Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№27 (293) 16 июля 2001 г. Политика

ВЕРСИИ: ПОЧЕМУ МОЛЧИТ ШЕЙМАН?

16.07.2001
Ася ТРЕТЮК

Сколько Лукашенко находится у власти, столько времени фигура Виктора Шеймана следует за своим патроном невидимой тенью, вызывая у многих панический страх и трепет. Так было в бытность Шеймана шефом Совета безопасности, так продолжается и сейчас, когда он находится на более "мирной" должности - генпрокурора республики. И это при том, что на публике Виктор Владимирович практически не появляется, предпочитая все больше руководить в кабинетной тиши. О встречах с журналистами и вовсе говорить не приходится - эта тема, похоже, не подлежит обсуждению. Итак, почему молчит Шейман?

Cтанислав НОВИКОВ, начальник отдела по надзору за соблюдением законности прокуратуры республики. Привет генеральному прокурору передавайте лично. Есть у него соответствующие помощники, которые занимаются этим вопросом - есть товарищ такой, с которым журналисты постоянно обращаются, - Таранов. Вот с ним и разговаривайте. В постановке вашего вопроса уже содержится каверза. А мы не привыкли так вести разговор: почему да отчего?



Алексей ТАРАНОВ, руководитель пресс-центра прокуратуры республики.
Это его право, а не обязанность. Нет такого положения, которое обязывало бы должностное лицо встречаться с журналистами. Мы, кстати, сегодня по Завадскому начали рассылку о завершении следствия по этому делу. Закон о печати дает право предоставлять журналистам информацию, но не обязывает руководителей каких-то ведомств давать пресс-конференции. Поэтому тут с законом все в порядке.



Вячеслав ЛЮБОВИЦКИЙ, военный прокурор.
(Услышав вопрос, бросил трубку, не проронив ни слова. Причем сделал это дважды.)



Владимир ПТАШНИК, заместитель председателя Верховного суда.
Так это же вопрос не ко мне. Я никогда над этим вопросом не задумывался. Судебная власть занимается своим делом. А чем занимается руководитель другого ведомства, судебная власть не вмешивается - мне это Конституцией запрещено.



СУДЬЯ, пожелавший остаться неназванным.
Шейман не появится на публике - это его стиль, он всегда не любил смотреть в глаза и говорить то, что думает. Таким он и останется, на какой бы пост его ни назначили. Будь он президентом либо председателем Белтелерадиокомпании, Шейман все равно будет оставаться в тени. Я видел его на пленумах Верховного суда, на совещаниях руководителей судебных и административных органов, где он озвучивает грамотно подготовленные для него речи. Не сказал бы, что он по бумажке читает, но текст он знает так, что не возникает никаких вопросов. А отсутствие высшего юридического образования на нем не сказывается - у него прекрасные заместители, а должность прокурора республики - политическая.



Евгений СМИРНОВ, заместитель председателя Высшего хозяйственного суда.
Думаю, об этом надо спросить Виктора Владимировича. Должно быть, на это у него есть основания - это дело прокуратуры. Если у вас появится вопрос, связанный с системой хозяйственных судов, я готов на любой ваш вопрос ответить. А то, что касается других сфер, они руководствуются своими законами.



Георгий ВАСИЛЕВИЧ, председатель Конституционного суда.
Ну вы же понимаете, что этот вопрос не ко мне. Вот когда я буду проводить пресс-конференцию о деятельности суда за полугодие, то готов ответить на любой ваш вопрос.



Татьяна МАТУСЕВИЧ, заместитель председателя Республиканского союза адвокатов.
Никогда не задумывалась над этим. Для защиты гражданина в суде мне главное выяснить позицию этого гражданина по делу. А дает ли интервью журналистам прокурор республики или министр внутренних дел, от этого защита моего клиента не зависит.



Вера СТРЕМКОВСКАЯ, адвокат юридической консультации Первомайского района Минска.
Закон о прокуратуре не обязывает его проводить пресс-конференции - это его право, но не обязанность. Не считает нужным встретиться с журналистами - его никто не вправе заставить сделать это. Ведь Шейману предстоит не просто появляться на публике, а докладывать о деятельности его ведомства. Причем речь идет не об абстрактных понятиях, а о результатах расследования конкретных уголовных дел. Не имея высшего юридического образования, делать это не так-то просто. А тут в стране люди исчезают, общественность требует от генпрокурора найти исчезнувших. А рапортовать общественности вроде как и не о чем.



