозрело до понимания очевидного факта: никто не будет экономить тепло, свет или газ, уплачивая всего лишь 20% суммы, необходимой для их производства. На следующий год запланирован гораздо больший скачок цен на ЖКУ. Реализация данной меры вне контекста системных реформ и создания новых рабочих мест гарантирует падение рейтинга правительства или президента "ниже колена".

7. Увеличение денежных доходов населения. При всей условности этого статистического показателя увеличение за год в реальном выражении почти на 25% говорит не столько о состоятельности населения, сколько о том, что оно адекватно реагирует на рациональные элементы денежной и фискальной политики. Избавились от множественности курсов - понесли деньги в обменники. Ввели единый налог - больше стал получать бюджет, а не карман чиновника.

8. Сохранение относительно высокой степени доверия к банковской системе. Вопреки не совсем коммерческому характеру белорусских госбанков, банкротства ряда средних банков и ухудшения качества кредитных портфелей, вклады населения в банках на рублевых и валютных счетах составили в пересчете около $480 млн., увеличившись в номинальном выражении более чем на 70%. Две волны инфляционной конфискации 1991-94гг. и 1997-2000гг. как будто начинают забываться.

9. Сохранение низких темпов увеличения госдолга. Около $800 млн. внешнего долга при незначительных процентных платежах - несомненный позитив, который правительству не удалось нейтрализовать в 2001г. По ГКО также особых проблем нет. Правда, в первом случае кредитов особо никто не дает. Во втором - никто не рвется покупать белорусские бонды. Внешний долг - чуть больше 7% ВВП - это, несомненно, лучше, чем долларовый долг почти в 50% от ВВП у Аргентины.

10. Увеличение индекса выживаемости отечественного бизнеса и домашних хозяйств. В Беларуси по-прежнему меньше, чем в любой другой стране СНГ, малых предприятий на душу населения. Сохранение около 130 тыс. частных субъектов хозяйствования, включая предпринимателей, - свидетельство наличия в Беларуси несгибаемого, героического по своей экономической сущности люд-ского потенциала.

АРГЕНТИНО-БЕЛОРУССКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Хотя Беларусь и не выдержала испытание мониторингом МВФ, Нацбанк заслужил немало лестных слов. 2001г. в монетарном плане напоминал 1995г. С одним, правда, существенным отличием: на сегодняшней стадии бизнес-цикла при негативном влиянии внутренней и внешней конъюнктуры рецессия становится практически неизбежной. Лучшим экономическим институтом в Аргентине тоже был центральный банк, который посредством привязки к доллару быстро установил годовую инфляцию в пределах -1 - +2%. А про институциональные изменения, реструктуризацию банковской системы, про жизнь по средствам аргентинские политики забыли.

Таблица Конфликт между номенклатурой и директоратом, которым обещали перемены после выборов, и раздававшим обещания Лукашенко углубился. Фетиш 100-долларовой зарплаты, во имя которого была выстроена в колонну по четыре вся экономика, так и остался нереализованным. Аргентина и Беларусь географически далеки друг от друга, но события конца года в этой южноамериканской стране могут послужить прообразом развития ситуации у нас. В стране Марадоны ушло правительство, введено чрезвычайное положение, президент не смог остановить разбой на улицах и покинул свой пост. Острый долговой кризис, замораживание банковских счетов граждан и предприятий, уменьшение зарплаты и пенсий, кризис внешней торговли и финансовой системы - следствие как раз несогласованности монетарной и фискальной политики. В Аргентине, как и в Беларуси, провалился не рынок, а госрегулирование. Так что есть все основания предполагать, что аргентинский ветер наверняка долетит до Беларуси с поправкой, правда, на темперамент населения, климат, отношения с международными кредиторами и близость России. Можно предположить, что, несмотря на долг в $132 млрд., Аргентине выходить из кризиса все-таки легче: она занимает 38-е место в рейтинге экономической свободы, тогда как Беларусь - 148-е. Есть еще один фактор - Аргентина, в отличие от Беларуси, получила слишком много кредитов МВФ и инвестиций из развитых стран.
Добавить комментарий
Проверочный код