Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№29 (295) 30 июля 2001 г. Экономика

БЕЗУМИЕ С МЕССИАНСКИМ УКЛОНОМ. Правительство собственными руками душит промышленность

30.07.2001
Ярослав РОМАНЧУК

Беларусь отчаянно борется за сохранение своей промышленности. Правительство назвало ее приоритетом и регулярно предоставляет ей льготы.

Лукашенко интенсивно лоббирует ее интересы на главном рынке сбыта - в России. "Красные директора" по-прежнему вхожи в самые высокие кабинеты политической и финансовой власти.

Промышленные предприятия отвечают власти взаимностью и регулярно рапортуют о росте продукции, регулярно выплачивают зарплату и блокируют недовольство рабочих. Промышленные предприятия стали продолжением политики администрации президента и правительства. Смешались финансовые, информационные и ресурсные потоки. "Мутная вода" стала идеальной средой обитания для экономических браконьеров.

ДОЛГОВАЯ ЧАША ИЗМЕРЯЕТСЯ БОЧКАМИ

Не все в порядке в белорусском промышленном доме. Почти 35% промышленных предприятий снизили объем производства. Сумма непроданных товаров составляет 734 млрд. рублей (67,5% среднемесячного объема производства). Особенно сложное положение в легкой промышленности и машиностроении. За первые полгода запасы фосфорных удобрений увеличились почти на 50%, химических волокон и нитей - более чем в 1,5 раза, шин для грузовых автомобилей - в 1,6 раза. Очень плохо продаются мотоциклы, грузовые автомобили, холодильники, часы, фанера, ткани и водка. Лидерами в работе "на склад" за первое полугодие стали производители телевизоров. Они увеличили запасы более чем в 3,5 раза. Непроданными остаются 54 тыс. телевизоров, свыше 70 тыс. холодильников, 4,5 тыс. т жирных сыров. Эти показатели с полным правом можно рассматривать как яркий результат брака в бизнес-планах, отсутствие корпоративного прогнозирования. При всем желании предприятия не в состоянии быстро адаптироваться как к новым условиям внешних рынков, так и к растущим аппетитам правительства в области финансирования все новых и новых программ.

Портят имидж промышленности и 56,2 млрд. рублей убытков за 5 месяцев 2001г., а также упавшая за этот срок до 12,6% рентабельность. В черной металлургии рентабельность сократилась в 3 раза, в легкой промышленности - в 2,5 раза. Долги растут как снежный ком. Кредиторская задолженность промышленных предприятий на 1.06.2001г. составила 3,2 трлн. рублей и превысила дебиторскую на 37,1%. Основным должником является электроэнергетика - почти 35% всех долгов. При этом рост долгов значительно опережает рост цен. Промышленным предприятиям должны 2,3 трлн. рублей. Основное бремя долга снова же приходится на энергетику - 43%. Все это сухие цифры. Чтобы понять их динамику, надо тщательно проанализировать работу конкретных предприятий.

Лукашенко регулярно посещает наши промышленные флагманы, ставя себе в заслугу спасение белорусского телевизора, трактора, комбайна и другой техники. За красивой завесой скупых официальных данных кроется "сор", который так или иначе придется выносить из корпоративной избы. Хотя бы потому, что предприятия эти государственные и используют бюджетные деньги.

Вспомним "взаимоотношения" А.Г. с Минским тракторным заводом. Там постоянно вводятся новые модели тракторов, увольнений на заводе нет, а приезжающих с визитами президентов СНГ возят на МТЗ, как на работу. Это парад-ная часть. Однако есть здесь и свои загадки. На российском рынке цена трактора МТЗ-82 составляет около $7 тыс. Отпускная цена завода - $14 тыс. Это при том, что цену утверждает Минэкономики, а запрета на продажу товара ниже установленной цены тоже пока никто не отменял. Как известно, Лукашенко активно воюет с посредниками, которые "накручивают" цену. В данном же случае посредники уменьшают цену вдвое. Парадокс? Отнюдь. Изобретательность белорусских и российских менеджеров, работающих на чужих ресурсах, не знает пределов. Практика показывает, что они могут обойти любые запреты, если это выгодно лично им.

ЗАТЯНУВШАЯСЯ АГОНИЯ

МТЗ не может покупать за валюту все комплектующие и ресурсы. На это просто нет "живых" денег. Приходится обращаться к бартеру. Согласно официальным правилам проведения товарообменных операций, необходимо указывать варианты коммерческих предложений, чтобы можно было выбрать лучший. Но о лучших вариантах далеко не всегда говорят вслух...

Итак, МТЗ по бартерным контрактам получает первичный алюминий по $2.800 за тонну, а в России он стоит $1.500. Вторичный алюминий покупается по $1.880 при цене на российском рынке $1.050. Ценовая "вилка" по изделиям из стали достигает почти 100%. Это первый этап сложной схемы получения ренты. Заметим, что в случае, если менеджеры предприятия участвуют во всех трех этапах, прибыль им гарантирована вне зависимости от реального положения предприятия.