Александр ПЕТРАШ, первый заместитель министра юстиции.
Вы у Шеймана и спросите. Откуда я знаю, почему он не хочет давать интервью? Нигде не записано, что он обязан выступать, отчитываться, рассказывать.



Зинаида ГОНЧАР, супруга исчезнувшего заместителя председателя Верховного Совета 13-го созыва Виктора Гончара.
Общеизвестно, что молчание - это тоже соучастие. Если, находясь на посту генпрокурора, ты владеешь информацией, в конце концов ты просто обязан ею владеть, и если ты молчишь, значит, скрываешь что-то от общественности. Все понятно и просто.



Анатолий ЛЕБЕДЬКО, председатель ОГП.
Шейман молчит не только в должности генпрокурора. Он молчал и будучи депутатом Верховного Совета 12-го созыва и, насколько я помню, выступил два или три раза за шесть лет своего пребывания в парламенте. Это вообще-то стиль людей, которые достаточно много знают. Когда ты много знаешь и много делаешь, лучше всего молчать. Когда делают хорошие дела, люди не стыдятся о них говорить. О плохих делах предпочитают молчать. Кроме того, что у Шеймана есть какие-то врожденные качества, у него получилось очень хорошее сочетание для такой миссии, которую он сегодня выполняет, именно находясь в прокуратуре республики. Думаю, здесь сказывается еще и уровень профессионализма, потому что юриспруденция, прокуратура - это достаточно серьезное направление деятельности в любой стране, включая Беларусь. Поэтому можно просто нелепо выглядеть, когда журналисты, владеющие этой темой, могут задавать некие вопросы, а ты просто можешь запутаться в юридической терминологии. Шейман много может сегодня рассказать о "громких делах", но он вынужден по роду своей деятельности закапывать информацию все глубже и глубже. Поэтому он молчит.



Юлия ЧИГИРЬ, супруга экс-премьера Михаила Чигиря.
Моя версия такова: людям, подобным Шейману, свойственно молчание, чтобы потом, когда придет время отвечать по закону, их слова не могли быть использованы против них самих. Если говорить о привлечении граждан к уголовной ответственности по сфабрикованным делам, то, думаю, Шейман имеет к ним самое прямое отношение: вспомните, что основанием для возбуждения многих политически мотивированных уголовных дел была именно докладная записка руководителя Совбеза. Поэтому Шейману не остается ничего другого, как ходить на доклады к президенту, а журналистов, особенно независимых изданий, он панически боится - это же видно невооруженным глазом.



Леонид МИНДЛИН, телережиссер.
На моей памяти был только один брифинг в 1997г., где был Шейман. Шейман зачитал свое заявление по поводу погранвойск и нелегальной миграции. Больше никаких встреч не было. Думаю, это в его жанре. Во-первых, этот человек любит вообще в тени работать - как ни странно, он был когда-то замполитом - а значит, как политработник он должен уметь общаться с людьми. Может, он тогда слишком много общался с бойцами и сейчас предпочитает молчать. Да и что он может сказать? Ни по одному из этих "громких" дел ему нечего сказать, независимо от того, знает он что-то или не знает на самом деле.



Василий МИТРОФАНОВ, пенсионер
:

Вы поймите, Шейман отвечает за всю республику, он много работает, ему некогда ругаться с журналистами, которые вечно чем-то недовольны: то Лукашенко передразнивают "трасянкай", то Шеймана винят за исчезновения людей, то "вертикальщики" взятку берут. Вот бы сами взяли и нашли преступников. Так нет, ругают этого Шеймана, а для чего у нас аж 100 тыс. "ментов", разные спецслужбы, КГБ? Пусть бы заставили их работать, а не проедать почем зря хлеб - наплодили, понимаешь ли, короедов, а виноват во всем президент и, как его там, Шейман. Я все сказал.
Добавить комментарий
Проверочный код