Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (303) 24 сентября 2001 г. События. Оценки

ПРИСЯГА БЕЗ УСТАВА: в свою честь Лукашенко мог организовать даже тараканьи бега

24.09.2001
Виктор МАРТИНОВИЧ

20 сентября состоялась церемония инаугурации белорусского президента. Сопоставляя приведение к присяге Лукашенко образца 2001г. с аналогичной церемонией семилетней давности, нельзя не заметить ряд особенностей, которые характеризуют не столько изменение ритуала, сколько изменение политической системы. На этот раз Лукашенко присягал не перед парламентом, а перед собравшимися во Дворце республики представителями благодарной общественности. Не предусмотренный Конституцией импровизированный парад, состоявшийся сразу после церемонии, воскресил в памяти картинки приведения в должность вождей экзотических стран.

Конфуций писал, что государство есть зеркало души правителя, им управляющего. В Беларуси этот принцип прослеживается очень четко. Если проанализировать изменение атрибутики власти последние 7 лет, нельзя не заметить, как постепенно из европейского государства страна превращалась в огромный колхоз. Началось все с отмены исторической государственной символики и замены ее советскими, близкими душе любого колхозника гербом и флагом. Постепенно эти процессы переместились непосредственно на власть. Были существенно сужены полномочия ее судебной и законодательной ветвей. Колхозу не нужен собственный парламент, в колхозе все решает председатель. Процессы трансформации государства в макромодель совхоза "Городец" прослеживались до выборов (Съезд депутатов советов, II Всебелорусское собрание) и не замедлили себя ждать сразу после них.

В белорусском случае инаугурация прошла очень странно. Приглашенные почему-то доминировали над теми, кто должен был присягу принимать, т.е. депутатами ПП НС. Национальное собрание в зале представляли лишь спикеры Войтович и Попов, а также несколько знаковых депутатов вроде Коноплева и Красуцкого. Основную же массу собравшихся представляли люди, чисто социально напоминающие делегатов какого-нибудь хурала типа II Всебелорусского собрания. Больше всего, как обычно, было членов проправительственных общественных объединений. Такое ощущение, что президент пригласил в зал не тех, кого надо было приглашать по этикету, а тех, кого ему хотелось там видеть.

Содержательная часть белорусских инаугурационных торжеств также была не совсем обычной для нормального мира. В Молдове, скажем, закон требует совместного торжественного заседания парламента и Конституционного суда, исполнения государственного гимна, оглашения председателем Конституционного суда постановления о признании действительными выборов, принесения конституционной присяги президентом, вручения председателем Конституционного суда президентской перевязи, инаугурационной речи президента, возложения венка к памятнику Штефану Великому...

У нас совместное заседание парламента и КС, а также постановление КС о признании выборов заменило вступительное слово председателя ЦИК Лидии Ермошиной. Та как бы априори признала выборы, заявив, что "волеизъявлением народа Беларуси на второй срок избран Александр Григорьевич Лукашенко. Избиратели принимали решение в условиях свободных, справедливых, демократических выборов". Председатель Конституционного суда итоги голосования сомнению не подвергал, а просто поздравил нового президента. С президентской перевязью, правда, не вышло - пришлось выдавать вместо нее служебное удостоверение (интересно было бы узнать, кому Лукашенко его предъявляет).

Во многих странах считают, что двух инаугураций в жизни человека не бывает. Второй раз это уже называется "вступлением в должность". Так, скажем, во время недавней инаугурации главы Ненецкого автономного округа Владимира Бутова церемониймейстеры настаивали на том, что Бутов не инаугурируется, а именно вступает в должность. Инаугурация по-нарьянмарски - это масштабное мероприятие с участием нескольких тысяч гостей и жестким соблюдением ненецких традиций. Народный хор исполняет специальную приветственную песнь, носящую название "величальной". Затем следуют исполнение древнего гимна округа, народно-спортивные игры, поднесение даров и, наконец, званый ужин, составленный из традиционных сибирских блюд.

На белорусской инаугурации весь этот колорит был заменен импровизированным военным парадом, который официально был трактован как "приведение военных к присяге". Нечто подобное можно себе представить лишь на инаугурации Кастро, либо Туркменбаши. Но и на Кубе, и в Туркмении выборы уже давно упразднены, а повседневная жизнь стран превратилась в перманентные инаугурационные торжества в честь Фиделя и Ниязова. И в этом единственное пока отличие авторитарных режимов от того, что уже семь лет утверждается в нашей стране.

