Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№35 (301) 10 сентября 2001 г. Общество

ОСКОЛОК "ДЕЛА ИГНАТОВИЧА"

10.09.2001
Елена АНКУДО

3 сентября в суде Первомайского района Минска началось слушание по делу Пархомчика и Рогацевича, обвиняемых в разбойном нападении на квартиру (Пархомчик - еще и в похищении автомобиля). В середине мая дело было выделено из печально знаменитого 40-томного труда N414100, возбужденного по факту похищения журналиста ОРТ Дмитрия Завадского, а также целой серии тяжких преступлений.

НАЛЕТ

вадцатилетний Анатолий Пархомчик и 24-летний Максим Рогацевич - студенты факультета правоведения института управления. Оба спортсмены. Пархомчику инкриминируются два преступления. Первое - по ст. 89 ч. 2 старого УК -"нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, опасное для жизни и здоровья лица, совершенное по предварительному сговору группой лиц, повторно, с проникновением в жилище", второе - по ст. 205 ч. 4 нового УК - "кража". Как сказано в обвинении, "будучи несовершеннолетним, Пархомчик в ночь на 28 января 1998г., имея умысел на хищение имущества в особо крупных размерах, действуя совместно и по предварительному сговору согласно разработанному ранее плану, в группе лиц тайно похитил автомобиль "БМВ". Из документа следует, что машина была угнана с помощью "неустановленных лиц", а также брата Пархомчика, ныне находящегося в розыске.

По статье за разбой Пархомчик проходит вместе с Рогацевичем. Как установило предварительное следствие, утром 25 июня 1998г. подсудимые совместно с третьим действующим лицом этой истории - Сергеем Саушкиным "сговорились совершить хищение имущества Х". Вооружившись двумя самодельными металлическими дубинками, они ворвались в квартиру, где вместе с сыном и дочерью находилась Х. Потерпевшие показали, что нападающих было трое, из них двое - в темных масках. Действовали грабители быстро и дерзко, успев нанести травмы каждому члену семьи. Когда на лестничную клетку вышла привлеченная шумом соседка, они, не произнося ни слова, так же молниеносно скрылись с места происшествия. Менее чем через час после налета милиционеры Первомайского РОВД обнаружили вещи, в спешке оставленные преступниками. В числе прочих - кожаная куртка, в кармане которой оперативники обнаружили справку об освобождении из мест лишения свободы, выписанную на имя Сергея Саушкина.

ЗАСАДА

По указанному в справке адресу немедленно выехала опергруппа. Вероятнее всего, в квартире Саушкина планировалось устроить засаду на возможного участника нападения. Однако, к удивлению милиционеров, Сергей встретил гостей в домашней одежде. Он был не один - кроме матери, дома находился бывший студент академии МВД Алексей Гуз. Пока оперативники проводили обыск, появились новые гости - Пархомчик, а чуть позже - Рогацевич с девушкой. Всех увезли в Первомайский РОВД, где им пришлось рассказать, что они делали утром. От Саушкина ждали объяснений еще и по поводу обнаруженной в квартире во время обыска гранаты РГ-42. Тогда карательные меры были применены лишь к Саушкину, который за хранение боеприпасов провел в заключении более года. Пархомчика с Рогацевичем отпустили домой. Гуз, отсидев 30 суток, тоже вышел на свободу.

ПАРХОМЧИК И РОГАЦЕВИЧ

Показания Пархомчика, данные им на предварительном следствии, оказались не в пользу остальных обвиняемых. На явке с повинной он рассказывал, что именно Саушкин предложил совершить разбойный налет на квартиру. Однако на суде Пархомчик изменил показания, заявив, что они "выбиты" проводившими дознание работниками милиции.

Рогацевич - студент-юрист из вполне благополучной семьи банковских служащих - оказался в компании "алмазовца" Игнатовича и имеющего две судимости Саушкина, а также бывшего слушателя Академии МВД Гуза, исключенного оттуда несколько лет назад за нанесение побоев своему однокурснику. В 2000г. Рогацевичу были предъявлены обвинения в убийстве лидера РНЕ Самойлова и похищении Завадского. По этому делу он провел в СИЗО почти месяц. Тогда о разбойном налете на квартиру гражданина Х. даже не вспоминалось.

Как говорил на суде отец обвиняемого, тогда с его сыном началось "что-то страшное": "Вернувшись из следственного изолятора, Максим словно опустился в своем развитии до уровня школы. Сомнения в его психическом здоровье появились и у врача военкомата, направившего Максима на обследование в больницу. Оттуда сына с диагнозом "острый реактивный психоз" перевели в Новинки. Месяц Максим провел там, пока не начал возвращаться к нормальной жизни".

По словам отца Рогацевича, проблемы с психикой у его сына начались сразу же после заключения в изолятор временного содержания. "Руководитель следственной группы Иван Бранчель, - вспоминает он, - словно испугался, до какого состояния довел сына. Бранчель сам позвонил мне и попросил забрать Максима домой. Сын не узнал меня, когда я приехал за ним в ИВС".

Обвинения в похищении и убийстве не подтвердились. В марте этого года Рогацевичу предъявили новое обвинение - в разбойном нападении. С тех пор он находится под стражей. Как установило следствие, на маске из женских колготок, найденной на месте разбойного налета, "обнаружен его запах".

"НЕОСПОРИМЫЕ" ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

25 июня 1998г. милиция работала на редкость оперативно. Опрошенные свидетели указали, что видели трех высоких мужчин спортивного телосложения и указали, куда они направлялись. Вскоре оперативники обнаружили несколько пар перчаток, металлические пруты, предназначенные для нанесения побоев, моток клейкой ленты и большой мешок с курткой Саушкина.

