Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№46 (312) 26 ноября 2001 г. Тема недели

ПИВКА ДЛЯ ИСТОРИЧЕСКОГО РЫВКА

26.11.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

Пока Россия вовсю бьет тревогу по поводу пивного алкоголизма, отношение к пиву в Беларуси с каждым днем становится все более нежным. Про него слагают песни, его рекламируют члены команды КВН. И совершенно напрасно, если смотреть на эту проблему с точки зрения истории. Культуры потребления этого зелья в нашей стране не существует. Пенный напиток за неимением генного иммунитета у нации может сгубить наше подрастающее поколение, как "огненная вода" когда-то сгубила индейцев.

Глубоко заблуждается тот, кто думает, что самые древние алкогольные напитки на земле - вино и водка. Пиво многим древнее и того, и другого. Ученые-египтологи доказали, что пенный напиток на самом деле ровесник пирамид. В свое время сенсацию произвела расшифровка древнеегипетского манускрипта немецким египтологом Марком Оппелем. В манускрипте описывался дневной паек строителя пирамид: "Три хлеба, три жбана пива, несколько пучков чеснока и лука". Остается лишь гадать, какую емкость имели египетские жбаны.

Странно, но во всемирной пивной истории был длительный, в тысячу лет, период забвения. Начался он с покорения Египта Цезарем, закончился в Европе в начале первого тысячелетия нашей эры. У историков есть предположение, что пивоварение на это время исчезло вообще, возродившись в одном из монастырей в результате расшифровки древнеегипетского рецепта каким-нибудь бенедиктинским буквоедом.

Действительно, в средневековой Европе центры науки и религии чудесным образом совпали с центрами пивоварения. Монахи шли в авангарде потребления пенного напитка. Особенно отличались ордена бенедиктинцев и францисканцев. Кстати, немецкий пивной бренд Paulaner в качестве торгового знака использует профиль монаха-францисканца.

Вообще, Европа, какую страну ни возьми, регулярно пьет пиво со времени крещения Руси. Славяне в тот момент переживали босоногое детство своей цивилизации и пили, по свидетельствам историков, бормотуху из забродивших плодов и кореньев. Определенно, нам далеко до Европы.

Причем пили европейцы как надо. Показательна норма потребления пива, установленная Британским герцогом Ланкастерским в 1349г. Сохранился документ, в котором тот определял для четырех своих служанок 40 литров пива на неделю. Еще сильнее пили девушки из высшего общества при дворе Генриха VII (1485-1509гг.), основателя династии Тюдоров. Генрих лично заботился о рационе придворных дам и фрейлин. На завтрак им полагался "кусок мяса и 4,5 литра пива". Если перевести это на русский язык, получается 9 бутылок. Причем пивко тогда было вовсе не таким щадящим, 6-7% алкоголя в напитке было хорошим тоном. Если учитывать данную норму потребления пива дамами, шекспировские страсти принимают новое, алкогольно-бытовое прочтение. Кто из нас не бузил после девяти бутылок?

Издревле любовь к пиву была замечена у немецких князей. Так, скажем, эрц-герцог Саксен-Готский Эрнст Благочестивый в 1648г. определил для графинь и благородных дам "4 пол-литровые кружки днем и 3 - вечером". По всей видимости, в средние века было хорошим тоном исполнять служебные обязанности в замке в состоянии алкогольного опьянения.

Естественно, при таких нормах и дозах Европа за 10 последних столетий приобрела определенную культуру пития. Наиболее опытная в этом плане страна даже не Германия, а все та же Бельгия. Среднестатистический брюссельский бар выглядит следующим образом: небольшая стойка с частоколом кранов для розлива напитка, скромный зал на два-три десятка мест и потолок, полностью завешенный пивными стаканами. То, что это осознанная необходимость, начинаешь понимать только тогда, когда заказываешь третий по счету drink. Оказывается, в Бельгии каждому сорту пива (о ужас!) соответствует свой бокал. И упаси бог испробовать Artois из бокала для Dresse - публика подумает, что ты алкоголик. Причем у бармена всегда готов аргументированный ответ на немой вопрос об этом многообразии посуды: "Каждый из двухсот сортов пива, представленных в нашем заведении, имеет свой аромат. Для того чтобы оттенить его, каждый бокал имеет свою форму".

Европа помимо культуры пития пива обладает еще и генным иммунитетом к этому благородному зелью. Согласитесь, когда твой дед, прадед и прапрадед одинаково получали от бабки, прабабки и пра-прабабки за чрезмерное употребление пива, спиться все-таки сложно.

В Беларуси пивной культуры нет вообще, хотя в соседней Польше пиво пили так же давно и долго, как и в Европе. Одним из национальных "пивных" героев поляков является Болислав Храбрый, который известен тем, что в 1025г. отстоял независимость Польского государства от орд Римской империи, и тем, что всегда возил в своем походном обозе бочонки с пивом. Болислав от своего благодарного народа (или от побитых римлян?) получил прозвище Болислав Пей Пиво. А когда он преставился, то, согласно легенде, "в польских корч-мах навеки смолкли звуки цитр".

Пивоварение в России никогда не было особенно развито. Русский народ пил все, что горит, не забивая организм "низкооктановым топливом". Продажи были настолько малы, а сегмент рынка настолько узок, что Петр I смело отменил монополию государства на производство пива. В отличие от водки, пиво в России мог варить кто угодно. Правда, народ отдавал предпочтение водке. При Петре либерализм дошел до того, что было разрешено кустарное производство пива на дому. В сельской местности, правда, наказали изготовлять его только по большим храмовым праздникам вроде Пасхи и Рождества, дабы православная братия не спилась.

В Беларуси вплоть до конца XIX века потребляли то, что и в России. В обиход, правда, вошло слово "бровар", произошедшее от польского browert - пивовар (начало XVI века). То, что наши "продки" не баловались пивком, можно понять из произведений классической белорусской литературы XVIII-XIX веков. Герои Богушевича пьют водку. Шляхтич Завальня Яна Борщевского наливает своим собеседникам жженку (второе название - паленка) либо мед. Пивного бара или пивной таверны в хронотопе белорусской деревни, какой ее показывает классическая белорусская литература, нет. Есть "шынок", в котором еврей наливает водку. Есть придорожная питейная, где можно выпить "салодкую гарэлку", нечто вроде современного ликера.

Итак, исторически наш народ пиво пить не привык. Вместе с тем, как свидетельствует судьба народов Севера и коренных жителей Америки, любой новый алкогольный напиток при условии отсутствия исторически выработанного иммунитета к нему - страшная вещь для генофонда нации. Впрочем, есть надежда, что народ, веками потреблявший водку, пивом не испортишь. Вот только смешивать не советуем.
Добавить комментарий
Проверочный код