Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№29 (295) 30 июля 2001 г. Общество

ЖИЗНЬ ВДРЕБЕЗГИ, или НОВАЯ ГАРМОНИЯ

30.07.2001
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

Прежде нас учили "вечным истинам", сегодня приходится учиться независимости. Проблема в том, что здесь, как и в плавании, единственный способ - погружение. В том числе и посредством кино. Разного как жизнь. Феномен актуального "жизненного" кино сегодня разбирают культуролог [[Максим ЖБАНКОВ]] и художник с опытом работы в кино и на ТВ, профессиональный зритель [[Андрей ФЕДОРЧЕНКО]].

Максим: Одна из примет сегодняшней киномоды - поток "мозаичных" фильмов, причудливо сплетающих сразу несколько самостоятельных сюжетов. Недавние примеры - "Экстази" американца Дуга Лимана, "Мама, не горюй!" россиянина Максима Пежемского, "69" таиландца Пен-ека Ратанаруанга и, самый яркий в этом ряду, "Сука-любовь" мексиканца Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Впору говорить о тенденции. В чем, по-твоему, ее истоки?

Андрей: Любопытный факт: все дружно окрестили подобную стилистику пост-тарантиновской, а авторов, соответственно, "тарантиноидами". Действительно, именно "Криминальное чтиво" открыло массовому зрителю 90-х обаяние пестрой сюжетной полифонии под грохот выстрелов и дешевой поп-музыки. Однако ловкач Квентин вовсе не был здесь первооткрывателем. След тянется из 60-х. Вспомни, к примеру, знаменитого "Расемона" Акиры Куросавы, представляющего последовательно несколько версий одного и того же события, каждая из которых абсолютно не похожа на другие. Или не менее известную "Супружескую жизнь" Андре Кайятта, в первой части которой мы видим события глазами мужа, а во второй - жены. Та же схема: общее событийное пространство и несколько точек зрения, по-своему его истолковывающих.

М.: Можно упомянуть и более поздних "Фаворитов Луны" Отара Иоселиани, где причудливо сплетаются судьбы совершенно разных людей. Я бы сказал, что здесь мы имеем дело с определенным типом восприятия жизни. Назовем его условно постклассическим в отличие от классического, предполагавшего некую упорядоченность мироздания, наличие в нем единых законов и способности человека их постичь. Нынешняя "человеческая комедия" разыгрывается в принципиально непрозрачном, иррациональном, непредсказуемом мире. Здесь правит случайность, и самые важные события, способные сломать или вознести человека, происходят неожиданно, вдруг. Поэтому возможно все. И ничего предсказать заранее нельзя. Только потом мы пробуем понять, что, собственно, произошло.

А.: Ты говоришь об авторском подходе, а я хотел бы обратить внимание на особенности зрительского восприятия. Тебя не удивляет широкая популярность "Криминального чтива"? Тарантино демонстративно надругался над всеми правилами построения сюжета, все усложнил, перепутал, а в конце вообще "воскресил" погибшего в середине фильма персонажа Траволты. И сумел покорить массового зрителя! По-моему, это произошло потому, что массовое сознание принципиально мозаично и иррационально. Для него главные приманки - эффектность подачи и короткий формат. Идеальный вариант: музыкальный клип, четырехкадровый комикс в газетном "подвале", рекламный ролик, трехминутный поп-хит. В случае "Чтива" интеллектуал оценил изысканность замысла, а рядовой зритель получил привычную горсть леденцов. И не собирался трудиться, складывая их в некий связный текст.

М.: Сплетая вместе ряд историй, автор рубежа ХХI века действительно осознанно работает на публику. Во-первых, он воспроизводит привычный "рекламный" стиль общения со зрителем. Несколько историй разворачиваются параллельно, периодически вклиниваясь друг в друга. Зрителю "делают интересно", не дают устать. Монтаж, переключение сюжетов работают как рекламная пауза: "а вот что происходит рядом!". Во-вторых, важно, что сюжеты разные. В той же "Суке-любви" три пласта: "жестокий роман" рискового парня с городской окраины с женой старшего брата, психологический этюд с участием преуспевающего дельца и его подружки-манекенщицы и история неудачного возвращения в семью бывшего интеллектуала, а ныне - бродяги-киллера. Это как в телесериале или голливудском блокбастере: герои на выбор, выбери своего.