Как заявил в ходе процесса адвокат Рогацевича Андрей Крупянкин, у него имеются сомнения в качестве экспертизы, которая проводилась спустя два года после нападения. Адвокат засомневался, может ли запах сохраняться так долго. Тем более что не было установлено, в каких условиях хранилась маска. Из сопроводительного листа, подписанного следователем Папиным, следует, что все вещдоки были переданы в Первомайский РОВД. Однако там их не нашли. Но и это еще не все. В протоколе, где описаны найденные предметы, указаны колготки коричневого цвета. Это совпадает с показаниями потерпевших. Между тем в результатах экспертизы фигурируют темно-серые колготки. По утверждению адвоката, некоторые методики, использованные в ходе проведения экспертизы, не позволяют сделать заключение со стопроцентной точностью. Следствие же рассматривало выводы экспертизы как бесспорные.

Ни один из пострадавших не узнал в Пархомчике и Рогацевиче преступников. Есть в деле еще одна подробность: все, кто видел налетчиков, говорят об их высоком росте. А Рогацевич (как и Саушкин) под это определение не подпадают никак.

Небезынтересны и показания матери Саушкина. По ее словам, за неделю до инцидента Сергея неизвестные избили на улице и отобрали куртку вместе со справкой. В результате Саушкин мог ходить, лишь опираясь на трость. Факт телесного повреждения подтвержден осмотром у врача. Впрочем, доктор не указал, мог ли Саушкин с тростью быстро скрыться с места преступления и добраться до дома.

На допросе знакомая Рогацевича утверждала, что 25 июня 1998г. они провели вместе. Спустя несколько лет в Первомайском РОВД она изложила историю по-иному, фактически обвинив Рогацевича в совершении преступления. Однако на суде свидетельница призналась, что дала показания работникам милиции под угрозой насилия.

Любопытно, как отнесется суд к показаниям потерпевших и свидетелей об угрозах и избиениях, которым они подверглись в милиции. Не так давно следователем прокуратуры города закончено дело в отношении пятерых работников Первомайского РОВД. Милиционерам во главе с заместителем начальника уголовного розыска предъявлено обвинение в избиении. Фамилия одного из них - оперативника Данченко - звучала и на этом процессе.

После всего сказанного трудно оставить без внимания, к примеру, комментарии Рогацевича-старшего: "Еще на следствии некто Князев сказал, что если Максим не даст показаний против Саушкина, то сыну обязательно "найдут нишу". Дело против Самойлова рассыпалось. Похищение Завадского не подтвердилось. А на разбой доказательств хватило. Видимо, не зря еще во время первого ареста следователь Чумаченко посоветовал сотрудничать со следствием".

ТРЕТИЙ - ЛИШНИЙ?

Парадоксально, но факт: в нападении на квартиру обвиняются трое. А на скамье подсудимых - только Пархомчик и Рогацевич. Как быть с Саушкиным, который, по мнению следствия, являлся организатором преступления?

"Складывается странная ситуация, - говорит адвокат Крупянкин. - Уголовное дело рассматривается без соучастника. В середине мая оно было выделено из "дела Игнатовича". На первый взгляд, так поступили для того, чтобы облегчить работу следствия. Однако это весьма хитрый шаг. Первыми в суд "ушли" Пархомчик с Рогацевичем. Дело Саушкина и прочих назначено в закрытое слушание месяцем позже. Согласно УПК, вступивший в законную силу приговор по другому уголовному делу обязателен для органа, ведущего уголовный процесс. Это называется преюдицией. Иначе говоря, если Первомайский суд выносит приговор, то Саушкин оказывается автоматически виновным уже на суде области (В свое время именно так произошло с делом Старовойтова, по которому осудили за взятки и экс-министра сельского хозяйства Леонова. - Е.А.) Таким образом, по одному эпизоду Саушкин уже получается заочно осужденным. Нарушается и право на защиту. По закону обвиняемый может хранить молчание. Свидетель же (в Первомайском суде Саушкин, возможно, выступит только в этом качестве. - Е.А.) предупреждается об уголовной ответственности за уклонение от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний. Есть и еще один скользкий момент. Когда дело одного из обвиняемых по какому-либо процессу выделено в отдельное производство, имя его в процессе не указывается. Человек именуется как "неустановленное лицо", хотя личность его может быть знакома следствию очень хорошо. Было бы так и в этом процессе, если бы не справка, выданная на имя Саушкина. Глупо говорить о нем, как о незнакомце, и в то же время называть конкретное имя, указанное в справке. Его осуждают заочно, фактически без его участия вводят в круг преступников. С этой точки зрения куда целесообразнее было бы рассмотреть сперва "дело Игнатовича", а затем уже его "осколок". Вольно или невольно создается определенное мнение, подталкивающее судью к определенному решению".

Так или иначе, но статья за разбойное нападение, совершенное группой лиц, предполагает лишение свободы сроком от 6 до 15 лет с конфискацией имущества. Защитой внесены ходатайства о приглашении в зал заседаний Сергея Саушкина. Специалист даст оценку экспертизе, проведенной спустя два года после преступления. Обещают привести новых свидетелей и родственники обвиняемых. Предполагается, что наконец будет подтверждено их алиби. В настоящее время имена свидетелей тщательно скрываются. Страх участников процесса понятен - следствие, как видно из показаний на процессе, не смогло найти прямых, бесспорных улик. Следующее заседание по делу Пархомчика и Рогацевича состоится в конце октября. К тому времени начнется закрытый процесс по делу Игнатовича, Гуза, Саушкина и Малика. Не потому ли, что вопросов по "делу Игнатовича" может возникнуть куда больше, чем по его "осколку"?
Добавить комментарий
Проверочный код