Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№39 (305) 08 октября 2001 г. Общество

НАШИ "БОГАТЫЕ" - САМЫЕ БЕДНЫЕ

08.10.2001
Леонид ЗАИКО

"БГ" продолжает цикл публикаций о реальных проблемах социально-экономического генезиса Беларуси, ее ближайшего и отдаленного будущего, всего того, что выходит за рамки нынешней политической конъюнктуры. Кто мы и зачем мы?

Отличительная черта белорусского общества - доминирование социальных ценностей, что стало навигационным компасом для многих политиков, входивших во власть с начала 90-х годов. Собственно, так продолжится еще какое-то время, но опасно использовать этот всенародный интерес слишком долго. Консервация образа жизни приводит к разноскоростной и разновекторной социальной и экономической мобильности и не означает "замораживания" страны.

ЦЕЛИ ИСТИННЫЕ И МНИМЫЕ

Когда белорусская общественность ознакомилась с глобальным отчетом ООН о человеческом развитии, то поразилась тому, что мы, оказывается, по уровню экономического равенства в Европе лидируем. На наши показатели соотношения доходов самых богатых 20% населения и самых бедных 20% могут претендовать только словаки. Хотя и там пару лет назад уже начались перемены.

В этом социально-экономическом равенстве и заключается ключ к экономической психологии "широких народных масс". Равенство, причем едва ли не абсолютное, становится флагом для целой страны, принципом, используя который можно манипулировать массовым сознанием. Более того, на фундаменте этого равенства можно формировать уникальный социальный фон, когда временное спокойствие становится признаком социального мира. Но только признаком, и не более того.

Признание самоценности социального равенства позволяло многим быстро ориентироваться в системе координат нашей политической жизни. Одним из парадоксов является и то, что именно эта проблема чрезвычайно мало обсуждается в обществе. Представители тех или иных групп мнений, элитных образований обходят стороной эту характеристику общественного сознания. Более того, в предвыборных кампаниях 2000-2001гг. представители демократического спектра больше обращались именно к социальным чувствам своих избирателей, нежели к рациональным аргументам. Отсутствие новых ориентиров можно расценивать как очевидную слабость и попадание в зависимость от политической конъюнктуры.

Элиты становятся таковыми лишь тогда, когда они могут убедить основные социальные группы общества перенять свой образ жизни, свои ценности и культуру отношений. Можно сказать, что стремление подражать лидерам мнений является одним из признаков "попадания в цель".

К сожалению, в Беларуси основные элитные группы не смогли стать образцом для подражания. Вялость и безликость, заторможенность социальной реакции и апатия - характеристики наших лидеров-промышленников, бизнесменов, представителей интеллектуальной среды. С другой стороны, фокусировка политической жизни происходила таким образом, что любое лидерство воспринималось с подозрением. Активность в решении как своих собственных, так и общественно значимых проблем отвергалась элитными группами у власти. В итоге, вместо естественной конкуренции ценностей, личностей и общественных приоритетов возник странный гибрид апатии, недоверия, зависти и подозрительности. Этот "мутант" особенно быстро рос на почве философии равенства и нищеты, ставшей формой саморазвития белорусского общества.

Страна и нация стали опускаться, как это часто происходит с человеком разуверившимся в своих собственных силах. Рос пессимизм в отношении перспектив как собственной жизни, так и судеб своих детей. Это подтверждают и общенациональные социологические исследования. В рамках исследований, проведенных экспертами "фабрик мысли" летом 2001г., установлено, что 74% белорусов считают, что положение вещей в стране изменится не скоро - "это займет много времени". При этом в условиях активной политики роста доходов, которая завершилась буквально на днях, 28% белорусов главной проблемой, стоящей перед президентом, считают обнищание населения. Для сравнения отметим, что 2,9% опрошенных считают столь же значимой проблему приватизации, 4% думают, что первостепенной задачей нынешнего этапа развития страны является система социального обеспечения.

Верит ли белорусское общество в свое "светлое будущее"? В соответствии с соцопросами лишь от 12 до 16% населения страны считают, что их социальное положение улучшится. При этом 58% не верят, что зарплата к 2005г. увеличится в долларовом эквиваленте в 5 раз. От 40 до 57% считают, что в их социальном положении ничего не изменится в ближайшие годы.

Конечно, трудно найти аргументы в пользу того, что мы можем стать обществом социального оптимизма, производительным сообществом, стимулирующим развитие инициатив и предприимчивости. Невольно возникает вопрос: если отсутствие социального оптимизма является характеристикой массового сознания, своего рода нормой нынешней жизни, то, возможно, это не так уж страшно? Однако, это не так. Можно утверждать, что самые сложные времена в России и соседних странах уже прошли. Основные трудности преодолены, хотя впереди - реформы пенсионной, социальной и страховой систем.