А.: Вот здесь я бы поспорил: есть масса голливудских хитов, построенных невероятно старомодно. Мы говорим о мозаичности массового сознания, а посмотри, скажем, на "Спасение рядового Райана", недавние "Правила боя" или новейший "Перл-Харбор"? Да и тех же "Людей Икс"? Три часа тебе втолковывают одно и то же, используя затертый до дыр формат "киноромана". И никакой нелинейности или "клиповости"!

М.: Здесь нет противоречия. Помпезные кинороманы выполняют совсем другую роль. Это, так сказать, "государственное" кино. Его задача: обновлять в сознании зрителя ряд ключевых стереотипов: мы - великая страна, своих в беде не бросают, чужие - тоже люди и т.д. Такие фильмы изначально дидактичны и несут в себе четкое послание: делай так. "Мозаичное" кино, о котором мы говорим, устроено абсолютно иначе. Оно лишено идеологического посыла и принципиально "нелитературно". Это - своеобразный построман, идеально созвучный житейской практике современного городского жителя, постоянно вовлеченного в массу контактов и вынужденного играть массу ролей. Фильмы типа "Суки-любви" позволяют зрителю испытать набор острых ощущений в привычном режиме "взбесившийся органайзер", когда нужно успеть на несколько встреч одновременно.

А.: Мне кажется, что парадокс "мозаичного" кино в его предельной модности, "стильности" и одновременно в абсолютной традиционности. Линейная развертка сюжета - изобретение достаточно позднего этапа развития культуры. И весьма неднозначное. Реальное пространство сложнейших социальных связей роман (в том числе и кинороман) искусственно упрощает до простой схемы развертки сюжета. Вспомним, что естественный формат дописьменной народной культуры - набор легенд и сказаний о богах и героях, нередко связанных общими персонажами или включенных друг в друга. Взять, к примеру, структуру "Тысячи и одной ночи"! А "Декамерон" или "Кентерберийские рассказы"? Или "Одиссею"? Вот где жизнь отражается мозаично и поэтому очень точно!

М.: Действительно, мир человека неизбежно полифоничен. Повседневный практический опыт складывается как набор конкретных разрозненных ситуаций или, так сказать, сюжетов. И связанный с ним тип сознания во все времена работает по принципу свободной ассоциации. Можно сказать, что "мозаичное" кино возвращается от автор-ской условности к повседневной реальности, выходит из библиотеки на шумные улицы большого города.

А.: А ты не думаешь, что такие фильмы довольно безжалостны по отношению к простодушному зрителю, заплатившему за развлечение? Отсутствие четкого "романного" сюжета и однозначного послания вынуждают публику активно работать с предложенным текстом, а не расслабленно получать удовольствие. Это кино умножает сложность, а не проясняет картину реальности.

М.: Увы, как говорится, "реальность кусается". Я считаю, что такой стиль, демонстрирующий абсурдность и хаотичность жизни, как раз более гуманен по отношению к публике, чем слезоточивые телесериалы или очередная "стрелялка-догонялка" с Ван Даммом или "железным Эрни". Если угодно, это новая формула любви к человеку: школа трезвого восприятия пестрой и сложной жизни, в которой никто не имеет лицензии на счастье. В этом случае тебе не придется терять иллюзий. Просто потому, что ты их и не имел.

А.: Но как тогда оценить такой "мозаичный" фильм, как "Беги, Лола, беги!" Тома Тиквера? Уж там-то налицо типичный хэппи-энд с банальнейшим финальным поцелуем!

М.: Ну, в жизни иногда бывает и такое. При этом в "Лоле" мы получаем три равноправных варианта развития одной и той же ситуации. Хэппи-энд - всего лишь последний по счету. Такой финал столь же условен, как и в "Криминальном чтиве". Ироническая уступка зрителю. Эпизод отснят, герои встают с пола и смывают бутафорскую кровь. А зрители выходят из зала в жизнь, где второй дубль невозможен.

А.: Можно заключить: "мозаичные" кинотехнологии соединяют опыт интеллектуальных экспериментов и музыку повседневности, создавая "народные романы" эпохи MTV.
Добавить комментарий
Проверочный код