КАК У НИХ

То, во что превратилась белорусская инаугурация, стало возможным исключительно благодаря отсутствию нормативной базы в этой сфере. По большому счету, церемония приведения президента к присяге происходит в нашей стране так, как этого хочет лично президент. Вместе с тем другие страны имеют, как правило, специальное законодательство.

Так, 27 декабря 1996г. Закон "Об инаугурационных мероприятиях" принял парламент Молдовы. Документ предусматривает, что "кандидат в президенты Республики Молдова, избрание которого признано действительным Конституционным судом, не позднее чем в

45-дневный срок после выборов приносит перед парламентом и Конституционным судом присягу"
. Принятие присяги именно в парламенте, перед депутатами - одно из обязательных требований к инаугурации. Считается, что будущий глава государства присягает на верность всему народу. А поскольку собрать в одном зале весь народ невозможно, собирают избранных его представителей. Именно парламент как власть законодательная олицетворяет во всех странах vox populi. Депутатов много, а президент один. Поэтому законы, принимаемые несколькими сотнями человек в ходе дискуссии, во всех странах ставятся выше подзаконных актов, "рождаемых" руководителем исполнительной власти. Поэтому президент, принимая присягу, стоит, в то время как депутаты внимают ему сидя.

О том, насколько важно в международной практике принесение присяги именно перед парламентом, свидетельствует следующий случай.

Когда президентом СРЮ стал Воислав Коштуница, люди, занимающиеся public relations в его команде, предложили превратить инаугурацию в масштабное празднование, с фейерверком, концертом и т.д. Для придания мероприятию массовости и зрелищности Коштунице предложили принять присягу на центральной площади Белграда. Тот отказался, заявив, что тем самым нарушит традицию, предполагающую произнесение присяги именно в здании Союзной скупщины, югославского парламента.

А в США президент приносит присягу даже не в здании парламента (легендарный Капитолий, где находится Конгресс США), а у подножия холма перед зданием, подчеркивая превосходство законодательной власти над исполнительной. По традиции президент США не может переступить порог Капитолия. Экскурсоводы в Вашингтоне шутят, что президент - единственный человек, которого не пускают в Капитолий. Всех остальных, включая докучливых иностранных туристов, полиция пропускает без проблем, предупреждая лишь о том, что возле кабинетов конгрессменов не следует особо шуметь. Табу, не позволяющее, скажем, Бушу зайти в Капитолий, подчеркивает независимость всех ветвей власти в Америке.

И в самом деле непонятно, почему Лукашенко на этот раз решил принести присягу не в здании парламента, а во Дворце республики. Быть может, он уже забыл, где принимал свою первую присягу. Быть может, обстоятельства места показались ему несущественными. Так или иначе, это напоминает инаугурацию губернатора Удмуртии. Это, пожалуй, единственное приведение к присяге, которое состоялось не в парламенте, а в "гражданском" здании - Ледовом дворце Удмуртии. Надо думать, в Ледовом дворце Беларуси Лукашенко будет инаугурироваться на свой третий срок.

Хотя непосредственным местом инаугурации всегда является парламент, круг приглашенных в зал лиц обычно широк. Тот же закон об инаугурации президента Молдовы предполагает, что в мероприятии принимают участие "депутаты парламента, судьи Конституционного суда, члены Центральной избирательной комиссии, члены правительства, судьи Высшей судебной палаты. В качестве почетных гостей на церемонию инаугурации приглашаются представители дипломатического корпуса, аккредитованные в Республике Молдова, представители культов, лидеры политических партий и других общественно-политических организаций, представители национально-культурных обществ, руководители органов местного публичного управления, другие известные лица как из страны, так и из-за рубежа".

На церемонию инаугурации президента США вообще съезжаются люди со всего мира. Один известный чиновник союзного государства России и Беларуси, прибывший на присягу Буша по приглашению американского бизнесмена, до сих пор, наверное, помнит гостеприимный прием, оказанный ему спецслужбами США. Вообще, инаугурация Буша, состоявшаяся 20 января, запомнилась благодаря двум обстоятельствам: отвратительной погоде (в здании Капитолия, напомним, президент спасения от дождя искать не мог) и удачной хакерской атаке на официальный сайт Белого дома. В полдень 20 января, по установленной традиции, Билл Клинтон передавал ключи от Белого дома Джорджу Бушу. В этот же момент новая администрация вступила во владение сайтом Белого дома. Передача происходила в течение 5 минут. И уже через 5 минут сайт благополучно "завис" и в течение нескольких часов выдавал сообщение "вставьте сюда что-нибудь значащее".

Фото: в день инаугурации доступ на Октябрьскую площадь перекрыли молодые люди в штатском из неизвестного формирования
Добавить комментарий
Проверочный код