Второй этап схемы по формированию канала сбыта продукции МТЗ по демпинговым ценам - покупка электроэнергии. Вместо 0,6-0,8 цента за 1 Квтч на российском рынке электроэнергия обходится в 1,8 цента. При этом МТЗ не имеет права напрямую заключать договоры с оптовыми поставщиками энергии, в т.ч. российскими. Опять нужны посредники, с которыми за энергию расплачиваются тракторами. Естественно, с согласия "Белэнерго" и с ведома руководства МТЗ. Таким образом, входные цены на сырье и энергоресурсы для завода завышены настолько, что номинальная продажная цена в $14 тыс. нужна лишь для чиновников и статистиков. Реально для организаторов цепочки она составляет от $4 тыс. до $7 тыс. И здесь наступает третий этап получения ренты - реализация трактора на российском или ином рынке. На этой стадии возможна даже продажа товара без накруток, по "себестоимости".

ВЛАСТЬ НАРОДА. НАД КЕМ?

Таким образом, идет процесс узаконенного разрушения рынка для МТЗ. Цель очевидна - загнать предприятие в тупик и стать его реальным собственником, предложив товарный кредит и свою сбытовую сеть. Масштаб таких схем пугает. Приведем лишь один пример. Концерн "Белресурсы" заключил с МТЗ контракт, по которому завод отгрузил продукцию на $45 млн. для погашения долгов за энергию. 50% стоимости тракторов должно было быть оплачено деньгами, 50% - зачетами и векселями. Из 2.167 отгруженных тракторов на сумму 33 млрд. рублей на завод было перечислено только 1,4 млрд. Остальное погашено векселями и энергозачетами. Такая лояльность в расчетах объясняется тем, что "Белресурсы" являются государственным концерном, который выполняет прямые указания Лукашенко. Впрочем, дело отнюдь не в "Белресурсах" или любом другом посреднике. Дело в принципах организации производства и сбыта продукции. Чем дольше будет работать такая схема, тем меньше шансов на то, что завод уйдет к стратегическому инвестору. Руководители концернов и предприятий лишь быстро адаптируются к тем правовым и экономическим рамкам, которые для них устанавливает президент и правительство. Глупо было бы ожидать, что директора будут действовать вопреки собственным интересам и во благо страны и некой аморфной национальной идеи. Без четкого определения прав собственности, ценовой либерализации и перехода на денежные расчеты проблемы МТЗ не решишь.

МАЗ: ГОЛОВЫ ПОСЫПАЮТ "ПИПЛОМ"

Большие заводы не могут обойтись без ценовых схем, которые выводят деньги за пределы официальных счетов. Чем больше у предприятия структурных подразделений и филиалов, чем больше поставщиков завязано на производство конечной продукции, тем проще прятать концы в воду. Белорусским предприятиям, завязнувшим в бартерных снабженческо-сбытовых схемах будет очень сложно самостоятельно входить на российский и иные рынки. Время ушло, причем для многих промышленных гигантов Беларуси - безвозвратно. В качестве "звоночка" вполне можно рассматривать поступившее МАЗу и БМЗ от российского бизнесмена Дерипаски и губернатора Ярославской области Лисицына предложения войти в состав "Сибирского алюминия", продав ему 51% акций. ФПГ "Белрус-авто" оказалось очередной пустой ширмой, которую отодвинули за ненадобностью. Предложение россиян звучит как ультиматум. Если МАЗ откажется, ярославские двигатели сразу станут гораздо дороже. И поставки могут вдруг резко упасть.

А ведь когда-то Беларусь выделяла ярославскому заводу деньги на новые разработки. Как оказалось сегодня, своими руками строила себе западню.

В прошлом году "Белэнерго" провел зачет за поставленную из России электроэнергию. Казалось бы, обычное дело. На этот раз расчетной единицей были МАЗы. В схему были встроены ЗАО "Интер РАО ЕЭС" и американская компания G.E.O.S. сorporation, которая получила право требовать долг с ГП "МАЗ" на сумму $1,33 млн. Затем это право было уступлено россий-ской фирме "Сельхозпроизводители", с которой у МАЗа был договор на поставку автобусов. 10 штук МАЗ-104С пошли по цене $133 тыс. РАО "ЕЭС" списало сумму долга за поставленную энергию. Российский оператор должен вернуть РАО сумму $591,2 тыс. по внутренним российским тарифам. Эта сумма в 2,25 раза меньше стоимости продукции, поставленной по взаимозачету. Эти "ценовые качели" привели к тому, что автобус МАЗ-104 обошелся G.E.O.S. corporation в $59,12 тыс., а не в $133 тыс. Экспортная же цена "за деньги" данного автобуса составляет $81,76 тыс. Таким образом, при продаже 10 автобусов образовалась вполне приличная разница в $226,4 тыс., или 17% от суммы взаимозачета.

Весьма любопытно взглянуть на официальные цифры Минстата через призму вышеописанных схем. Это лишь типичные примеры всеохватывающей практики торгово-финансовых отношений. Снимите "ценовую накипь", отнимите объем продаж, обеспечиваемый различного рода операторами за маржу, сократите валовый продукт на сумму товаров, получаемых россиянами только в обмен на будущее право получить в собственность предприятия. А ведь за последнее время появилось большое количество современных российских предприятий, которые даже при равенстве цен на базовые факторы производства переигрывают белорусские. Они также стремятся занять завидную нишу. Вот вам и цена безудержного, бессмысленного и беспощадного роста ВВП ради удовлетворения политических амбиций.
Добавить комментарий
Проверочный код