Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№33 (299) 27 августа 2001 г. Modus Vivendi

ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ решаются в кардиохирургическом модуле

27.08.2001
Ровно год назад на базе 4-й минской клинической больницы был построен современный кардиохирургический модуль, который вошел в состав Белорусского республиканского НПЦ "Кардиология". Вот уже полгода в новом модуле проводятся сложнейшие операции на сердце. О том, что конкретно сделано за это время, рассказывает руководитель кардиохирургической клиники, профессор, доктор медицинских наук, член-корреспондент БАМН Юрий ОСТРОВСКИЙ.

- Если раньше за целый год мы делали всего лишь 300 операций на открытом сердце, то за последние полгода удалось выполнить 370. С введением в действие модуля производительность увеличилась в 2,5 раза, однако операций выполнено несколько меньше, чем планировалось. Если бы не вынужденные простои, было бы сделано около 400 операций и даже больше.

- Что помешало выйти на планируемый показатель?

- Прежде всего нам было необходимо провести реорганизацию Центра, стать единым юридическим лицом, перейти на республиканское финансирование. К сожалению, помешали и дефекты в строительстве модуля. Некоторые из них пришлось устранять вскоре после его открытия. В результате полтора месяца из шести операционные простаивали.

- В новый Центр вложены большие деньги, но его уже нужно ремонтировать...

- Ремонт импортного оборудования и техники связан с гарантийным сроком обслуживания. Модуль оснащен большим количеством техники - примерно 150 единиц. Естественно, все импортное оборудование не может находиться в идеальном состоянии, особенно при адаптации к нашим электросистемам. Но в целом все потихоньку утрясается.

- Как финансируется центр "Кардиология"?

- Крайне неритмично. Вроде бы на счету деньги есть, но поступления из республиканского бюджета все время задерживаются. Это очень серьезная проблема, которая не позволяет проводить закупки расходных материалов, что напрямую влияет на задержку плановых операций.

- И все-таки Центр смог в 2,5 раза увеличить количество операций. Не сказалось ли это на их качестве?

- Действительно, на фоне увеличения количества операций нам необходимо было сохранить качество. Это очень непросто, потому что с ростом числа операций увеличивается количество специалистов, которых необходимо задействовать и которые раньше не занимались таким сложным процессом. Речь идет об анестезиологах, перфузиологах и многих других. Поэтому очень серьезная нагрузка выпала на основной костяк специалистов. Нам удалось добиться хороших результатов. Если в прошлом году летальность составляла 4,7, то в этом - 3,65%. На мой взгляд, это очень сильный козырь.

- Как удалось избежать роста летальности?

- Во-первых, за счет мобилизации внутренних ресурсов. Например, мне иногда приходится делать в день по 2-3 большие операции. Во-вторых, новая техника и условия работы позволяют выполнять более сложные операции и расширять показания к операциям ранее неоперабельным пациентам. В этом году мы прооперировали пять больных, которым приходилось использовать искусственный желудочек сердца. К сожалению, не все операции закончились успешно, но это были пациенты с крайне высокой степенью риска. Кроме того, новое оборудование позволяет делать операции расширенного плана - это касается увеличения доли пластических операций на клапанном аппарате серд-ца и аортокоронарного шунтирования на работающем сердце. В этом полугодии мы впервые с онкологами провели две совместные операции. Удалось сделать одномоментные операции, убирая опухоли и проводя сердечную реконструкцию. В следующем году мы должны увеличить долю таких операций.

- В каком направлении будет развиваться работа Центра?

- Основная задача - увеличение количества и улучшение качества операций. Разумеется, невозможно достигнуть нулевой летальности, но увеличивать количество наиболее сложных операций, в первую очередь связанных с уже имеющейся сердечной недостаточностью, - это главная цель. В нынешнем году мы должны сделать 800 операций на открытом сердце - примерно в 3 раза больше, чем раньше. В 2002г. предстоит провести 1.200 таких операций. А это значит, что к концу будущего года мы снимем проблему срочных и экстренных операций. Очередь уменьшится, но проблема финансирования, вероятнее всего, останется.

- От кого зависит ее устранение?

- Прежде всего от экономической ситуации в стране. Ведь на этот год было запланировано достаточно средств, другое дело, что мы не все их получили.

