Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№29 (295) 30 июля 2001 г. Тема недели

"НИКАКИХ ИНТРИГ..." Гончарик предупреждает и не завидует

30.07.2001
Ольга ТАРАСЕВИЧ

Руководитель Федерации профсоюзов Белорусской - он же "единый кандидат" от демократических сил на президентс-ких выборах - в эксклюзивном интервью "БГ" анализирует последние события.



- Честно говоря, вы с оппозицией ну никак не ассоциируетесь. Может, расскажете, как вы попали в эту среду?

- Человек должен в нужное время принимать нужные решения. Как-то осталось незамеченным, что я еще в 1996г., будучи в президиуме первого Всебелорусского собрания, проголосовал против принимаемых там документов. Это был первый шаг. Отсюда началась моя оппозиционная деятельность. Я считаю, что сегодня надо менять систему власти.

- Ваши контакты с чиновниками из администрации президента - Заметалиным, Мясниковичем - добавляют вам электоральной привлекательности?

- Да, у меня были с ними контакты. Не в последнее время, конечно... Они приезжали сюда, были разные предложения, в т.ч. - убраться из Беларуси.

- И кто выступил с таким предложением?

- Мясникович. Он предлагал должность посла. Это было в октябре прошлого года, перед съездом ФПБ.

- Решили, что должность посла для вас мелковата?

- Нет. Я не верю этим людям. И потом, я готовился к другому решению.

- Эти контакты вас компрометируют.

- Некорректное замечание. Политик должен общаться со всеми, глупо бравировать тем, что ты ни с кем не общаешься. Лучше тогда быть глухонемым.

- Как вы думаете, когда на вас начнут сливать компромат?

- На меня нет никакого компромата. Перманентные измышления насчет "Профбанка" (ныне - "Белорусский индустриальный банк". - О.Т.), насчет аренды - это все домыслы. Лучше бы проверяющие президентский фонд поискали. Мы работаем в рамках закона. На меня уже не первый год пытаются "накопать". И сейчас "копают". Как только я передал президенту документы об исчезнувших людях, ко мне пришел Госконтроль.

- Кстати о документах. Их вроде бы сначала предлагали Домашу. Он отказался, потому как бумаги вроде бы вызвали у него сомнения...

- Это вопрос лучше задать Домашу. Хотя, я думаю, он покривит душой, если скажет, что видел эти документы. Это все штучки той стороны. Тем более что сомнений в подлинности документов нет никаких.

- А если вдруг окажется, что это фальшивка? Ведь вы же таким образом подрываете не только свой авторитет.

- Я ничего не подрываю, я не минер. Ко мне попали эти документы, и я отправил их президенту. Потом ко мне пришла проверка Комитета госконтроля. Хотя логичнее было бы провести проверку сведений, изложенных в документах. Власть должна четко ответить: где исчезнувшие люди, что с ними произошло, кто виновен в произошедшем?

- А как это вы с Леоновым, лидером коалиции "За новую Беларусь", организовали избрание вас единым кандидатом?

- Не только Леонов, не столько Леонов.

- Но он вас поддерживал.

- Естественно. Я работал вторым секретарем Могилевского обкома партии, он работал первым, а Лукашенко был председателем совхоза. Вот и единая команда... Ну а если серьезно, то этот человек через свое сердце пропустил все несправедливости.

- Вот именно. В нем говорит обида. Он пытается идти напролом, не задумываясь.

- Вовсе нет. Да, на всякого человека ситуация, в которой находился Леонов, оказала бы влияние. Но у него другие цели, он видит, к чему пришла Беларусь за последние годы.

- И как вы с Леоновым устроили в прошлую субботу комбинацию?

- Не было никакой комбинации. Была обычная работа.

- Не считая того, что Домаш выигрывал, а единым кандидатом стали вы. Мы в прошлом номере публиковали таблицу внутренних рейтингов по нескольким показателям. И вы Домашу уступали.

- Я до сих пор не могу понять, в чем выигрывает Домаш. Эта табличка - не документ. Это фигня какая-то, извиняюсь за выражение. Какие в ней критерии? Количество сданных подписей. Это очень смешно. Мы собрали 218 тыс. подписей. Мои технологи убедили меня, что больше 120 тыс. сдавать не надо, увеличивается вероятность ошибки. Это Лукашенко сдал 300 тыс. подписей, это у него их, может, и проверять не будут, хотя брака там более чем достаточно, я уверен. А сколько подписей у всех кандидатов будет зачтено? Кто может четко ответить на этот вопрос?

Еще один критерий - рейтинг. У разных социологов он разный. Причем замеры были проведены до того, как я обнародовал документы. Одним словом, никакой объективности.

- Т.е. ничем Домаш не предпочтительней?

- Да не хочу я во всем этом копаться! Есть договоренности, и их надо выполнять. И я не завидую тому человеку, который их нарушит.

- Что его ожидает? У вас голос какой-то стал угрожающий.

