Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (297) 13 августа 2001 г. Тема недели

КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...

13.08.2001
Ольга ТАРАСЕВИЧ

Годы нахождения Александра Лукашенко у власти сформировали новую плеяду журналистов - которые ни дня не жили без войны, без партизанщины в отношении официальной информации. Хотя на самом деле когда-то Лукашенко был лучшим другом журналистов. Сегодня мы решили предоставить слово некоторым нашим коллегам, работавшим тогда с А.Г. И попросили порассуждать их на предмет того, почему лучший друг журналистов таковым уже давно не является.

Эдуард МЕЛЬНИКОВ, бывший заместитель председателя Гостелерадио, экс-главный редактор общественно-политических программ, ведущий теледебатов между Кебичем и Лукашенко в 1994г.

- В 94-м, во время предвыборной кампании у Лукашенко были неплохие отношения с журналистами. Ему задавали самые разные вопросы, он отвечал на них широко, всеобъемлюще. Тогда ни у кого не появлялось сомнений, и большинство журналистов устраивали его ответы. А.Г. лукавит, когда говорит, что выиграл выборы без доступа к СМИ. Если бы у сегодняшних кандидатов был такой доступ к телевидению, неизвестно еще, что бы мы получили 10 сентября. А тогда мы на телевидении завели специальный журнал по распределению эфирного времени. Лукашенко очень грамотно подошел к распределению времени, выбрал из эфирной сетки самые лакомые, самые смотрибельные куски - и пришлось их ему дать. Так что время для выступлений у Лукашенко было даже лучше, чем у Кебича.

А во время теледебатов с Кебичем Лукашенко выглядел более убедительным. Кебич же производил впечатление человека, полностью деморализованного своим оппонентом.

Первое время после победы на президентских выборах Лукашенко продолжал общаться с журналистами. Я помню, на телевидении проводились прямые линии с его участием. Он был разговорчив, как-то нам пришлось даже выделять дополнительное эфирное время.

С телевидения я ушел в июле 95-го, когда понял, что из себя представляет майский референдум и когда стало невозможно работать. Мы создали студию "Политика", и регулярно нарывались на упреки начальства, хотя Григорий Кисель нас на первом этапе защищал. Но потом он не смог нас защищать, а мы не смогли ставить в эфир то, что считали нужным. И нам пришлось уволиться...

- Из-за чего, на ваш взгляд, возникла нынешняя ситуация?

- Это часть той эволюции, которая произошла с обществом и вертикалью власти. Белорусское телевидение стало частью этой вертикали.

Что касается приглашения журналистов негосударственных СМИ на встречу с президентом, то этот шаг правильный. Зачем общаться только с одной частью журналистов? Надо уметь отвечать на неудобные вопросы - это было бы неплохо для всех кандидатов в президенты. Мне кажется, было бы правильным общение всех кандидатов на высший государственный пост с журналистами.

Жанна ЛИТВИНА, в 1994г. - главный редактор радиостанции "Белорусская молодежная", сейчас - руководитель Белорусской ассоциации журналистов.

"Белорусская молодежная" тогда была чуть ли не единственным СМИ, работавшим в режиме прямого эфира. Лукашенко был удобен, потому как был говорлив, у него имелись свои суждения, зачастую носившие радикальный характер. Он был хорошим собеседником для прямых эфиров.

Кстати, вспоминая последний месяц перед прошлыми президентскими выборами, хочется отметить, что тогда кандидаты в президенты были в других условиях. У них было по четыре выступления по телевидению, кандидаты сами определяли участников прямой телепрограммы, наиболее интересные им темы для разговоров. В телевизионном президентском марафоне самая первая программа была тогда у Лукашенко. В студии находился сам Лукашенко и Александр Федута. Федуту посадили в профиль, Лукашенко осветительные приборы слепили глаза - т.е. чисто телевизионными методами было сделано все, чтобы он не выглядел Аленом Делоном. Хотя он все равно производил сильное впечатление, и каждое его слово, видимо, проливалось бальзамом на душу электората. Он знал, что от него хотят услышать.

- А как он тогда реагировал на критику?

- Он не обращал внимания на критические замечания. Но прекрасно осознавал, что ему нужна пресса, он дорожил хорошими отношениями с журналистами. Тогда только появились первые негосударственные газеты, возникла новая генерация белорусской прессы - и он дорожил отношением этой прессы к себе. Может, он даже кое-что ей прощал, понимая, что эта пресса может многое для него сделать.

На одной из своих первых пресс-конференций он сказал журналистам фразу, сразу же ставшую крылатой: "Вы свободны". Но прошло буквально несколько месяцев, и на встрече с силовиками он заявил, что они должны вмешиваться в работу СМИ. Это повергло в шок. А потом появились белые пятна в газетах на месте антикоррупционного доклада Антончинка. И тогда стало ясно, что противостояния не избежать. Эти пятна, наверное, можно рассматривать как точку отсчета того времени, когда и Лукашенко, и вся исполнительная власть стали очень последовательны в своем отношении к прессе. Сегодня ведь государственные СМИ превращены в идеологическую машину, работающую в заданном направлении. Происходит навязывание идеологии - единственной и обязательной для всей страны. И этой идеологической машине противостоят немногочисленные негосударственные СМИ.

- На этой неделе представителей негосударственных СМИ впервые пригласили к Лукашенко. Может, это означает начало "потепления" отношений?

- Мне казалось, что вы не должны были идти туда, потому что весь предыдущий опыт такого рода встреч по сути провален для всех, за исключением Лукашенко. Приглашенные не успевали высказать свое мнение, отстоять свою точку зрения. Все публичные выступления Лукашенко перед своим активом, перед "вертикалью", перед общественностью сводились к тому, что он захватывал инициативу, навязывал тему разговора, и переломить ситуацию не получалось. После видеоряда последних встреч, когда министры что-то писали, не поднимая головы, боясь встретиться с Лукашенко взглядом, встреча с журналистами негосударственных СМИ по-своему знаменательна. Журналисты смогли с ним говорить на равных, вы смогли говорить нелицеприятные вещи. Это хороший пример для тех людей в этой стране, у которых осталось чувство собственного достоинства.

Но никакого потепления отношений, на мой взгляд, не произошло. Это был политический трюк. В предвыборный период нужно демонстрировать лояльность ко всем людям, которые завтра будут избирателями - даже если они не разделяют его политических убеждений. Это была разовая уловка. Не нужно обольщаться - разделение на своих и врагов очень жесткое.
Добавить комментарий
Проверочный код