- И все равно удалось многого добиться. В чем секрет?

- Нет никакого секрета, просто при увеличении количества операций применяется совершенно другая система работы. В течение этого полугодия коллективу пришлось ее освоить.

- В чем она заключается?

- В том, что проведение операций - это не только радикальное лечение больных, но и процесс производства. Ведь использовать оборудование необходимо с максимальной интенсивностью. Поэтому в день на одном столе проводится не одна, а две-три сложные операции. Каждая бригада хирургов должна уложиться в отведенное время, иначе задержит следующую операцию. В такой ситуации максимально уплотняется рабочее время, к этому нашим специалистам нужно было привыкнуть.

- Насколько мне известно, ускоряется и подготовка больных к операции.

- Сегодня вся подготовка к операциям идет не в клинике, а в амбулаторных условиях. Мы проводим только диагностические процедуры, в частности коронарографию, зондирование сердца, т.е. то, что нигде в Беларуси больше не делается. Пациенты ложатся к нам в клинику за два-три дня до операции. С одной стороны, это хорошо - снижается риск инфицирования предоперационных больных, да и психологически им так легче, а нам - экономически. С другой стороны, подготовка, как говорится, на местах создала дополнительные сложности. Зачастую нам приходится устранять огрехи других, а ведь у нас очень ограничено время. Кстати, после операции мы должны перепоручать наших пациентов врачам-кардиологам и ревматологам по месту жительства. Иногородние пациенты отправляются в областные больницы и там долечиваются, а вот минчан кардиологи столичных больниц берут неохотно. Но это уже организационные вопросы, которые необходимо снимать совместными усилиями - организовывать семинары и т.д. Все это есть в плане и будет делаться.

- Как известно, даже при великолепно проведенной операции плохой уход может свести на нет весь результат...

- Новое оборудование решило очень многие проблемы. Все, что касается операционной, реанимации, у нас не хуже, чем на Западе, и по уходу тоже.

- Но в реанимации, которая расположена в новом кардиохирургическом модуле, послеоперационные больные находятся всего несколько дней, а затем их переводят в хирургические отделения, где нет ни кондиционеров, ни пультов вызова медперсонала, ни комплекса специального оборудовании, следящего за состоянием больного.

- Необходимо вложение денег, чтобы палатные отделения привести в более современное состояние. Безусловно, больной, который перенес операцию на сердце, должен реабилитироваться в отдельной палате со всеми удобствами. К сожалению, в комплексе такого нет. С учетом технологий, которые мы применяем после сдачи новых подразделений, послеоперационные больные выписываются с 10-го по 14-й день. Затем должна разворачиваться программа реабилитации. Лечение складывается из трех этапов: хирургического, реабилитационного в специальном подразделении (мы надеемся, что будем работать совместно с бывшим санаторием-профилакторием на Вяче), а дальше - в санатории. Все это должно занимать около 45-50 дней.

- Так должно быть, а что есть реально?

- В санатории направляются пациенты только трудоспособного возраста. Кроме того, неизбежна отсрочка по времени с санаторным этапом реабилитации, в ожидании которого пациент предоставлен сам себе. А ведь чем больше проводится операций, тем совершеннее должна быть система реабилитации больных. На Западе так и происходит, но там страховая медицина, а у нас - государственная.

- В любой работе всегда присутствует т.н. человеческий фактор. Раз нет возможности создать больным приемлемые условия, медсестры могли бы быть хоть чуточку добрее. Уж очень они у вас суровы с больными. Для милосердия импортное оборудование не нужно.

- Им приходится выдерживать очень большую нагрузку. Традиционно и в нашей стране, и даже на Западе медсестры недовольны своими зарплатами. А в хирургии нагрузка на медсестер значительно выше, чем где бы то ни было. Если бы зарплата у них была выше, мы бы могли отбирать наиболее подходящих людей. Сейчас мы вынуждены держаться за тех, кто есть, и так многие уходят, вкусив этот нелегкий хлеб.

- Что бы вы пожелали пациентам, которые готовятся к операции на сердце?

- Уверенности. А после операции - строго соблюдать рекомендации врача и не терять оптимизма.
Добавить комментарий
Проверочный код