- Нарушителя ожидает позор. Мне не понятна позиция "Белорусской газеты", в последнем номере рассуждавшей, кто лучше, кто хуже. Впрочем, рассуждайте. Я ни в каких интригах не участвую. Есть договоренности, и надо их выполнять. Причем до середины августа, ведь все эти вопросы вообще могут быть сняты. Если не зарегистрируют Домаша или меня, или нас обоих. А голос у меня не угрожающий. Я могу говорить намного громче, хотя вообще я человек спокойный.

- Владимир Иванович, большинство ваших подписей было собрано в Минске...

- Опять неправда. Вот у меня справка. Всего мы собрали 218 тыс. Мы работали системно, вели мониторинг. Всего "поквартирных" подписей собрано 170 тыс. В Минске было собрано 64 тыс. Т.е. большинство подписей в мою поддержку собрано в регионах.

- Значит, с вашими региональными структурами все в порядке?

- Конечно. Где-то лучше, где-то хуже, но в целом с региональными структурами все в порядке.

- Есть информация, что региональные структуры Домаша не готовы работать в вашу пользу.

- Это его проблема.

- Но вы же должны быть заинтересованы в этом!

- Я заинтересован в том, чтобы идти к цели. В центральном штабе люди Домаша работают. Ну а если где-нибудь в Гродно или Гомеле кто-то не захочет работать... Что ж, у нас на местах есть свои люди. И мне будет жаль, если "Белорусская газета" займет такую позицию. Понимаете, может, если Домаш стал бы единым кандидатом, часть моих людей тоже отказалась бы с ним работать. Но сегодня мне представляется наиболее важным сосредоточиться на выработке консолидированных решений.

- А вы уверены, что никто не ведет параллельную игру?

- За исключением той фамилии, которую вы все время называете, - да, уверен. И еще к нашей работе присоединился Михаил Маринич. Что касается Домаша, то он взял на себя обязательства, которые он будет выполнять.

- Кто занимается разработкой вашей экономической программы?

- Разработка моей платформы сейчас как раз находится на экспертизе. Ее разработкой занимаются известные специалисты.

- Назовите хоть несколько имен.

- А зачем вам? Вы хотите, чтобы меня обвинили в преждевременном начале предвыборной агитации? Единственное, что я могу сказать - работа будет вестись не только в республике, но и за ее пределами.

- Некоторые эксперты говорят, что ваши экономические взгляды идентичны взглядам Лукашенко. Вы очень хорошо оперируете расходными статьями бюджета, много говорите о социальной поддержке, при этом не отвечая на вопрос, как будут зарабатываться деньги.

- Вот это новость! Не совпадают у нас взгляды. Да, я за социальное государство. Но я выступаю против ограничений. И я знаю, где брать деньги. В экономике. В эффективно работающей безо всяких ограничений экономике, в развитии всех форм собственности. В использовании преимуществ геополитического и географического положения, в инвестиционных потоках. Ошибочно воспринимать Беларусь только как сборочный цех, у нас более широкие возможности. Нужны определенные преобразования, невозможно все время держаться за старые технологии. "А людей куда?" - спросите вы. А я, в отличие от Лукашенко (который любой ценой держит людей), создам новые рабочие места, на которых люди будут зарабатывать. Мне никто никогда не сможет доказать, что уравниловка - это хорошо. Я выступаю против социального иждивенчества. Новому президенту не избежать экономических преобразований. И политических тоже. Нужно создать баланс между ветвями власти, провести новые парламентские выборы.

- Ваши первые решения, если одержите победу на выборах?

- Отменю все дурацкие распоряжения, ограничения и запреты. Отдам распоряжение пересмотреть дела незаконно уволенных и осужденных. Разумеется, в первые дни возникнет масса вопросов - и экономических, и политических. Достойные, толковые люди из администрации и директорского корпуса останутся на своих местах - без ограничений и опасений они будут работать более эффективно. Что касается Лукашенко, то... Ошибки в социально-экономической сфере не наказуемы. Он проводил недостаточно эффективную экономическую политику, но его поддержало большинство народа. Что касается исчезнувших людей, то тут должно быть проведено объективное расследование. В случае отсутствия прямых указаний можно говорить о косвенной вине. Впрочем, для меня эти вопросы сегодня не актуальны. Мне важно разработать тактику и стратегию победы на выборах.

- Победа неизбежна?

- А зачем я бы тогда работал?

- Вы можете стать "подставой" - кандидатом, негласно поддерживаемым властями?

- Это "глубокая" мысль! И глупая. Наиболее удобный для власти кандидат - совершенно другой человек.

- А что будете делать, если проиграете?

- Работать. Если будут серьезные нарушения - мы их оспорим. "Пятерка", я надеюсь, продолжит свою работу. Ведь это уникальное объединение идеологически разных людей, которое надо сохранить.
Добавить комментарий
Проверочный код