Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№37 (303) 24 сентября 2001 г. Общество

"ЗАЧЕМ ВЫ МЕНЯ ТАК СИЛЬНО УДАРИЛИ?" - "Методика у нас такая"

24.09.2001
Ася ТРЕТЮК

С появлением платной медицины в стране открылось огромное количество частных фирм. В нишу под названием "мануальная терапия" бросилась масса любителей поживиться на доверчивости граждан. Среди них оказались не только люди, весьма далекие от медицины, но и врачи, давшие некогда клятву Гиппократа. К сожалению, случаи, когда кто-либо из них предстал перед законом за причиненные гражданам увечья, после которых бессильно даже хирургическое вмешательство, пока неизвестны. А между тем жертвы мануальной терапии давно уже перестали у нас быть экзотикой.

Даже будучи гипертоником, 73-летняя Мина Шмелева с удовольствием занималась физзарядкой и пешей ходьбой. Вряд ли она могла предположить, что первый в жизни визит к мануальному терапевту пагубно скажется на ее способности передвигаться.

Вот уже три с половиной года Мина Львовна не может ни лежать, ни сидеть, ни ходить. Каждое движение отдается острой болью, к которой примешивается чувство горечи от того, что "волшебники в белых халатах", которым она доверилась, так жестоко и цинично с ней обошлись.

Летом 1997г., почувствовав боль в левой ноге, Шмелева обратилась в диагностический центр столицы. Там ей сделали снимок и посоветовали приобрести путевку в водогрязелечебницу, что она и сделала. После прохождения ряда процедур невропатолог лечебницы Закревская направила пациентку к мануальному терапевту НПП "Курортздоровье" Александру Филиповичу. Заметим, что Закревская знала, куда посылала Шмелеву, - в фирму, заместителем директора которой она одновременно и являлась. Не поинтересовавшись, есть ли у пациентки рентгеновский снимок, врач предложил лечь на кушетку и ударил по позвоночнику так, что Мина Львовна закричала от боли. К слову, за сеанс этого "удовольствия" было заплачено 620 тыс. неденоминированных рублей. Домой добраться без помощи посторонних она уже не смогла. Тем не менее на следующий день она снова пошла к Филиповичу с жалобами на резкое ухудшение здоровья.

На вопрос Шмелевой: "Зачем вы меня так сильно ударили?" - тот ответил: "Методика у нас такая" - и направил пациентку в Минскую областную клиническую больницу в Боровлянах. Там сам заведующий кафедрой неврологии, профессор Николай Филипович в течение двух недель снимал Шмелевой боль с помощью глюкокортикоида - гормонального препарата, который категорически противопоказан гипертоникам. Через месяц измученная жертва мануальной терапии сделала в диагностическом центре снимок, который показал компрессионный перелом позвоночника, а также остеопороз, что само по себе исключало любое вмешательство в позвоночную область.

Чтобы проверить достоверность фактов, изложенных в заявлении Шмелевой, в конце 1997г. Мин-здрав создал комиссию по проверке деятельности НПП "Курортздоровье", где занимались мануальной терапией на договорной основе отец и сын Филиповичи. Однако, по мнению комиссии, сделать "вывод о травматическом повреждении позвоночника в результате манипуляций не представилось возможным". Что до остальных "мелочей", то их проверяющие в деятельности мануальных терапевтов НПП "Курортздоровье", которое, к слову, арендовало помещения в здании Минской водогрязелечебницы, будто ничего и не заметили. Но об этом чуть позже.

А тем временем, потеряв всякое доверие к отечественным светилам от медицины, измученная болями Шмелева добилась от Минздрава направления на консультацию в Москву. Однако результаты обследования в Институте травматологии и ортопедии им. Приорова, по словам Мины Львовны, "по просьбе чиновников белорусского Минздрава" были настолько завуалированы, что ей не оставалось ничего другого, как добиваться проведения повторного обследования. Она снова обратилась в Минздрав и, получив отказ, добилась личного приема у вице-премьера Демчука. Результатом аудиенции стало указание Минздраву срочно направить Шмелеву в первопрестольную на предмет обследования. Но оказалось, что воля вице-премьера для чиновников - не указ. И тогда Мина Львовна вместе со своим 82-летним мужем в День Победы встала у здания Совмина с плакатом, на котором было написано: "Александр Григорьевич, спасите нас от мафиозно-коррумпированной медицины!"

Демарш увенчался успехом: появились гонцы из Минздрава и уладили конфликт. Шмелева оказалась в Институте клинической эндокринологии российской академии медицинских наук. Консилиум врачей диагностировал компрессионный перелом позвонков, а также констатировал, что резкое ухудшения состояния здоровья Шмелевой "было спровоцировано применением мануальной терпапии", которая ей была категорически противопоказана.

Долгое время Шмелева повсюду обращалась с просьбой оказать ей помощь в полноценном лечении, а также привлечь мануального терапевта Филиповича к ответственности за нанесение вреда ее здоровью. Только в органы прокуратуры она написала четыре заявления с просьбой проверить указанные ею факты и возбудить против врача уголовное дело. Тщетно, потому как состав преступления в действиях Филиповича-младшего, по мнению прокуратуры, отсутствовал. Не удовлетворила иск заявительницы о компенсации ущерба в связи с причинением вреда здоровью и судья Первомайского района Ященко. А все потому, что в материалах дела отсутствовала медицинская карточка с историей болезни истицы, которая была заведена на нее в Минской водогрязелечебнице: так случилось, что эти важные для следствия и суда документы еще в начале конфликта были истребованы Минздравом, а затем с ними, как водится в подобных случаях, произошла детективная история.

Впрочем, по сей день остается непонятным, имели ли право отец и сын Филиповичи на тот момент оказывать клиентам НПП "Курорт-здоровье" услуги мануальной терапии. Ведь, как сообщил по запросу прокуратуры Первомайского района Республиканский центр экспертиз и испытаний здравоохранения, лицензия на занятие неврологией, мануальной терапией, урологией, проктологией и т.д. Николаю и Александру Филиповичам как индивидуальным предпринимателям не выдавалась. Согласно протоколу заседания комиссии по лицензированию медицинской практики N11 от 28.08.97г., такая лицензия была выдана Минздравом НПП "Курортздоровье" под конкретных врачей Николая и Александра Филиповичей, но не более того. Причем на момент подписания заместителем министра здравоохранения Соколовской этой лицензии заключение экспертной комиссии вопреки закону отсутствовало.

Поэтому Шмелева уверена, что в ее истории Соколовская сыграла роковую роль и замешана более, чем кто другой.

12 июля 2001г. к встрече Лукашенко с коллективом киностудии "Беларусьфильм", где Шмелева проработала 27 лет, Мина Львовна готовилась как к последнему бою, который она намеревалась дать "коррумпированно-мафиозной медицине". Как только президент появился, она сразу же через его охрану передала письмо. Будучи неравнодушным к белорусским "жэншчынам", А.Г. не смог пройти мимо и спросил, что случилось. Выслушав, пообещал дать указание Шейману, чтобы тот принял Шмелеву и взял дело, как рассказала Мина Львовна, под особый контроль.

Личный прием у генпрокурора не заставил себя долго ждать. А вскоре Шмелеву уведомили о том, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении врача мануальной терапии Александра Филиповича отменено. Прокуратуре Минска даны указания провести дополнительную проверку по заявлениям Шмелевой, а в отношении врача Филиповича главным надзорным ведомством страны возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 1 УК (в редакции 1999г.) - "ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее причинение пациенту по неосторожности тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения".
Добавить комментарий
Проверочный код