"БЕЛОРУССКАЯ БОЛЕЗНЬ"

Существует ли некая национальная особенность белорусских элит? Что скрывается за экономическим положением населения нашей страны, которое давно уже социально стратифицировано? По данным ООН, в Беларуси 20% населения получает 33,3% от совокупного общественного дохода. Еще 20%, которые относятся к числу бедных, получают долю в 11,4%. Удивительно, но по положению "богатеньких" мы совпадаем "на все 100" с Австрией, где 20% состоятельного населения получают те же 33,3% от общественного пирога. Для сравнения: аналогичная часть общества в США получает 46,4%, а в России - 53,7%. Украина распределяет в пользу более богатых 41,2% совокупных доходов общества.

Что же все это означает? Во-первых, то, что наши "богатые" - самые бедные среди всех стран СНГ. Во-вторых, эти социальные группы не так уж далеко ушли от наиболее бедных. В-третьих, нам по логике должно импонировать то, что мы в отношении распределения общественного богатства прямо-таки как Австрия. Правда, такое распределение покоится на весьма низкой исходной основе. Если целью страны становится зарплата в $100, то сразу становится ясно, что это за страна и как она использует свой человеческий капитал.

Но для окончательного выяснения вопроса об экономическом благосостоянии отечественных элит следует рассмотреть данные ООН по всем странам - развитым и не очень. Результаты удивляют. Обладая 33% общественных доходов, наши "богатые" - самые "бедные" не только в Европе, но и в мире (наряду с Австрией, конечно). Неизвестно, что думают по этому поводу жители Вены или Зальцбурга, но наши элиты должны бы понять, что они - "элитарный пролетариат".

Конечно, возникает вопрос о "циничных и безнравственных" российских элитах, которые просто обобрали свою страну. Около 54% всех доходов находится в их руках. Парадокс и в том, что богатые в России еще более состоятельны относительно основной части населения, нежели американские элитные группы. Получается, что западные моральные и психологические стандарты более гуманны и социально ориентированы. Рвать кусок хлеба у своего согражданина просто опасно - в итоге легко получить гражданское противостояние, скрытую войну между социальными группами.

Посмотрим на ситуацию у ближайших соседей. В соседней Литве (в Латвии аналогичный показатель) богатые имеют 40,3% совокупного дохода общества, что дает основания признать их политику распределения доходов в условиях трансформационного общества более эффективной. Надо также иметь в виду, что средняя зарплата в этих странах - около $250. По этой причине можно считать, что социальное равновесие и распределение доходов являются в целом сбалансированными для данного этапа развития.

Итак, сравнивая себя с соседями и странами мирового сообщества, мы убеждаемся в том, что уже совершили стратегическую ошибку в своем социальном развитии. Мы не сделали ставку на поощрение "продвинутых" социальных групп: активной части промышленников, бизнесменов, ученых и политиков, что в итоге неизбежно делает страну все менее конкурентной по сравнению с 80-гг., когда Беларусь лидировала среди республик Советского Союза. Другие же страны (прежде всего, Восточной и Центральной Европы) не сидели сложа руки, а, пройдя жестокий период безработицы, банкротства, конкуренции, смогли сформировать ядро национальной промышленной, экономической, политической элиты нового времени. Более того, появились разумные и приемлемые "правила игры", по которым социальное пространство не разрушается, а укрепляется. Этот результат стратегически важен для любой страны, входящей в новое столетие, что пора понять и нам.

БУДЕТ ШКВАРКА - ОСТАЛЬНОЕ ПРИЛАДИТСЯ

Лидирующие элиты на нашем политическом пространстве во многом ориентировались на сохранение устаревших стереотипов вроде "чарки да шкварки". Эти стереотипы были для них своеобразной заменой инструкций идеологического отдела ЦК КПСС. В наибольшей степени такой взгляд был присущ аграриям, региональщикам в структурах местной власти. Порой на этих самых "чарке и шкварке" люди делали себе карьеру. Однако, все обернулось так, что состоятельные люди в собственной стране оказались самыми бедными, если сравнивать их положение с положением аналогичных социальных и корпоративных групп в других странах. Это исключительно национальный феномен, который можно было бы назвать белорусским вариантом "молчания ягнят".

Столь незатейливый подход к жизни обозначил контуры этакой "кондовой" простоты. Будет шкварка - остальное придет само по себе. Но все совсем не так. Смеем утверждать, что практически во всех принимаемых в правительстве и парламенте решениях присутствовал и будет присутствовать ценностной вопрос. Что же мы желаем получить: общество экономической эффективности или страну с поразительно высокими показателями социальной справедливости? Такой справедливости, в результате которой все станут бедными. Может у нас на роду написано превратиться во вселенский дом пенсионеров и ветеранов социализма?
Добавить комментарий
Проверочный код