Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№48 (314) 10 декабря 2001 г. Политика

ВЛАСТЬ ХУЖЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

10.12.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

Юбиляр Калякин о текущем моменте

7 декабря Партия коммунистов Белорусская отпраздновала свое десятилетие. Место, которое занимает ПКБ в мировом коммунистическом движении, не совсем обычное. На пресс-конференции, посвященной десятилетию организации, на столах стояла продукция корпорации Coca Cola, а сам Калякин признался, что бывал в McDonald’s. Не видя ничего предосудительного в глобализации, партия вот уже 10 лет борется с белорусской властью.

ПКБ появилась в 1991г., когда, по выражению Калякина, «уровень антикоммунистических настроений в обществе был очень велик». Борис Ельцин только-только официально запретил деятельность КПСС на территории России, а Горбачев рекомендовал ЦК КПСС самораспуститься. В суверенной Беларуси как бы за чертой закона оказались сразу 600 тыс. человек, обладавших партийными билетами КПБ. Исчезновение партии-монополиста повлекло за собой стремительный рост числа политических объединений. Даже БНФ, возникший задолго до этого, Калякин назвал «частью коммунистического движения» - историки ПКБ нашли в архивах документ, где утверждалось, что Фронт объединяет все здоровые силы КПБ. По утверждению Калякина, БНФ превратился в ярко выраженную антикоммунистическую организацию уже потом.

Учредительному съезду ПКБ предшествовала лихо закрученная интрига, довести которую до конца коммунистам не хватило то ли умения, то ли способностей. Вплоть до середины октября 1991г. бывшая партийная элита пыталась отменить решение Верховного Cовета 12-го созыва о приостановлении деятельности компартии. Знаменательно, что бывшими членами КПБ были 85% депутатов. Калякин, вспоминая об этих заседаниях, комментирует провал коммунистов тем, что «правила бал» в Верховном Совете все-таки оппозиция.

Полностью разочаровавшись в способности победить фракцию Позняка в парламенте, коммунисты уже осенью решили созвать учредительный съезд новой организации. «Нами был использован опыт немецких коммунистов, которые в 30-е гг. после запрета их партии возродились за счет изменения названия своей организации», - вспоминает Калякин. В результате вместо запрещенной КПБ появилась Партия коммунистов Беларуси. Делегаты на съезд выдвигались из 100 районов республики, всего же в партию вошли 14 тыс. человек. Представители ПКБ были особенно горды тем, что 3 тыс. никогда не состояли в партии. Съезд правопреемницы КПБ состоялся в один день с подписанием вискулевских соглашений. На мероприятии была даже принята специальная резолюция - о необходимости подписания нового союзного договора. Тем самым белорусские коммунисты в первый раз противопоставили себя режиму Кебича.

Вообще, как отмечает Калякин, «с самого начала нашего существования у нас складывались не очень хорошие отношения с властью». Первый съезд партии проходил «в детективных, полуподпольных условиях». Следующим испытанием стала попытка зарегистрироваться. Минюст отказал сразу же, а когда коммунисты попытались доказать свои права, чиновник, ответственный за выдачу лицензий, по словам Калякина, попросил: «Дайте мне спокойно уйти на пенсию». Впрочем, политический климат тогда был помягче сегодняшнего, а судебная система - более или менее независимой. В результате спустя пять месяцев неугодную партию все-таки зарегистрировали. Правда, по решению Верховного суда.

К 1993г. в рядах коммунистов насчитывалось 20 тыс. членов. В числе своих достижений члены ПКБ называют отмену в том же году решения о приостановлении деятельности компартии. Кроме того, коммунисты ставят себе в заслугу борьбу за недопущение введения поста президента. «Мы активно противодействовали этому процессу, понимая, что введение поста президента выльется в диктатуру, - вспоминает Калякин. - Еще в октябре 1993г. мы пытались объяснить Кебичу, что он создает пост президента не под себя, а под Лукашенко, который выиграет на популизме. Было понятно, что никогда действующий премьер, виновный в ухудшении уровня жизни, не выиграет выборы».

Тогда ПКБ пользовалась всеми преимуществами системной оппозиции, причем достаточно умело: имея всего 26 депутатов в ВС (из 300), они трижды провалили голосование по введению поста президента. По мнению Калякина, если бы не появилась инициатива группы «Беларусь» относительно именных бюллетеней, поста президента в нашей стране не было бы до сих пор.

Еще одной своей заслугой коммунисты считают два вопроса референдума 1995г. - по поводу двуязычия и интеграции с Россией. Правда, с прискорбием отметил Калякин, «Лукашенко уже тогда использовал свой любимый принцип паровоза и включил в список вопросов референдума пункт о роспуске Верховного Совета президентом».

Откровенно оппозиционной партия Калякина стала в 1996г., накануне второго референдума. Коммунисты выступили против конституционной реформы и предложили свой вариант проекта Основного закона. Кстати, именно из-за этого, по мнению Калякина, в 1996г. была создана вторая коммунистическая партия. Именно так он трактует событие, многими политологами воспринятое как раскол в рядах белорусских левых. «Никогда не было раскола в ПКБ, - пояснил Калякин. - Вопрос о правопреемственности прежней КПБ не стоит вообще. Просто Сергеем Посоховым (в 1996г. - помощник президента - В.М.) была создана совершенно новая организация. Задача была, чтобы ПКБ занималась не референдумом, а спасением партии». В результате от 20 тыс. членов в партии осталось лишь 10 тыс. (теперь эта цифра, по словам Калякина, и того меньше - около 8 тыс.).

Совершенно очевидно, что в последнее время Коммунистическая партия Белоруссии, которую до недавнего съезда называли партией Чикина, утратила свой почти государственный статус. 7 ноября КПБ, равно как и ПКБ, запретили проведение шествия. «Правильные» коммунисты фактически попали в такую же опалу, как и «неправильные». Однако о сближении позиций двух опальных партий, по мнению Калякина, говорить пока рано.

Среди дипломатов и западных журналистов члены ПКБ уже давно получили статус «неправильных коммунистов». На Западе привыкли к тому, что коммунизм есть большое зло, а сами коммунисты - люди, способные увидеть злобные козни глобализации даже в существовании Интернета. ПКБ в этом плане - партия уникальная. Когда Калякина в ходе пресс-конференции спросили, почему на столиках стоит продукция корпорации Coca Cola, тот ответил: «Потому, что в этой корпорации работают обычные трудящиеся, которые получают зарплату. У глобализации есть и отрицательные, и положительные стороны, ее можно использовать как во благо, так и во вред. Да и вообще, здесь, в Беларуси, мы не знаем, что такое глобализация».
Добавить комментарий
Проверочный код