Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (301) 10 сентября 2001 г. Общество

ДЕЛО НА $600 ТЫС., или За кого поручился МЗКТ?

10.09.2001
Елена АНКУДО

Суд Советского района Минска принял к рассмотрению "кредитное" дело ЗАО "Сулами" - фирмы, не возвратившей АКБ "Белпромстройбанк" кредит в $600 тыс., полученный якобы на приобретение зерна. Любопытно, что по делy малоизвестного ЗАО долгое время решался вопрос и о привлечении в качестве обвиняемого директора Минского завода колесных тягачей Владимира Волкова, подписавшего гарантийное письмо - поручительство по кредиту.

Впрочем, к некоему Игорю Двинденко, главному бухгалтеру ЗАО "Сулами", находящемуся на скамье подсудимых, это, надо полагать, уже не имеет отношения. Следствие, проведенное УКГБ по Минску и Минской области, обвиняет его в хищении денежных средств АКБ "Белпромстройбанк" в особо крупном размере по предварительному сговору группой лиц. Пока Двинденко единственный, кто обвиняется по признакам ст. 210 ч. 4. - "хищение путем злоупотребления служебными полномочиями". В отдельное производство выделено дело Фаика Мамедова, директора московского ТОО "Бонза". По некоторым данным, именно Мамедов организовал схему получения кредита, приобретя у неустановленных лиц гарантийное письмо МЗКТ.

Описываемые события относятся к началу 1995г. Следствием установлено, что именно в это время директор "Бонзы" "вступил в преступный сговор с гражданином Беларуси Двинденко, являющимся главным бухгалтером ТОО "Бонза" и ЗАО "Сулами", на хищение кредитных средств в особо крупном размере в АКБ "Белпромстройбанк". С этой целью предприниматели подготовили и представили в банк ряд документов, признанных фальшивыми, - баланс ЗАО "Сулами", отчет о прибылях и убытках этой фирмы, содержащий ложные сведения об осуществлении фирмой финансовой и хозяйственной деятельности. Немаловажным считался и договор купли-продажи с минским ЗАО "Гринмиш" о приобретении этой фирмой у "Сулами" зерна на $741 тыс. Позже были изготовлены и предоставлены подложные грузосопроводительные документы ТОО "Бонза" на зерно пшеницы. Однако "центральным" документом кредитного дела все же считается гарантийное письмо МЗКТ, по которому завод принял на себя солидарную ответственность по сделке на сумму $600 тыс. Подписал его Волков в феврале 1995г.

На основании письма и поддельных документов "Белпромстройбанк" выдал "Сулами" кредит. У следствия есть все основания полагать, что деньги были переведены на счет ТОО "Бонза" в КБ "Содбизнесбанк", а затем сняты со счета и похищены Мамедовым и Двинденко.

Любопытны подробности получения двумя предпринимателями денежных средств. Как оказалось, первоначально гарантийное письмо было подписано руководством другого минского завода - МТЗ. Вместе с остальными документами начальник валютного департамента банка-кредитора Валентина Балашенко представила его в "Белпромстройбанк". Однако, когда от МТЗ потребовалось подтверждение гарантии, завод неожиданно отказался от продления срока действия этого документа. На МЗКТ "вышли" через руководителя Белорусской научно-промышленной ассоциации Игнатенко.

"Работники ассоциации обратились ко мне с ходатайством оказать содействие в покупке зерна для Республики Беларусь, - заявил в письме к коллегам депутат ПП НС Волков. - Представитель фирмы прибыл на завод с бланком обращения. При этом был телефонный звонок от работника банка, директора международного департамента Балашенко, которая подтвердила репутацию фирмы "Сулами". На мой вопрос, работал ли банк с этой фирмой и кто был ее гарантом, она ответила, что по такой схеме поставки зерна банк работал с этой фирмой через МТЗ. Балашенко уверяла, что данная бумага – не гарантия, а только письмо о намерениях, которое нужно для закрепления кредитного договора между банком и фирмой. Она также заявила, что в настоящее время тракторный завод не может выступить гарантом, так как из-за налоговых обязательств его счета блокированы".

Факты, изложенные депутатом и директором МЗКТ, не подтвердят указанные им свидетели - к моменту расследования дела руководитель БНПА Игнатович скончался, а Балашенко эмигрировала в Америку. Тем не менее, зная, что "вопрос обеспечения РБ зерном актуален", директор МЗКТ согласился подписать письмо.

Проверка, организованная сотрудниками завода, принесла малоутешительные результаты. Оказалось, что с деловой стороны "Сулами" в Минске никому не известна. Не подтвердились и ее отношения с МТЗ. По свидетельствам Волкова, высказанным все в том же письме к депутатам, завод отказался от предложения Балашенко. Тем не менее "Белпромстройбанк" заключил кредитный договор с "Сулами", открыв кредитную линию путем использования безотзывного аккредитива в "Промстройбанке" России. Волков утверждал, будто в ходе разбирательства работники республиканской прокуратуры установили: банк открыл кредитную линию более чем за 20 дней до направления в адрес МЗКТ письма.

Эти признания Волков обнародовал после решения пленума Высшего хозяйственного суда о взыскании с гаранта МЗКТ $658.873 в пользу банка-кредитора, заметив, что "пленум ВХС своим постановлением по нашему делу нарушил одно из самых толковых законодательств - кредитное, а заодно и ряд статей Гражданского кодекса".

Мотивируя несогласие расплачиваться за недобросовестных предпринимателей, руководство МЗКТ заявило, что банк не имел права выдавать кредит только на основании гарантийного письма без заключения письменного договора-гарантии с заводом. На момент выдачи кредита банк не проверил кредитоспособность "Сулами" и устойчивость ее финансового состояния.

Несколько раз вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении директора МЗКТ и других должностных лиц, причастных к утрате государственных средств, по ст. 168 старого УК - "халатность", инициировался тогдашним председателем Совбеза Виктором Шейманом. Возможно, не последнюю роль в таком внимании к кредитному делу сыграло распоряжение президента "считать ущерб, причиненный МЗКТ взысканием с него денежных средств в пользу ОАО "Сулами"(...), ущербом, причиненным государству". Однако занимавший в то время пост генпрокурора Олег Божелко не усмотрел в действиях Волкова состава преступления, заметив, что уголовное преследование в отношении действительных злоумышленников прекращено. Напомним, что в то время один из фигурантов дела был мертв, а другой находился в эмиграции.

Следствие по делу "Сулами" шло медленно. Лишь в конце 1999г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении директора МЗКТ. Решению предшествовал приказ начальника ГУВД об объявлении следователям, "затянувшим" расследование, выговоров. К тому времени со своим решением определился и хозяйственный суд, который на протяжении почти четырех лет то привлекал МЗКТ к солидарной ответственности, то освобождал от нее. Окончательное решение вынес пленум ВХС - о взыскании с завода в пользу банка невозвращенного кредита, признав злополучное письмо договором гарантии.

"Обстоятельства дела убеждают в том, что контролирующие и правоохранительные органы должны пристально изучить действия должностных лиц МЗКТ, - полагает экс-начальник главного государственно-правового управления администрации президента Александр Пласковицкий. - Эти лица допустили по меньшей мере халатность при распоряжении госимуществом, принимая на МЗКТ солидарную (можно было и более выгодную для МЗКТ - субсидарную) ответственность по обязательствам недобросовестного ЗАО "Сулами". Необходимо добиться, чтобы виновные возместили ущерб, причиненный их действиями МЗКТ".

Ущерб, хоть и не сразу, будет возмещен - в конце июля банк и завод пришли к мировому соглашению, по которому причитающиеся ему деньги "Белпромстройбанк" получит на протяжении следующего года.

Сечас на скамье подсудимых бухгалтер Двинденко. Карательные санкции по инкриминируемой ему статье начинаются от 8 лет лишения свободы. Сам предприниматель не торопится признать себя виновным. Двинденко, успевший провести в СИЗО КГБ около года, утверждает, будто всего-навсего исполнял распоряжения директора московской фирмы "Бонза", не догадываясь об их незаконности. Ничего не знал он и о способе получения гарантийного письма. Тем не менее в зале судебных заседаний уже озвучены показания свидетелей, которые называют различные суммы, заплаченные за письменную гарантию МЗКТ, - от $15 тыс. до $50 тыс. Во сколько все же обошлось письмо, подписанное Волковым, и кто именно получил деньги - пока неизвестно. Организатор получения кредита в $600 тыс. Мамедов находится в розыске. Дело в отношении директора "Бонзы" выделено в отдельное производство. Судьям придется удовлетвориться тем, что в ближайшее время даст свои показания директор МЗКТ. Расскажет ли Волков что-нибудь новенькое про $600 тыс.?

СПРАВКА "БГ". МЗКТ вышел из состава МАЗа в 1994г. На заводе колесных тягачей производится тяжелая автотранспортная техника широкого назначения - для газовой и нефтеперерабатывающей промышленности. МЗКТ изготавливает шасси под монтажное, крановое оборудование, водовозы, топливозаправщики, самосвалы, цементовозы для перевозки сыпучих грузов по всем категориям дорог, прицепную технику различного назначения, а также шасси для нужд обороны.
Добавить комментарий
Проверочный код